Доступность ссылок

Срочные новости:

«Приходят и говорят: "Мы должны увидеть труп"». Семья погибшего во время беспорядков — против эксгумации тела


Погибший Олжас Алимжан. Фото из семейного архива

В последние недели суды в разных частях страны выносят решения об эксгумации тел некоторых погибших в ходе январских событий. В частности, такое постановление есть относительно останков 22-летнего Олжаса Алимжана, который получил ранение во время беспорядков в Алматы и позднее скончался в больнице. Родственники погибшего категорически против вскрытия.

«АКИМ ДАЛ РАЗРЕШЕНИЕ НА ЗАХОРОНЕНИЕ»

8 января семья аксакала Шабена в селе Аксенгир, примерно в ста километрах от Алматы, провела похороны. 22-летний внук, Олжас Алимжан, погиб 5 января в результате ранения, полученного во время беспорядков в Алматы (в свидетельстве о смерти говорится, что рана была огнестрельной).

При въезде в село Аксенгир нам встречается похоронная процессия. «Смерть этого человека — естественная, от Аллаха. О смерти Олжаса [Алимжана] так не скажешь. Бедный парень, подкошен смертью совсем юным», — комментирует подвозящий нас таксист.

Прибываем к дому. Уже на входе слышен женский плач. Это оплакивает внука бабушка Олжаса. Люди всё еще приходят в этот дом с соболезнованиями.

Пока семья пытается справиться с потерей, их ждет новый поворот судьбы. Суд в Жамбылском районе Алматинской области суд принял решение — провести эксгумацию тела Олжаса. 20 января к семье уже приходили сотрудники полиции для выполнения судебного решения.

Бабушка Олжаса Алимжана, Алматинская область, село Аксенгир, 22 января 2022 года
Бабушка Олжаса Алимжана, Алматинская область, село Аксенгир, 22 января 2022 года

Еще до его вынесения департамент полиции города Алматы вызывал Алимжана, отца Олжаса, чтобы узнать о ранении молодого человека.

— Я не забирал сына с улицы. Он два дня провел в больнице. Полдня пролежал в морге. Привез домой, и еще два дня ждали похорон. Когда мы привезли тело, приходил аким села. Он просмотрел документы и дал разрешение на захоронение. Через десять дней после того, как мы его похоронили, приходят и говорят: «Мы должны увидеть труп». С чего?! — говорит отец Алимжан.

Когда стало известно о намерении вскрывать тело, против выступили и жители села. Они в том числе направили протест в полицию. В ответ им посоветовали подать апелляцию на решение об эксгумации.

Алимжан обратился с заявлением 21 января. Районный суд его отклонил, сославшись на то, что заявление было подано на казахском языке, а первое судебное решение было на русском, поэтому на этом языке должна быть и апелляция.

Уроженец Китая Алимжан сейчас ищет человека, который поможет ему подготовить перевод жалобы на русский язык, а семья проводит дни в беспокойном ожидании. Они категорически против того, чтобы тело Олжаса тревожили.

Мнение юриста

Статья 225 уголовно-процессуального кодекса допускает эксгумацию по решению следственного суда для «повторного осмотра или повторного изучения», «опознания», «получения образцов для экспертизы» и «установления иных обстоятельств, имеющих существенное значение для дела». Родственники умершего могут обжаловать эксгумацию.

Юрист Шынкуат Байжанов, представляющий интересы пострадавших во время январских событий, считает, что оснований для эксгумации тел погибших в результате ранений во время беспорядков нет.

— Тела были доставлены в морг из больниц или с мест обнаружения. Все они были осмотрены в морге, были сделаны заключения. Причина смерти указана в медицинских заключениях. Было выяснено, что они погибли в результате полученных огнестрельных ранений. Родственники их опознали. Нет причин для получения образцов. Эксгумация ничем не оправдана, — говорит адвокат.

«СКАЗАЛИ, ЧТО ОПЕРАЦИЯ ПРОШЛА УСПЕШНО...»

В 2002 году аксакал Шабен перевез своего двухлетнего внука Олжаса из Синьцзянского района Китая в Алматинскую область. До шести лет внук жил у деда, потом вернулся в Китай, где учился в школе, а в 14 лет вновь переехал в Казахстан. Окончил школу уже в Алматы, поступил в Алматинский технологический университет. Но после второго курса бросил учебу и занялся ремонтом телефонов и продажей аксессуаров на рынке «Алтын Орда» близ Алматы.

По словам отца Алимжана, утром 5 января сын съездил на рынок, чтобы забрать домой телефоны и запчасти к ним. В 13:30 пообедал, переоделся и вышел и на улицу. Куда он ушел, говорят в семье, они не знают.

Через несколько часов с телефона Олжаса позвонил незнакомый человек и сообщил, что молодой человек ранен и его везут в больницу.

Родственники узнали, что Олжас был ранен во второй половине дня 5 января на площади Республики возле акимата Алматы и госпитализирован. В тот день этот район был эпицентром протестов и беспорядков.

Родственники погибшего говорят, что точно не знают, где и как он был ранен. Около 17 часов 5 января Олжасу начали делать операцию в больнице скорой помощи в Алматы. Завершилась она около 11 ночи.

— Хирург сказал: «Всё прошло хорошо. Он потерял много крови. Сейчас делаем переливание. Теперь ждите». Мы ходили вокруг больницы до рассвета. Утром один из работающих там парней снял на камеру телефона моего сына в реанимации и показал нам. Наш сын лежал подключенным к аппаратам, — говорит Алимжан, отец погибшего.

7 января врачи сообщили, что Олжас скончался. Через несколько часов Алимжан забрал тело сына из алматинского морга. Два дня спустя молодого человека погребли.

Дом, где жил Олжас Алимжан. Алматинская область, село Аксенгир, 22 января 2022 года
Дом, где жил Олжас Алимжан. Алматинская область, село Аксенгир, 22 января 2022 года

«МАТЬ ГОРЮЕТ В КИТАЕ»

Жил Олжас с 80-летними бабушкой и дедушкой. Два года назад его отец приехал в Казахстан из Китая проведать сына, но не смог вернуться в Синьцзян из-за пандемии коронавируса. Мать и младшая сестра Олжаса остались в Китае.

— Мать Олжаса находится на госслужбе в Китае. Ее не выпускают в Казахстан. Дочь сейчас тоже работает. Мать горюет по ту сторону границы. Здесь я убиваюсь от горя, потеряв сына, погибшего от шальной пули в мирное время. Решение властей об эксгумации стало ударом и для меня, и для двух 80-летних пожилых людей, — говорит Алимжан.

Родственники нескольких погибших во время январских беспорядков протестуют с середины прошлой недели, требуя отмены эксгумации тел. Некоторые из них в том числе обратились в редакцию Азаттыка, сообщив, что возражают против вскрытия.

В МВД Казахстана пока никак не прокомментировали сообщения об эксгумации.

2 января в Жанаозене вышли на акцию протеста против повышения цен на газ. Позднее их поддержали в других регионах страны. В ночь на 5 января протесты переросли в массовые беспорядки, когда группа неизвестных совершила нападения на акимат, аэропорт и объекты торговли в Алматы. Власти и эксперты заявили, что протесты 2–4 января проходили мирно, происходившее с 5 января Акорда расценила как «попытку государственного переворота». Официальных объяснений того, что именно произошло, по каким причинам на смену мирным митингам пришло кровопролитие и как действовали силовые структуры, до сих пор не предоставлено.

15 января Генпрокуратура Казахстана сообщила, что с начала введения чрезвычайного положения в морги доставлены тела 225 человек, в том числе 19 сотрудников полиции и военных. Имена погибших до сих пор не оглашены. Из 225 погибших — такое число назвала Генеральная прокуратура — 175 умерли в медицинских организациях. 18 января министр здравоохранения Казахстана Ажар Гиният сообщила о смерти еще двоих пострадавших, которые находились в реанимации. Таким образом, официальное предварительное число жертв возросло до 227.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG