Доступность ссылок

Срочные новости

Нижняя палата казахстанского парламента приступила к работе над поправками к закону «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». Разработчик в лице правительства считает, что законопроект «минимизирует возможности использования религии в экстремистских целях». Независимые эксперты находят в проекте «невнятные и непредсказуемые» формулировки, произвольная трактовка которых может обернуться против законопослушных граждан.

Депутат парламента Маулен Ашимбаев заявил в мажилисе, что этот законопроект «направлен на совершенствование законодательства в сфере религиозной деятельности по недопущению использования религий в деструктивных целях, незаконного вовлечения несовершеннолетних детей в богослужение, религиозные обряды, церемонии и собрания, незаконного проведения религиозных мероприятий, проповеднической деятельности и по усилению координации работы государственных органов в сфере религиозной деятельности». Депутат поддерживает позицию разработчика проекта — министерства по делам религий и гражданского общества — в том, что эти поправки «послужат основой для укрепления светских принципов государства и минимизируют возможности использования религии в экстремистских и иных деструктивных целях».

Маулен Ашимбаев, депутат мажилиса, председатель комитета по международным делам, обороне и безопасности.
Маулен Ашимбаев, депутат мажилиса, председатель комитета по международным делам, обороне и безопасности.

Законопроект предлагает нормы, которые «позволят регулировать» получение духовного образования за рубежом, участие госслужащих в религиозной деятельности, запрет на ношение предметов одежды, препятствующих распознаванию лица в общественных местах с наложением штрафа до 240 тысяч тенге (100 месячных расчетных показателей). Кроме того, законопроект предусматривает запрет на ношение предметов одежды «деструктивных идеологических течений, распространение и рекламирование их вероучения в СМИ».

Определение «деструктивности» в законопроекте, который министерство по делам религий и гражданского общества опубликовало на своем сайте в прошлом году, выглядит расплывчатым. «Деструктивным» называют течение, которое представляет «угрозу охраняемым правам и свободам человека и гражданина» и ведет деятельность, «направленную на ослабление и разрушение нравственных устоев, духовных и культурных ценностей, религиозных чувств и традиций народа». Вообще к характеристике «деструктивные течения» казахстанские власти нередко обращаются тогда, когда те или иные направления «не укладываются» в русло поддерживаемых государством религий.

Судя по проекту, в Казахстане планируют запретить детям участвовать в религиозных обрядах без взрослых. Также обязательным условием в законе планируют прописать «чтобы второй родитель не возражал». Таким мерами, как уверены чиновники из министерства по делам религий и гражданского общества, они защитят детей «от деструктивных влияний религиозного характера». Наказывать провинившихся предлагают штрафами в размере 100 месячных расчетных показателей с приостановлением деятельности сроком на три месяца. Как считают некоторые активисты, это может стать предлогом для гонений на неугодные религиозные общины.

Читайте еще: «Ограничения могут породить новые проблемы»

НОВАЯ РЕГИСТРАЦИЯ?

Редактор и журналист сайта правозащитной организации «Форум-18» Феликс Корли говорит Азыттыку, что законопроект не устранит имеющиеся нарушения Казахстана по международным обязательствам, а, наоборот, добавит. Ранее ООН и ОБСЕ указывали стране на несоответствие определенных норм в принятом в 2011 году законе «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», но Астана их проигнорировала.

— В окончательном варианте законопроекта добавили требование, что все религиозные организации должны проходить перерегистрацию в министерстве юстиции в соответствии с новыми требованиями. Только ДУМК (Духовное управление мусульман Казахстана) и православная церковь существуют в соответствии с новыми требованиями. Будет Минюст перерегистрировать все существующие религиозные объединения? — вопрошает Феликс Корли.

Начало крестного хода к Софийскому собору. Алматы, 19 мая 2017 года.
Начало крестного хода к Софийскому собору. Алматы, 19 мая 2017 года.

По словам заместителя председателя комитета по делам религий министерства по делам религий и гражданского общества Еркина Онгарбаева, «скорее всего, никакой регистрации не будет».

— Почему этот вопрос возник? Мы уточняем понятие местного религиозного объединения и уточняем понятие регионального религиозного объединения. У нас же три момента: есть местное, региональное и республиканское. Мы уточняем понятие по просьбе некоторых религиозных объединений два этих понятия, в связи с этим возник вопрос, что будет перерегистрация. Насколько у нас сейчас позиция сформирована, не думаем, что у нас будет перерегистрация. Наверное, этот вопрос коснется только тех, кто заново будет регистрироваться, а тех, кто уже зарегистрировался, видимо, не коснется, — говорит Еркин Онгарбаев Азаттыку.

По словам Онгарбаева, пока речь идет только о проекте, но он не отрицает присутствия момента с перерегистрацией.

— Мне кажется, в целом это предложение не пройдет. Разные позиции бывают, и мы говорим только о предложениях. С учетом того, что общественное мнение, эксперты высказывают свои позиции, [законопроект] меняется. В первом законопроекте, который был опубликован, была вакцинация. Общественность ее осудила, упор делался на то, что вакцины у нас не совсем качественные, проблемы могут возникнуть у детей. Минздрав начал свою позицию высказывать, что надо разъяснительную работу провести. Мы же норму о вакцинации сейчас устранили, — говорит Еркин Онгарбаев.

По словам Онгарбаева, разработчики планировали наказывать штрафами родителей, которые отказываются от вакцинации своих детей, но позже от этого отказались.

— Законопроект совершенствуется, было несколько вариантов, и думаю, в конечном счете мы хороший законопроект примем, который будет устраивать как религиозные объединения, так и общественность, — говорит Еркин Онгарбаев.

Молитва в первый день мусульманского праздника Курбан-айт у мечети "Нур Астана". Астана, 1 сентября 2017 года.
Молитва в первый день мусульманского праздника Курбан-айт у мечети "Нур Астана". Астана, 1 сентября 2017 года.

ВСЛЕД ЗА УЗБЕКИСТАНОМ И РОССИЕЙ

Феликс Корли отмечает, что в Казахстане в этот раз не привлекали международных экспертов к анализу проекта закона. Как заявляют сами разработчики, они перенимают теперь опыт таких стран, как Узбекистан и Таджикистан.

Директор неправительственной организации «Правовой медиа-центр» Диана Окремова говорит, что в кодекс об административных правонарушениях планируют внести не только увеличение штрафов за оскорбление чувств и достоинства верующих, но и норму, предусматривающую наказание за оскорбления чувств неверующих, — от 100 до 300 месячных расчетных показателей, то есть штрафы могут превышать сумму в полмиллиона тенге. По мнению Окремовой, «это одна из самых невнятных и непредсказуемых формулировок», по типу статьи 174 уголовного кодекса «Возбуждение розни», которую критикуют за расплывчатость и применение по отношению к «инакомыслящим». Окремова выражает опасения, что статья об «оскорблении чувств неверующих» может стать «еще одной удавкой для свободы слова». Она говорит, что под оскорбление чувств верующих можно подвести кого угодно и что угодно при большом желании, так как отсутствует принцип предсказуемости и предопределённости.

Диана Окремова, директор неправительственной организации «Правовой медиа-центр».
Диана Окремова, директор неправительственной организации «Правовой медиа-центр».

— Учитывая опыт России, где есть эта статья «оскорбление чувств верующих», наши коллеги возмущены их судами, которые у них проходили и насколько они необъективны были. Проблема этой статьи, как и другой статьи, связанной с оскорблениями, — нет четкого понимания, что дальше будет, как люди должны трактовать. Что такое «оскорбить чувства неверующего»? Сказать, что ты атеист и я не разделяю твои взгляды, или сказать в грубой форме? На мой взгляд, это совершенно бессмысленно. Эта статья такая превентивная, как много у нас принимается в законодательстве, чтобы люди боялись, — говорит Диана Окремова, добавляя, что некоторые ее коллеги называют документ не законопроектом о религии, а проектом «против религий».

В Ассоциации религиозных объединений Казахстана (АРОК) считают, что любые ограничения свободы совести, религии или убеждений должны проходить тест на их допустимость, согласно ратифицированным Казахстаном положениям Международного пакта о гражданских и политических правах и Конституции. «Когда такие ограничения имеют место, государства обязаны доказывать их необходимость и принимать только такие меры, которые требуются для достижения законных целей с точки зрения обеспечения непрерывной и эффективной защиты прав по Пакту», — говорится в заключении АРОК.

Что такое «оскорбить чувства неверующего»? Сказать, что ты атеист и я не разделяю твои взгляды, или сказать в грубой форме? На мой взгляд, это совершенно бессмысленно. Эта статья такая превентивная, как много у нас принимается в законодательстве, чтобы люди боялись.

В заключении отмечается, что три года назад Казахстан посетил специальный докладчик ООН по вопросу о свободе религии или убеждений Хайнер Билефельдт и в своих выводах рекомендовал стране привести нормы законодательства и правоприменительную практику в области защиты свободы совести и религии в соответствие с международными стандартами, но разработчиками они не были учтены.

Читайте также: «Они считают себя верующими, но не соблюдают все религиозные обряды»

Действующий закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» был принят в 2011 году, международные правозащитные организации критиковали документ за ограничительные нормы и за прописанное в законе обязательство для религиозных объединений пройти перерегистрацию в органах юстиции (процедуру, к слову, прошли не все объединения).

В представленном в августе прошлого года докладе Госдепартамента США «Религиозная свобода в мире» говорится, что принятый в 2016 году в Казахстане закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму» способствовал еще большему ограничению свободы вероисповедания. В докладе подчеркивается, что в Казахстане продолжают арестовывать, задерживать и заключать в тюрьму членов религиозных групп, криминализуя их высказывания как «разжигание религиозной розни». Преследования активизировались после кровопролитных нападений летом 2016 года в Актобе и Алматы, ответственность за которые власти возложили на «последователей радикальных, нетрадиционных религиозных течений». Через несколько месяцев после вооруженных атак в Казахстане создали министерство по делам религий и гражданского общества, которое представило концепцию политики в религиозной сфере (в которой власти признали наличие проблемы радикализации молодежи), а позже и проект закона на основе концепции.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG