Доступность ссылок

Срочные новости

Эксперт о причинах конфликта в Жамбылской области и путях решения


Сотрудники департамента по чрезвычайным ситуациям рядом со сгоревшим зданием в Масанчи.

В результате массовых беспорядков в Кордайском районе Жамбылской области погибли 10 человек, десятки пострадали. Много жителей этих сёл — этнические дунгане — были вынуждены выехать на время в Кыргызстан.

О возможных причинах конфликта, истории дунганских поселений в Кыргызстане и Казахстане и о путях налаживания ситуации Кыргызская редакция Азаттыка поговорила с кандидатом исторических наук старшим научным сотрудником Центра дунгановедения и китаистики Института истории, археологии и этнологии Национальной академии наук Кыргызстана Али Джоном.

Азаттык: У каждого подобного конфликта есть как явные, так и глубинные причины. Что могло стать причиной последних событий в селах в Казахстане?

Али Джон.
Али Джон.

Али Джон: Дело в том, что я могу судить только по собственному разумению. Насколько я знаю, можно разделить всякую вещь на причины и поводы. Насколько я знаю, в качестве повода называются две версии. Якобы какому-то полицейскому патрулю кто-то оказал сопротивление. Но там жители говорят, что это не имеет никакого отношения к этим событиям. Потому что это был рядовой патруль. Потом говорят, что произошла ссора между представителями казахских сёл и дунганами. Подрались якобы, обе стороны пострадали, и в результате пошли призывы о том, что надо наказать дунган. Собралась толпа, которая пошла громить, поджигать, и всё это вылилось в трагические события.

Насколько я знаю, пострадали несколько сёл: Аухатты, Булар-батыр, Масанчи. Сгорели десятки домов, автомобили, и, оказывается, под этот шумок всякие деклассированные элементы пользуются. Были случаи угона скота, автомобилей.

Азаттык: Могли бы вы рассказать об истории пострадавших сёл?

Али Джон: ​Масанчи раньше называлось Каракунус. При царе одно время называлось Николаевским. Оно основано в 1878 году и явилось первым поселением [дунган] на территории современного Казахстана. Эта группа населения пришла через Нарын в Токмак в 1877 году. Потом им выделили землю на берегу реки Чу. Впоследствии образован еще один населенный пункт — современное название Сортобе. Дунгане называют его Шинчю — Новый канал.

История дунганского народа в последние более чем 140 лет была неразрывно связана с историей казахов и кыргызов.


После развала СССР по соседству жили немцы в Трудовике. После их отъезда дунгане начали расселяться в ту сторону и образовали поселки Аухатты и Булар-батыр. У дунган земли было мало, но рождаемость у дунган высокая. Поэтому проблемы с землей были всегда. Сейчас, насколько я знаю, в очереди на участки для строительства стоят около трех тысяч человек. Правда, в Казахстане была программа поселения на северных территориях. Небольшая группа дунган поехала туда. Но это не решило проблему.

Азаттык: Насколько сильны родственные связи между дунганами со стороны Казахстана и Кыргызстана?

Али Джон: В свое время эта группа переселилась из Токмака туда. Они перезимовали в Токмаке, и часть осталась там. Жители кыргызских сел Искра, Кен-Булун, Ивановка, группа в Токмаке — это родственные группы с дунганами, которые живут со стороны Казахстана. У них есть родственные, брачные связи. Во время Советского Союза на них это никак не отражалось, но сейчас родственники оказались по разные стороны границы. Но связь поддерживают.

История дунганского народа в последние более чем 140 лет была неразрывно связана с историей казахов и кыргызов. Например, перед восстанием 1916 года, в предшествовавших к этому событиях активно участвовал Булар-батыр. Но его заключили в тюрьму, чтобы обезглавить дунган. Но после освобождения он и дунганский народ помогали возвращавшимся из Китая после Уркуна людям, кормили их.

Азаттык: Насколько известно на данный момент, после конфликта в Кыргызстан, бросив свои дома, перешли тысячи жителей сёл, в которых произошел конфликт. Рано или поздно они вернутся к себе домой. Но для этого они должны быть уверены в том, что подобных событий больше не произойдет. Вы, как ученый, какие пути решения проблемы видите?

Али Джон: Уже сейчас общины составляют планы для того, чтобы вести переговоры, улаживать конфликт. Безусловно, это будет на уровне общин. На мой взгляд, и это не только для Казахстана, необходимо во всех случаях соблюдать законность, решать все конфликты законным путем, чтобы они не перерастали в межличностное противостояние. Если говорить о данном случае, об источнике повода для конфликта, виноваты обе стороны. Не бывает, чтобы одна сторона была ангелом, а другая — плохой. Решать этот вопрос надо было в законном русле. Конечно, и религиозным организациям необходимо работать с молодежью, чтобы они понимали, что всякие поступки могут отразиться на мирных людях, которые не ожидали и заслуживали ничего плохого. Для этого необходимы работы общественных и религиозных организаций.

В дунганских селениях мечети имеют очень большое влияние. Сейчас, насколько я знаю, есть намерение подключить дунганскую организацию из России, которую подключит российский муфтият, чтобы он пошел на контакт с казахским для улаживания конфликта.

Азаттык: То есть большую роль должна сыграть народная дипломатия?

Али Джон: Да, но в таких делах должен работать закон. Я не думаю, что наказание какой-то одной стороны уладит конфликт. Тем более, если наказание будет несправедливым. Наоборот, конфликт будет разгораться. Весь субъективизм должен заменяться объективными вещами.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG