Доступность ссылок

Срочные новости

«Это проблема не межэтнических отношений, а проблема институтов государства»


Жительница села Сортобе Жамбылской области во дворе своего дома, сожженного во время межэтнических столкновений в ночь на 8 февраля.

События в Кордайском районе Жамбылской области — не первый в Центральной Азии межэтнический конфликт. Сергей Абашин, доктор исторических наук, профессор антропологии в Европейском университете в Санкт-Петербурге, автор книги «Национализмы в Средней Азии: в поисках идентичности», считает, что проводимая в странах Центральной Азии политика в сфере межэтнических отношений, доставшаяся в наследство от Советского Союза, не способна решить накапливающиеся проблемы. По мнению эксперта, странам региона для предотвращения межэтнических конфликтов необходимо укреплять государственные институты и обеспечивать равный и справедливый доступ граждан к экономическим и политическим ресурсам.

Азаттык: Чем межэтнические отношения в Центральной Азии отличаются от отношений такого рода в других частях мира? Можно ли говорить о том, что представители титульных наций в этом регионе склонны к проявлению национализма и своего превосходства над другими нациями?

Сергей Абашин: Во времена Советского Союза была создана иерархия наций, где одна нация считалась престижной, а другая была более низкой. Их доступ к власти и ресурсам был неравномерным. В такой ситуации определенные конфликты и противоречия были закономерны. Однако эти группы не только конфликтуют, но и взаимодействуют, обмениваясь ресурсами, вступая в какие-то отношения. Специфика современной Центральной Азии заключается в ее советской истории, в советском прошлом. У этого советского прошлого были две важные особенности. Одна заключалась в том, что этничность в советское время была институционализирована, то есть она была превращена в важный элемент не просто самосознания, а в важный комплекс институтов-практик. В Советском Союзе 20-го века были созданы национальные республики в этническом смысле. В других странах, к примеру во Франции, «ты прежде всего француз», а этничность там стараются не институционализировать, это является личным делом каждого. В Советском Союзе это не было личным делом, все выражалось в наличии автономных республик, различных институтов, которые занимались разными отдельными этническими группами, и сами национальные государства понимались как государства определенных этнических групп. После развала Советского Союза независимые государства сохранили эту тенденцию в том же виде. Я не говорю, что это хорошо или плохо, но такова ситуация, так это происходит.

Сергей Абашин, доктор исторических наук, автор книги «Национализмы в Средней Азии: в поисках идентичности».
Сергей Абашин, доктор исторических наук, автор книги «Национализмы в Средней Азии: в поисках идентичности».


Другая важная сторона — это риторика «дружбы народов», которая интересна сама по себе. Она подразумевает, что эти народы существуют, то есть общество уже разделено на народы, разные этнические группы, но при этом существует такая практика, такие институты, которые символизируют эту дружбу и совмещают интересы этих разных этнических групп и взаимодействуют между собой. Именно эти институты, начиная с каких-то фольклорных вещей и заканчивая национальными сообществами, строят взаимодействие с властями.

Азаттык: Чем отличается недавний этнический конфликт между казахами и дунганами в Кордайском районе Жамбылской области Казахстана от аналогичных событий в регионе?

Сергей Абашин: Если обратить внимание на более широкий контекст, мы видим массу похожих конфликтов. Мы знаем целую серию конфликтов в Казахстане, которые изначально имели локальный характер, в том числе с курдами, турками и другими [этническими] группами. Они тоже вырастали из каких-то бытовых ссор и превращались в масштабные и в разной степени кровавые столкновения.

Если посмотрим на другие страны, то легко вспомним похожие, но более масштабные конфликты на юге Кыргызстана (имеет в виду конфликт между кыргызами и узбеками в Оше в 2010 году, в результате которого погибло более 400 человек. —​ Ред.) и события 1989 года в Фергане в Узбекистане. Изначально это тоже был бытовой конфликт, который привел к смерти человека, и затем последовали трагические масштабные события. То есть это целая серия похожих друг на друга конфликтов, которые имеют одинаковую логику и одинаковые трудности для интерпретации.

Во всех этих конфликтах есть главный парадокс — конфликт обычно вырастает из каких-то простых бытовых столкновений, даже уголовных. Эти конфликты встречаются среди представителей самых разных национальностей, и даже среди людей одной национальности. Но они не всегда приводят к таким масштабным столкновениям. Но в какие-то моменты после таких бытовых конфликтов идет мобилизация людей по этническому признаку, и мы видим, как бытовой конфликт превращается в этнический. То есть люди, которые изначально не участвовали в бытовом конфликте и никак не связаны с местом его локализации, начинают стекаться к месту конфликта. Идет массовая мобилизация, убивают, поджигают дома только по признаку этничности, не по признаку конкретной вины. Это представляет некоторую трудность для интерпретации, потому что во всем этом есть момент стихийности. Но стихийность не в плане отсутствия организации. Во время конфликтов используют много механизмов мобилизации людей, в том числе Интернет, какие-то молодежные сети. Последствия таких конфликтов не всегда соответствуют поводу. Между ними есть большой разрыв. Агрессия людей, вырастающая из бытовых конфликтов, имеет спонтанный, иногда иррациональный характер. Эта еще одна особенность конфликтов, имевших место в Центральной Азии за последние 30 лет.

Ночь погромов. Кровопролитие. Репортаж Азаттыка из Кордайского района:

Ночь погромов. Кровопролитие
please wait

No media source currently available

0:00 0:15:33 0:00


Говоря о причинах конфликта, нужно обратить внимание на то, на каком фоне разворачиваются эти события. Это какие-то экономические и социальные сложности. Как правило, такие конфликты происходят в сельской местности, в каких-то отдаленных регионах, и понятно, что там существуют какие-то экономические и социальные проблемы. Это может быть и политический фон. Находятся элементы коррупции, элементы клановой поддержки других групп, действующих в собственных интересах. Мы всегда видим в этом какой-то криминал, неформальные группировки, то есть вот эта совокупность общих проблем на уровне страны или локальном уровне, разный доступ к ресурсам, в том числе экономическим и политическим, и всегда существует некий дисбаланс, общий фон, который создает условия для таких конфликтов.

Конфликты не возникают автоматически из-за этого фона. Конфликты возникают время от времени, иногда спонтанно, по стечению обстоятельств. В Казахстане, как я понимаю, есть общий для страны неблагоприятный фон, связанный с экономическими кризисом, сменой власти. Есть свои проблемы в регионе. Предполагаю, что есть разные группы, социальные группы и этнически маркированные группы, люди имеют разный доступ к различным ресурсам, существует какой-то сложный дисбаланс. Но в какие-то моменты создаются точки бифуркации, напряжения, в которых сложный дисбаланс становится причиной внезапной, иррациональной, агрессивной реакции, часто непредсказуемой, которая приводит к тяжелым трагическим последствиям.

Азаттык: На ваш взгляд, что делают власти стран Центральной Азии для предотвращения межэтнических конфликтов?

Сергей Абашин: Большинство стран Центральной Азии действуют исходя из двойной логики. Они пытаются решать их в рамках правил межэтнического взаимодействия. И, соответственно, предлагаются механизмы разрешения этих конфликтов в ключе межэтнических отношений. С одной стороны, выстраиваются самые разнообразные институты дружбы народов: совместные встречи, конгрессы народов, фольклорные институты, создание национальных культурных сообществ. Это один из способов нормализовать межэтнические отношения. Второй способ заключается в том, чтобы ассимилировать этнические меньшинства, а если это не получается, то способствовать проявлению максимальной лояльности к этническому большинству. К примеру, чтобы этнические меньшинства активно изучали язык большинства, культуру. Существует мнение, что межэтнические проблемы полностью будут решены, если язык меньшинства будет вытеснен из общественной среды и все заговорят на языке большинства.

Сотрудники полицейского спецназа, перекрывший движение по дороге между сёлами Масанчи (где живут в основном дунгане) и Каракемер, население которого составляют преимущественно казахи. Жамбылская область, 8 февраля 2020 года.
Сотрудники полицейского спецназа, перекрывший движение по дороге между сёлами Масанчи (где живут в основном дунгане) и Каракемер, население которого составляют преимущественно казахи. Жамбылская область, 8 февраля 2020 года.


По-моему, обе эти стратегии имеют изъяны и они не будут эффективны. На мой взгляд, проблема заключается в доступе к ресурсам, то есть должна быть хорошая большая экономика, в условиях которой разные люди имели бы примерно одинаковый доступ к экономическим и политическим ресурсам. Должно быть крепкое государство. В конфликтных ситуациях полиция, суды и чиновники не способны правильно действовать. Они не знают, что делать. Либо они встают на сторону, которую считают своей. И это проблема не межэтнических отношений, а проблема институтов государства. То есть полиция и суд, специальные органы должны действовать в рамках определенных процедур, бюрократических техник и практик, которые не должны быть увязаны с этничностью. Если человек совершил преступление, то должен быть наказан. Работа по укреплению государственных институтов, экономики улучшает ситуацию, снимает межэтническую напряженность. Если бы, к примеру, в ходе конфликта в Казахстане любые правонарушения, попытки самосуда были бы жестко пресечены со стороны государства, чиновников, полиции, несмотря на этническую принадлежность людей, то мы не имели бы такие трагические последствия.

Сожженные в ночь на 8 февраля здания в селе Масанчи Жамбылской области.
Сожженные в ночь на 8 февраля здания в селе Масанчи Жамбылской области.

ЧТО ПРОИЗОШЛО В КОРДАЙСКОМ РАЙОНЕ?

Вечером 7 февраля в Кордайском районе Жамбылской области произошли столкновения между казахами и дунганами. По официальным данным, в результате конфликта были убиты 10 человек, свыше 100 получили ранения.

В ходе конфликта в приграничных с Кыргызстаном селах Масанчи, Сортобе, Аухатты, Булар-батыр Кордайского района, в которых преимущественно проживают этнические дунгане, было сожжено более 30 домов и 23 автомобиля. Тысячи людей бежали в Кыргызстан. Позже в правительстве сообщили, что часть бежавших в Кыргызстан жителей вернулась в свои дома.


Конкретная причина конфликта не названа. По словам местных жителей и по версии, изложенной МВД, 5 февраля в Сортобе произошел инцидент — жители «не поделили дорогу» (так сказали в министерстве), пострадал пожилой мужчина. Через два дня между казахами и дунганами произошла драка. На этом дело не завершилось: в ночь на 8 февраля сотни людей прибыли в населенные преимущественно дунганами сёла и устроили погромы и поджоги.

После инцидента власти Казахстана создали правительственную комиссию и ввели в Кордайском районе чрезвычайную ситуацию.

В правительстве Казахстана заявили, что в связи конфликтом возбуждено 25 уголовных дел. Однако количество задержанных не приводится. Сообщается, что в ходе конфликта получили ранения 19 полицейских.

После этих событий аким Жамбылской области Аскар Мырзахметов подал в отставку, место главы региона занял теперь уже бывший вице-премьер Бердибек Сапарбаев. Согласно поручению президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, от занимаемых должностей были освобождены заместитель акима области по социальным вопросам Сулушаш Курманбекова, аким Кордайского района Болатбек Байтоле, руководитель департамента полиции Жамбылской области Арман Оразалиев и начальник отдела полиции Кордайского района Азамат Айхимбеков.

Токаев, который после случившегося назвал конфликт «групповой дракой из хулиганских побуждений», обвинил «провокаторов» в усугублении ситуации и «разжигании межэтнического конфликта».

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG