Доступность ссылок

Срочные новости

«Некрасиво подглядывать». В Татарстане против видеокамер в мечетях


В Татарстане планируют установить видеокамеры в мечетях.

В Татарстане исламских лидеров попросили предоставить доступ в мечети для установки систем видеонаблюдения. Чиновники утверждают, что проект, реализуемый по приказу министерства информатизации и связи республики, призван служить во благо самим прихожанам. Но многие мусульмане высказались против нововведения, назвав это вторжением в частную жизнь.

По словам имама казанской мечети «Миргазиян» Абдуррауфа Забирова, его проповеди помогли прихожанам сформировать «иммунитет к радикальной сектантской пропаганде всех типов».

После вступления два года назад в должность он регулярно размещал видеообращения для верующих на канале мечети в YouTube, поддерживая диалог с мусульманами России и активно обсуждая принципы ислама.

В прошлом месяце, через два дня после окончания Рамадана, у Забирова появились опасения, что его просветительская деятельность может оказаться под угрозой. Это произошло после телефонного звонка представителя государственного телекоммуникационного гиганта «Таттелеком», который сообщил о скором приходе инженеров-механиков для установки трех видеокамер в мечети для наблюдения за прихожанами.

После кражи в 2016 году ящика с подаяниями в «Миргазияне» было установлено восемь собственных видеокамер. То же самое было сделано и во многих других мечетях Казани. Забиров сообщил представителю компании, что дополнительные камеры ему не нужны.

— Он сказал мне: «Это камеры ФСБ». Я ответил: «Слышь, твое ФСБ мне не указ», — рассказывает о состоявшемся разговоре Абдуррауф Забиров.

Забиров был не единственным имамом, разговаривавшим с представителями «Таттелекома». 21 мая компания направила письмо религиозному лидеру татарстанских мусульман муфтию Камилю Самигуллину с просьбой предоставить доступ ко всем мечетям в Казани в рамках реализации проекта по их оснащению системами видеонаблюдения по заказу министерства информатизации и связи Республики Татарстан.

В письме, которое имеется в распоряжении редакции, говорилось, что Самигуллин должен «в кратчайшие сроки предоставить контактные данные представителей каждой мечети». Данное письмо подписано Айратом Нурутдиновым — в прошлом высокопоставленным чиновником в правительстве Татарстана, а ныне, с начала мая, гендиректором компании «Таттелеком».

Татаро-Башкирской редакции Азаттыка не удалось подтвердить причастность ФСБ к кампании по видеонаблюдению, а также выяснить, в скольких мечетях были установлены камеры и каково их количество. Появление этих сообщений вызвало опасения у членов российской мусульманской общины, что они попали под проверку на фоне более широкого преследования некоторых религиозных групп.

«​ГЛУБОКО ЛИЧНЫЙ ВОПРОС»​

По разным оценкам, мусульмане составляют от 10 до 14 процентов населения России. Принятый в 1997 году закон закрепляет ислам как одну из четырех «традиционных» религий России, наряду с православным христианством, буддизмом, иудаизмом. В то же время в законодательстве уточняется, что у православия особый статус. Опасения по поводу возможного роста дискриминации в отношении представителей других конфессий, а также атеистов и агностиков усиливают тесные связи президента Владимира Путина с Русской православной церковью, возрожденной после распада Советского Союза в 1991 году.

Многие в России приводят Татарстан как пример относительно мирного сосуществования мусульман и православных христиан. Но, как считают правозащитники, мятеж исламистов, последовавший за двумя сепаратистскими войнами в Чечне — преимущественно мусульманском регионе Северного Кавказа, далеком от Татарстана, подогрел религиозную напряженность и предвзятость в отношении российских мусульман. Решение некоторых из них отправиться в Сирию или Ирак для вступления в ряды экстремистской группировки «Исламское государство» (ИГ) привело к ужесточению мер со стороны силовых органов и усилению дискриминации на религиозной почве в целом.

Поток россиян, уезжающих воевать на Ближний Восток, в значительной степени поутих с отступлением ИГ, но некоторая напряженность в России сохраняется.

В апреле появились сообщения о том, что министерство внутренних дел Татарстана связывалось с директорами столичных школ с требованием предоставить списки детей из семей, исповедующих ислам и носящих хиджаб. Это произошло на фоне споров по поводу запрета на ношение исламских головных уборов в России.

Татарский юрист Руслан Нагиев, представляющий интересы истцов по разным делам, касающимся прав мусульман в России, разместил в Facebook'е копию письма. В нем говорится о том, что школьные психологи должны проводить опрос среди учеников «с целью установления учащимся придерживаемого течения ислама» и определения, когда именно их семьи стали придерживаться «строгих религиозных убеждений».

Письмо из МВД Татарстана с просьбой предоставить материалы на несовершеннолетних и их семьи.
Письмо из МВД Татарстана с просьбой предоставить материалы на несовершеннолетних и их семьи.

Министерство объявило о проведении проверки по данным заявлениям. Позднее ведомство сообщило, что письма были личной инициативой конкретного сотрудника.

В мае в пригороде Казани началась ожесточенная перепалка из-за планов по строительству мечети. Члены мусульманской общины спорили с местными немусульманскими жителями, которые заявляли об опасениях, что во время молений район будет перегружен автомобилями и шумом. Подобное противостояние наблюдалось и в прошлом году, когда местные мусульманские лидеры настаивали на увеличении числа мечетей в столице Татарстана.

По словам Нагиева, религиозные трения в Татарстане поутихли с тех пор, как миновал пик кампании Москвы по ограничению исламского радикализма и недопущению того, чтобы российские мусульмане, придерживающиеся экстремистских взглядов, присоединялись к «Исламскому государству» или другим воинствующим группировкам за рубежом. Он отметил, что камеры широко используются в 1500 мечетях — примерно столько действующих исламских культовых учреждений по всему Татарстану. Но все они размещались для внутреннего мониторинга. Планируемая установка камер, которые, по утверждению имамов, будут передавать видео напрямую в российские службы безопасности, выводит ситуацию на новый уровень.

В мечети «Миргазиян».
В мечети «Миргазиян».

— Это частная сфера. Некоторые люди не хотят, чтобы чиновники знали, что они посещают мечеть. Это глубоко личный вопрос, — сказал Нагиев Татаро-Башкирской редакции Азаттыка по телефону.

Нагиев подозревает, что эта инициатива направлена на то, чтобы облегчить работу правоохранительных органов, которые должны рапортовать о том, присутствуют ли радикальные элементы в мусульманской общине. По его мнению, вместо того чтобы тайно посещать, они смогут дистанционно наблюдать за молитвенными домами.

— Я думаю, что правоохранительные органы облегчают себе работу. Не секрет, что они посещают мечети для прослушивания и наблюдения. Теперь они будут делать это с помощью камер — будут видеть и слышать, что происходит в мечети, — сказал он.

12 июля репортер Татаро-Башкирской редакции Азаттыка посетил мечеть «Миргазиян», чтобы узнать мнение прихожан о планах властей установить камеры в мечети.

— Наши прихожане не желают камер слежения. У нас есть женщины, у нас есть дети — и чтобы [власти] видели нас и спереди, и сзади? Очень некрасиво подглядывать, когда человек поклоняется Всевышнему, — сказал член общины Ильшат Галимов.

— Может, у них в службе принято так: лежишь, допустим, в Куршевеле, лапками кверху, загораешь и следишь, кто там в мечеть «Миргазиян» заходит... Для них это, может, и легче. Но это же наше общество, мы же — граждане России! Надо доверять своим гражданам, — сказал Рауф Ибрагимов, видный член мусульманской общины, основавшей мечеть несколько лет назад.

КРУГЛОСУТОЧНОЕ ПРЯМОЕ НАБЛЮДЕНИЕ

В ответ на запрос прокомментировать ситуацию Татаро-Башкирской редакции Азаттыка представитель «Таттелекома» сказал, что установка камер видеонаблюдения в мечетях Казани осуществляется в интересах прихожан в рамках нового проекта по повышению безопасности на территории религиозных учреждений. Эта инициатива поддерживается Духовным управлением мусульман Татарстана, которое предоставило список контактов имамов в городе, говорится в сообщении компании. Духовное управление мусульман подтвердило Татаро-Башкирской редакции Азаттыка, что организация дала согласие на сотрудничество по этому вопросу.

Представители «Таттелекома» не уточнили, чем такие камеры отличаются от тех, что уже установлены в городских мечетях, и будут ли они передавать данные ФСБ или другим органам.

В организации не сообщили, будут ли устанавливаться дополнительные камеры в храмах других конфессий, в том числе в православных церквях. Православие — вторая по количеству верующих конфессия в Татарстане и основная религия в России.

Со своей стороны, министерство цифрового развития и связи республики, которое упоминалось в письме «Таттелекома», заявило, что не имеет ни малейшего представления о планируемом наблюдении.

— У нас официальный контракт на камеры ни в каких мечетях не заключен. Мы не в курсе данной ситуации, — сказала пресс-секретарь министерства Анна Яковлева Татаро-Башкирской редакции Азаттыка.

В ФСБ не ответили на запрос о комментарии Татаро-Башкирской редакции Азаттыка.

Тем временем в Интернете появилась онлайн-петиция с жалобой на установку систем видеонаблюдения. Это «незаконное вмешательство правоохранительных органов в деятельность религиозных организаций и частную жизнь мусульман», говорится в петиции.

Но Забиров и некоторые другие имамы не собираются на этом останавливаться. 30 июня в своем последнем видеообращении на канале YouTube Абдуррауф Забиров осудил планы по монтированию камер в «Миргазияне» и пообещал, что не уступит давлению.

— Что это за круглосуточное прямое наблюдение за теми, кто входит в дом Божий? Как мы должны это воспринимать? — вопрошает он.

Он сравнил данную инициативу с китайским наблюдением за уйгурскими мусульманами.

Юрист Руслан Нагиев помогает Забирову и другим имамам в Казани, которые хотят подать жалобу против установки систем видеонаблюдения в мечетях компанией «Таттелеком». В начале июля он написал в прокуратуру заявление о юридическом обосновании этой инициативы, но, по его словам, ответ пока не поступил.

Кампанию по оспариванию инициативы в судах поддерживают многие прихожане Забирова.

— Люди, узнав, что их станут снимать, просто перестанут ходить в мечеть. Те, кто не хочет устанавливать [камеры], имеют право обратиться в Конституционный суд. И я думаю, что они выиграют, — заявил Татаро-Башкирской редакции Азаттыка председатель президиума Всетатарского общественного центра, группы по защите прав мусульман, Фарит Закиев.

Статью подготовил Мэтью Лаксмур, с дополнительным использованием материалов корреспондентов Татаро-Башкирской редакции Азаттыка Рамазана Алпаута и Андрея Григорьева.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG