Доступность ссылок

Срочные новости

«Если надо, и длина бороды будет расписана»


Нурлан Ермекбаев (слева), министр по делам религий и гражданского общества Казахстана. Астана, 29 января 2018 года.

Определение «деструктивного религиозного течения» хочет внести в законодательство Казахстана министерство по делам религий и гражданского общества через разработанный им законопроект. Какие именно направления отнесут к «деструктивным», пока не ясно, но некоторые признаки «деструктивности» планируют поставить под запрет. Власти говорят, что список будет готов позже и туда могут попасть «псевдосалафизм и ку-клукс-клан».

«ДЕСТРУКТИВНОСТЬ» В ЗАКОНОПРОЕКТЕ

Министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев после презентации поправок к закону «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» сказал журналистам, что предложенные изменения предусматривают запрет «на публичную демонстрацию атрибутов и внешние признаки деструктивных религиозных течений». Четкой формулировки «деструктивных религиозных течений» нет (об этом чуть ниже), но есть инициатива регламентировать, к примеру, допустимую форму и длину бороды, которую, похоже, разработчики проекта относят к проявлению «деструктивности». Министр добавил, что, «если надо, и длина бороды будет расписана».

— Речь не идет о любой бороде, речь не идет о священнослужителях. Речь идёт только о тех, по кому будет принято решение, что это люди придерживаются деструктивных религиозных течений, — заявил Нурлан Ермекбаев.

Деструктивные признаки в Казахстане хотят определять по «подзаконному акту между МВД и КНБ», который, как планируется, появится после принятия поправок к закону «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». По мнению министра, эти признаки могут быть «как внешние, так идеологические, концептуальные и психологические».

В Казахстане могут запретить бороду и паранджу:

В Казахстане могут запретить бороду и паранджу
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:47 0:00

Под деструктивным религиозным течением в законопроекте понимается «совокупность религиозных взглядов, идей, учений, представляющих угрозу охраняемым правам и свободам человека, направленных на ослабление и (или) разрушение нравственных устоев, духовных и культурных ценностей».

Немногие священнослужители, которые были на презентации законопроекта, не смогли ответить на вопрос, какие течения следует отнести к деструктивным. Некоторые из них обвинили журналистов, что те не понимают, что речь идет о запрещенных религиозных организациях в Казахстане.

По словам министра, в общественных местах будет запрещено носить предметы одежды, которая препятствует распознаванию лица. Этот пункт планируют внести в кодекс об административных правонарушениях. Протоколы на женщин, как предполагается в никабах, — сами разработчики не дают названия этим атрибутам одежды — будут составлять полицейские. Штрафы для «нарушителей» будут начинаться от 50 месячных расчетных показателей (более 120 тысяч тенге).

Гражданам Казахстана, как предлагают в проекте, ограничат выезд за пределы страны для получения религиозного образования. Эта норма объясняется стремлением «избежать попадания под влияние деструктивных элементов и взглядов».

— Законопроект предполагает ограничить выезд тем, кто не получил базового высшего религиозного образования в Казахстане. Исключение могут составлять на основе международных договоров и соглашений... Получил базовое религиозное образование у нас в стране, а потом может выезжать, — говорит Нурлан Ермекбаев.

По мнению верховного муфтия председателя Духовного управления мусульман Казахстана Серикбая Ораза, это «правильно, потому что у человека уже будет сформировано мировоззрение, а дальше он будет расширять свой кругозор, получать дополнительное образование, так у него уже есть фундамент».

Серикбай Ораз (в центре), верховный муфтий, председатель Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК). Астана, 29 января 2018 года.
Серикбай Ораз (в центре), верховный муфтий, председатель Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК). Астана, 29 января 2018 года.

В министерстве по делам религий законопроектом также намерены расширить функции полицейских «с целью профилактики преступлений, связанных с религиозной деятельностью».

— Полицейские смогут устанавливать гласное наблюдение за подозрительными лицами, которые проявляют предпосылки для совершения преступлений или правонарушений, в том числе выносить им официальные предостережения в случае, если их действия создают условия для совершения административных правонарушений, если их действия могут привести к более тяжким последствиям, полиция может их ставить на криминалистический учет, и проводить необходимые следственные действия, — говорит Нурлан Ермекбаев.

ВОПРОС О НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ НА БОГОСЛУЖЕНИИ

«Предметом дискуссий» в рабочей группе парламента, как надеются некоторые из приглашенных на презентацию представителей религиозных объединений, будет вопрос об участии несовершеннолетних в богослужении. Поправками предполагается, что до 16 лет ребенок может посещать церковь или мечеть с одним из родителей или близким родственником при условии, что не возражает другой родитель. Ответственность за участие ребенка в богослужении ложится на руководителя религиозного объединения.

— Я думаю, что они тоже понимают, что между пьяным дебоширом и человеком, который учит «не укради, не убей, почитай родителей своих», есть разница. Я думаю, это будет приниматься во внимание, потому что достаточно жаркие дискуссии, — говорит Азаттыку архиепископ Евангелическо-Лютеранской церкви Юрий Новгородов.

По его словам, «дети должны иметь возможность быть в церкви», но как найти золотую середину и оградить их от лишнего, и в то же время не запретить им ходить — это другой вопрос и предмет дискуссий». Архиепископ Новгородов считает, что в 16-летний подросток — уже сформировавшаяся личность.

Позиция Православной церкви Казахстана была учтена в ряде поправок к законопроекту, сказал в мажилисе митрополит Астанайский и Казахстанский Александр, добавив, что надеется на дальнейшую работу в рабочей группе.

— Законопроект, который презентован министерством по делам религий и гражданского общества, нужен, важен и значим, — говорит митрополит Александр.

Архиепископ Римско-католической Архиепархии Святой Марии в Астане Томаш Бернард Пэта говорит Азаттыку, что «достаточно будет, если родители один раз дадут ребенку бумагу-разрешение и передадут священнослужителю».

— Дети тоже имеют право узнавать о Боге, но, с другой стороны, родители отвечают за них, здесь надо баланс. Это достаточно будет, если родители в письменном виде согласятся: они не всегда могут рядом с ребенком быть, — говорит Томаш Бернард Пэта.

Читайте также: «Невнятные» формулировки в законопроекте о религии

В Казахстане были случаи привлечения к уголовной ответственности представителей общин Адвентистов седьмого дня и Свидетелей Иеговы за то, что кто-то из родителей был против участия ребенка в богослужении, а пасторы общины якобы не приняли необходимых мер. Некоторые эксперты выражают опасения, что эта норма может быть использована против небольших общин в Казахстане, которые нередко называют «нетрадиционными». Обеспокоенность правозащитников вызывает и размытость понятия «деструктивное религиозное течение».

В представленном в августе прошлого года докладе Госдепартамента США «Религиозная свобода в мире» отмечается, что власти Казахстана разделяют религиозные объединения на традиционные и нетрадиционные, оказывая поддержку первым и строго контролируя и подвергая гонениям вторые.

Редактор и журналист сайта правозащитной организации «Форум-18» Феликс Корли ранее выразил мнение, что разработанный правительством законопроект о религиозных объединениях не устранит имеющиеся нарушения Казахстана по международным обязательствам, а, наоборот, добавит. Исследователь религиозной ситуации, национальной идентичности и советского наследия в Центральной Азии Хелен Тибо, доцент Назарбаев Университета, говорила Азаттыку, что запреты и ограничения, позиционируемые как меры по профилактике экстремизма, не будут эффективны и могут породить новые проблемы.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG