Доступность ссылок

Срочные новости

«Мне до сих пор снятся кошмары с бегущими в лес людьми»


Российские военные приступили к восстановительным работам после взрывов на складе боеприпасов в деревне Каменка под Ачинском Красноярского края. Здесь по-прежнему действует режим ЧС. Местным жителям сначала разрешили вернуться домой после эвакуации. Но затем людей эвакуировали во второй раз. После чего лишь ненадолго разрешили посетить свои дома.

74 жителя Каменки после второй эвакуации нашли приют в пункте временного размещения в соседнем поселке Малиновка. На днях люди отправились предоставленным местными властями автобусом в родной поселок. Им разрешили ненадолго посетить свои дома. Несколько человек, однако, обнаружили на месте дома лишь пепелище. У Надежды Леоновой и ее мужа сгорел дом и все хозяйство.

– Мы с мужем были дома, на огороде работали, – рассказывает Надежда Леонова. – Снаряд попал в соседний дом, и он загорелся. Ударной волной нас долбануло так, что упали. Но поднялись, успели схватить маленькую собачку, сумки – хорошо, что в них документы всегда. На том и убежали. Только успели сесть в машину, в огородной одежде – в ней и остались. У нас сгорело все: дом, у нас там всё было, не только наши вещи, но и многие вещи детей. Они живут в квартирах, но то, что в квартире не помещается, они хранили у нас – лодки те же. Сгорели баня, теплые рубленые стайки, большой гараж, временные стайки для кроликов, бройлеров. Одна радость, что все живы-здоровы. Но погибли все домашние животные: кролики, штук 60, все куры. Собака большая у нас была, но мы физически не могли ее отвязать, или собака, или мы – вот так получилось.

Надежда ​Леонова говорит, что согласилась бы на компенсацию в размере 2,5 миллиона рублей (около 37 тысяч долларов). Семья наняла независимого эксперта для оценки ущерба, потому что не особо надеется на то, что «что-то вернут просто так».

– Мы были в администрации района, там общались с главой Розанчуговым. Был и представитель Минобороны. Мы им сдали все документы, которые завтра якобы отправят в Москву, будем ждать. Но никто друг другу ничего не сказал – ни мы им толком, ни они нам. Ну, что они нам могут сказать? Они тоже не знают, что им там дадут. Мы сейчас у моей сестры в Назарове живем. В Каменку ездим как на работу, утром – где-то что-то убираем, где-то какие-то документы делаем. Столько всего… Одна комиссия, пятая, десятая. И всё одно и то же, и мы всем всё это рассказываем. Но не знаем, помогут или нет.

Сейчас Надежда Леонова с мужем живет у своей сестры в другом населенном пункте. Пока семья не получала единовременную компенсацию, которую начали выплачивать пострадавшим. Женщина говорит, что не хочет возвращаться в Каменку:

– Нет, туда мы не вернемся. Во-первых, нам там уже не дадут разрешения на жилье. Там вообще нельзя было строить эту военную часть! Тут приезжал замминистра обороны Булгаков и начал орать на нас: «Что вы построились рядом с частью?!» Это часть построили рядом с деревней! Деревня существует с 1901 года. А часть построили недавно, это не мы туда пришли, это к нам пришли! Он еще по телевизору сказал: мол, ну подумайте, там сгорело несколько так называемых домов! Для него, может, и «так называемых», а для нас это было всё! Пусть они были небольшие, но капитальные, теплые, и мы жили там припеваючи! Но туда мы не вернемся, нам уже по 60 с лишним лет, какое нам строительство? Выплатили бы нам компенсацию, в Назарово квартиры дешевые, мы бы купили и жили как-нибудь спокойно. А пока стараемся как-то держаться. У меня муж нынче инфаркт перенес, я перед ним стараюсь не показывать слезы. А куда деваться?

В деревне полностью разрушены шесть домов. Сейчас это выжженные до основания площадки, от которых остался лишь фундамент да обуглившийся металл. От них до сих пор идет жар. В многоэтажных домах выбиты стекла и балконные двери, покорежены рамы, кое-где потрескались стены. Здесь работают саперы, полицейские, военные с автоматами. Силовиков гораздо больше, чем гражданского населения.

– Солдат тут всё чистить генералы заставили: пять человек красят и чистят, а один с автоматом над ними стоит, – говорит пенсионер Александр Титов. – Сегодня вот опять бахнуло, наверное, саперы взрывают или что – ничего не понятно, нам не говорят. После этих всех взрывов мне дали 10 тысяч, а у меня полкрыши на доме в дырках, вот и посудите сами – как тут быть. Я старый уже, пожил нормально, молодежь жалко – случись что, в наше время дом дорого восстанавливать, на помощь начальства нашего надеяться точно не надо.

Сейчас в деревне работает специальная комиссия, ее задача – оценить состояние домов после ЧП и подсчитать ущерб. После того, как комиссия завершит работу, будет принято решение о том, кто и какую компенсацию получит: деньги выплатят из резервного фонда правительства Красноярского края. Кроме того, помощь жителям обещает оказать Минобороны. Но пока это лишь разговоры.

Бабахнуло так, что мы побежали в чём дома были, сразу сели в машину и поехали, никто ничего не спрашивал друг у друга. Мне хотелось заплакать, но стало стыдно.

15-летний Сергей ненадолго навестил родную деревню вместе со своими родителями. Они зашли в квартиру за документами, а Сергей остался во дворе. Говорит, что возвращаться в поселок навсегда он не хочет.

– Бабахнуло так, что мы побежали в чём дома были, сразу сели в машину и поехали, никто ничего не спрашивал друг у друга. Мне хотелось заплакать, но стало стыдно. Сейчас мы вернулись посмотреть квартиру, нам вроде сказали, что помогут восстанавливать. Но я больше не хочу здесь жить, я боюсь, мне до сих пор снятся кошмары с бегущими в лес людьми, – рассказывает Сергей.

Светлана приехала на автобусе из Малиновки посмотреть, что осталось от ее квартиры. Как и все обитатели Каменки, говорит, что не может забыть тот день – 5 августа.

– Меня взрывной волной просто повалило на землю, – рассказывает Светлана (свою фамилию она просит не называть). – Я сразу поняла, что случилось ЧП на складе. Моя мама работала там в молодости и всегда говорила, что если случится пожар, то Каменку сотрет с лица земли из-за большого количества боеприпасов на складе. О том, чтобы собрать вещи, речи уже не было, из дома выбежала в одном халате. Все бежали мимо, падали, вставали и бежали дальше. Кто-то уезжал на машинах. На улице хлопки снарядов были оглушающими, люди кричали: «Пожар на складе, уходите, кто может». Я на бегу звонила своему мужу, который неделю назад уехал к родственникам. Мне непонятно, почему нам разрешили вернуться потом в свои дома после первых взрывов. У моих соседей снаряд в квартире на диване лежал, когда они вернулись. Почему не просмотрели все квартиры? Почему ЧС не сняли, а нас впустили? Где планы эвакуации? Есть ли у нас бомбоубежище? Мы же не специалисты, разрешили вернуться – мы пришли. Когда потом взрывы начались (9 августа произошла вторая волна взрывов. Ред.), я и соседи просто выскочили в тапочках и в лес побежали. Страшно, теперь я думаю, как мы всё это вообще пережили, – говорит Светлана.

Кажется, все эвакуированные из Каменки возвращаться уже не хотят. А взрывы в лесу от работы саперов только усугубляют тревогу.

Общежитие в Каменке.
Общежитие в Каменке.

Оксана и Александр Костенко жили в Каменке в общежитии. Сейчас в этом здании выбиты все стекла, оконные рамы вывернуты, двери искорежены или вырваны с корнем, в стенах дыры.

– Комиссия приняла решение не восстанавливать это здание. Сказали, что там уже всё непригодно для жилья, не будут ничего делать. Тут всё как после войны, – рассказывает дочь Костенко Евгения. – Даже до взрывов раньше нам все говорили, что общага эта в аварийном состоянии и жить там нельзя, а сейчас и вовсе решили ее закрыть. Родители мои сейчас оказались фактически на улице. Нам всем говорили, что будут давать квартиру, а моим родителям отказали, потому что они не работают в воинской части на данный момент. Не знаем пока, что делать. Мама у меня 13 лет отработала в этой воинской части, неужели это всё не считается? Они и сейчас не безработные: папа работает на железной дороге, а мама – в детском саду. Завтра снова поедут в Каменку, узнавать про квартиру, может быть, все-таки дадут, – говорит Евгения.

На выезде из Каменки машины проверяют военные.

– Откройте багажник, – вежливо просит человек в форме и с автоматом. ​– Вдруг вы снаряд решили вывезти с собой? Их же тут как грибов в лесу осенью.

В результате взрывов на складе боеприпасов 5 и 9 августа 2019 года в Каменке пострадало свыше 30 человек, один человек погиб. После первой волны взрывов было эвакуировано более 16 тысяч человек, через пару дней людям разрешили вернуться в свои дома, несмотря на действующий режим ЧС.

Вечером 9 августа прогремели новые взрывы, прошла вторая эвакуация. По данным Минобороны, произошла детонация снарядов из-за попадания молнии. Общее число получивших повреждения превысило 30. После взрывов более 1200 человек обратились за компенсациями в центры соцзащиты. В местной администрации сообщили, что заявки поступают от жителей ближайшей к арсеналу деревни Каменка, а также соседних населенных пунктов.

Материал Елены Патрикеевой, корреспондента «Сибирь.Реалии» – проекта Русской редакции Азаттыка (Радио Свобода).

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG