Доступность ссылок

Срочные новости:

Поджоги автомобилей, удары ножом, избиения. «Бандитские методы» против активистов


Подожженный автомобиль активиста Есенгазы Куандыка.

Выступающие с критикой властей казахстанские активисты подвергаются преследованиям и сталкиваются с многочисленными угрозами, избиениями, запугиванием, говорят правозащитники. Большинство дел по жалобам активистов остаются нераскрытыми, а виновные — безнаказанными. Правозащитники называют акции устрашения «старыми методами властей».

«МЕНЯ ЗАПУГИВАТЬ БЕСПОЛЕЗНО»

71-летний Серик Каяпкалиев из Уральска проснулся в два часа ночи от внезапной вспышки света. Подойдя к окну, он увидел пылающую в огне старую машину. Каяпкалиев сразу же выскочил на улицу и попытался закидать горящий автомобиль снегом. Жена в это время вызвала пожарную бригаду.

Активист Серик Каяпкалиев.
Активист Серик Каяпкалиев.

— Горела крыша машины. Передняя часть автомобиля, где находится двигатель, был целый. Использовали зажигательную смесь. Что могло загореться на крыше? К тому же пожар начался внезапно, — вспоминает пенсионер.

Инцидент произошел 28 февраля 2021 года. Пожарные и полиция прибыли оперативно. Было очевидно, что совершен поджог. Полиция завела дело по статье «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества».

Серик Каяпкалиев готовился в те дни к мирному митингу, который намеревались провести оппозиционные активисты в ряде городов Казахстана. Он занимался организацией мероприятия в Уральске. В повестке значились требования освободить политических заключенных и выполнить требования резолюции Европейского парламента, отметившего ухудшение ситуации с правами человека в Казахстане.

«Нет продаже земли». Митинг в Алматы, акции в регионах
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:58 0:00

Каяпкалиев время от времени занимался частным извозом на своей единственной старой машине и зарабатывал так небольшие деньги — прибавку к пенсии. Он считает, что поджог автомобиля — это акт устрашения и способ надавить на него из-за активности.

— Район, где я живу, тихий. Все соседи друг друга знают. Это мог сделать только кто-то посторонний, свои не стали бы поджигать машину. Позже сосед сообщил, что видел неизвестных людей возле моей машины в тот день, — говорит он.

Серик Каяпкалиев стоит на месте, где неизвестные подожгли его машину. 28 февраля 2021 года.
Серик Каяпкалиев стоит на месте, где неизвестные подожгли его машину. 28 февраля 2021 года.

Однако этот инцидент не заставил активиста изменить свои планы. На следующий день он поехал на митинг на автобусе.

— Меня запугивать бесполезно. Это может подействовать на молодых, которых хотят заставить «одуматься». Их замысел возымел воздействие. После поджога моего автомобиля родители некоторых парней не позволили им выйти на митинг, — рассказывает пенсионер.

Дело о поджоге машине расследуется больше двух месяцев. Однако пенсионера так ни разу и не вызвали в полицию и не проинформировали о ходе следствия. Он даже не надеется, что следователи найдут виновных. «Им не нужно искать виновных, даже не ищут», — убежден Серик Каяпкалиев.

Репортеру Азаттыка не предоставили никакой информации в полиции, сославшись на продолжающееся расследование.

«ВСЕ ПРЕКРАТИЛИ АКТИВИЗМ»

Автомобиль активиста Муратбая Жумагалиева, жителя города Жанаозен Мангистауской области, тоже загорелся в прошлом году. Дело закрыли.

— 17 февраля, когда я собирался выезжать из дома, увидел, что горит передняя часть моей машины. Судя по всему, сначала загорелись шины. В двух-трех шагах от машины нашли спички и перчатки. Мой автомобиль пришел в негодность. Это был Renault Duster 2015 года выпуска, я его приобрел за 4,5 миллиона тенге. Сказали, что это поджог, но дело закрыли, потому что не удалось выяснить, кто это сделал. Я и сам не стал больше ничего добиваться, — говорит Жумагалиев.

Он считает, что поджог автомобиля связан с его активизмом. Муратбай Жумагалиев поддерживает Демократическую партию Казахстана, создание которой инициирует алматинский активист Жанболат Мамай. В момент инцидента Жумагалиев занимался организацией поездки жанаозенских активистов на учредительный съезд 22 февраля (который был сорван, организаторы сообщили о многочисленных препонах). Несмотря на поджог автомобиля, житель Жанаозена всё же отправился в Алматы.

Инициативная группа по созданию Демократической партии устроила митинг вместо съезда, заявив о давлении, оказанном на региональных активистов в преддверии запланированного собрания в Алматы.

СОБР удерживает активистов, желающих пройти в сторону центральной площади. Алматы, 24 апреля 2021 года.
СОБР удерживает активистов, желающих пройти в сторону центральной площади. Алматы, 24 апреля 2021 года.

Муратбай Жумагалиев, выступающий с критикой властей, не раз выходил на протесты. Он говорит, что поджог машины не единственная акция устрашения.

— За последний год меня задерживали шесть раз, и каждый раз происходило что-то подобное. Однажды убили мою лошадь, в другой раз зарезали овец и коз. Я не стал всё это предавать огласке, боялся, что потеряю людей в своем окружении, они могут испугаться. Нас было около 50 человек, и после того, как подожгли мою машину, все прекратили активизм. Они хотят запугать людей, совершая на меня покушения. Но я от своего не отступлю. Сейчас мы не остаемся в стороне, готовимся выступить с обращением по земельному вопросу и не прекращаем заниматься активистской деятельностью, — утверждает Муратбай Жумагалиев.

В полиции Жанаозена на вопрос репортера Азаттыка ответили лаконично: дело о поджоге машины Жумагалиева закрыто.

Задержание активистов во время протеста в Алматы. 1 мая 2021 года.
Задержание активистов во время протеста в Алматы. 1 мая 2021 года.

ЕЩЕ ОДИН ПОДЖОГ И ПОДОЗРЕНИЯ НА ЗАКАЗ «СВЕРХУ»

В конце прошлого года подожгли машину ученого и гражданского активиста из Алматы Есенгазы Куандыка. Это произошло в два ночи 14 декабря.

— Сработала сигнализация. Выглянув из окна, я увидел, что задняя часть автомобиля, там, где бензобак, полыхает. Я в спешке выбежал на улицу, прихватив с собой большую тряпку, чтобы сбить ею пламя. На помощь пришли соседи. Нам удалось потушить огонь до приезда пожарных. Салон автомобиля полностью выгорел. Крышка бензобака открывается изнутри автомобиля, но тут он оказался открыт, а колпачок крышки лежал на земле. Возможность замыкания электропроводки в этом месте исключена, — рассказывает Куандык.

Полиция сообщила об установлении виновных и направила дело в суд.

— На следующий день полиция арестовала мужчину, заявив, что это он совершил поджог. Он сознался, назвал «заказчика» — человека, который открыл на нижнем этаже нашего старого двухэтажного дома магазин и сделал без разрешения пристройку. Мы с соседом вызывали участкового и в итоге добились, чтобы тот снес свою пристройку. Парень, который якобы поджег мою машину, работал на владельца магазина. Меня заверили, что так владелец магазина решил отомстить мне, — объясняет Есенгазы Куандык.

Он говорит, что сначала полагался на следствие и думал, что это обычное хулиганство, но затем изменил свое мнение.

— Подозреваемые находились под стражей все три месяца, пока шло следствие. Согласно пункту два статьи «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества», их должны были приговорить к лишению свободы на срок от трех до семи лет. Более того, были отягчающие вину обстоятельства, например использование легковоспламеняющийся жидкости, действия в «сговоре лиц». Но их освободили: у однако был маленький ребенок, а другой — больной пожилой человек, — говорит активист.

8 апреля суд приговорил заказчика к шести годам ограничения свободы, а исполнителя — к пяти годам.

— Поначалу, когда их задержали, я поверил в то, что это они совершили преступление, потому что между нами был конфликт. Позже, в ходе судебного разбирательства, прокуроры защищали их, а судья их освободил. Тогда я и предположил, что заказ, видимо, поступил откуда-то еще, «сверху». Не сомневаюсь, что это связано с моей гражданской активностью и оппозиционными взглядами. Или же это можно рассматривать как теракт, потому что они пытались поджечь бензобак и взорвать его, — считает Куандык.

«БАНДИТСКИЕ МЕТОДЫ»

Нападения, поджоги машин, битье окон, порча имущества — это то, с чем нередко приходится сталкиваться в Казахстане гражданским активистам, выступающим с критикой в адрес властей. Как правило, такие инциденты случаются накануне митингов оппозиции или в преддверии выборов. Большинство преступлений остаются нераскрытыми. Правозащитники усматривают за этим стремление надавить на активистов.

В 2019 году в Шымкенте неизвестные разбили окно автомобиля гражданского активиста Нуржана Мухаммедова и забросили в салон голову собаки. В прокуратуре заявили, что по жалобе активиста возбуждено дело, подозреваемый разыскивается.

Активист из Шымкента Нуржан Мухаммедов.
Активист из Шымкента Нуржан Мухаммедов.

28 декабря прошлого года активист Азамат Раев был избит возле своего дома в Балхаше. Он участвовал в подготовке независимых наблюдателей для мониторинга парламентских выборов 10 января.

В мае 2017 года в Шуском районе Жамбылской области неизвестные напали в поезде на председателя общественного объединения «Журналисты в беде» Рамазана Есергепова и ранили его ножом.

Правозащитник и президент фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожина приводит другой случай: два года назад неизвестные перерезали тормозной шланг в машине карагандинского активиста Айткожи Фазыла.

Торегожина говорит, что таких акций устрашения и угроз очень много. Правозащитник, которая сама сталкивалась с подобной ситуацией, считает, что за такими действиями стоят власти.

Правозащитница Бахытжан Торегожина на митинге Алматы. 31 октября 2020 года.
Правозащитница Бахытжан Торегожина на митинге Алматы. 31 октября 2020 года.

— Такие методы работы присущи бандитам, которые пугают, предупреждают, а потом устраняют. Государство, которое применяет бандитские методы против своих граждан, — это полицейское и авторитарно-диктаторское государство, где не уважают ни закон, ни право, — говорит Бахытжан Торегожина. — Но справедливость не на стороне ручных судов, а на стороне тех активистов, которые получают реальные сроки и ограничение свободы, штрафы, административный надзор. Может, из-за этой неуверенности в той системе, которую власти выстроили, они и используют такие бандитские методы?

По словам Торегожиной, в большинстве случаев угрозы имеют некоторый эффект. Активисты, часто находящиеся под давлением родственников и беспокоящиеся за своих близких, меньше выходят на протесты, иногда отказываются участвовать в общественных делах.

— Винить их в этом несправедливо, потому что каждый несет личную ответственность перед своими семьями и детьми, — говорит Торегожина.

Однако, отмечает она, в долгосрочной перспективе эти методы неэффективны: запугивание подрывает общественное доверие к властям и усиливает протестные настроения.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG