Доступность ссылок

Срочные новости

«Любой интерес, кроме общественного». Как бороться с коррупцией в сфере госзакупок?


Иллюстративное фото.

Сфера государственных закупок, когда местные исполнительные власти, объявив конкурс в Сети, покупают у частных предпринимателей товары, работы и услуги, — в Казахстане благодатная почва для коррупции. На фоне заявлений руководства страны о необходимости прекратить «нецелесообразные» траты бюджетных денег активисты, журналисты и блогеры всё пристальнее мониторят госзакупки, выявляя неоправданные расходы госорганов. Они призывают граждан активнее отслеживать, на что тратятся деньги налогоплательщиков.

С 16 марта указом президента страны Касым-Жомарта Токаева в связи с пандемией коронавируса действует «специальный порядок осуществления госзакупок». Это позволяет чиновникам (заказчикам) на местах осуществлять закупки способом «из одного источника», отправив приглашение «любому выбранному заказчиком поставщику». К слову, таким специальным способом закупки можно осуществлять только у отечественных товаропроизводителей и поставщиков. Что именно закупается на миллиарды тенге чиновниками для государства, можно изучить на сайте www.goszakup.gov.kz/ru, где подробно расписан новый порядок госзакупок.

КОРРУПЦИЯ В СФЕРЕ ГОСЗАКУПОК

В Казахстане ежегодно выявляются тысячи нарушений в сфере госзакупок с ущербом бюджету на сотни миллиардов тенге.

Среди наиболее распространенных коррупционных правонарушений — завышение стоимости закупаемого товара или услуги, а также участие в тендерах и конкурсах аффилированных с чиновниками людей.

К примеру, в Нур-Султане расследуется уголовное дело в отношении руководителя столичного управления культуры и спорта Нурлана Сыдыкова. Чиновника, по данным агентства по противодействию коррупции, подозревают в получении взятки в размере 10 миллионов тенге «за покровительство по заключенному договору о госзакупках на оказание услуг по проведению мероприятий в честь празднования Наурыз мейрамы на сумму 195 млн тенге».

В конце марта этого года Есильский районный суд по уголовным делам Нур-Султана приговорил бывшего гендиректора государственного коммунального казенного предприятия (ГККП) «Дворец мира и согласия» Адиля Арына к восьми годам тюрьмы с пожизненным лишением права занимать должности на госслужбе. Также на семь лет колонии осуждён экс-руководитель отдела организационно-контрольной работы ГККП Айдос Исаханов, а бывшему заместителю Арына, Николаю Цою, суд назначил наказание в виде ограничения свободы сроком на три года шесть месяцев, также пожизненно лишив его права работать на госслужбе.

Дворец мира и согласия в казахстанской столице.
Дворец мира и согласия в казахстанской столице.

По версии следствия, в конце 2017 года они купили для госпредприятия LED-экран на сумму 32,778 миллиона тенге у своей же подставной фирмы. При этом фактическая стоимость экрана составляла 11,5 миллиона тенге. Как сообщается в приговоре суда, в итоге чиновники присвоили из бюджета свыше 21 миллиона тенге. Также, согласно версии следствия, Арын по завышенной цене закупил услуги «по эстетическому оформлению для проведения новогодних утренников», присвоив еще два миллиона тенге.

Один из показательных случаев был выявлен в апреле этого года пользователями соцсетей, которые обратили внимание на то, что победителем конкурса по поставке медицинских масок, объявленного управлением общественного здоровья Туркестанской области, стала фирма, специализирующаяся на поставке цветов. При проверке условий договора на сумму 5,4 миллиона тенге антикоррупционная служба выявила существенное завышение стоимости масок. В магазинах на тот момент они продавались по 800 тенге, а в договоре их цена составляла 1 350 тенге. Договор с поставщиком был расторгнут.

По итогам первого квартала 2020 года, по данным Минфина, ведомством зарегистрировано нарушений по 11 855 процедурам на сумму 191 миллиард тенге. Для сравнения: в начале года, в январе, Минфин сообщал о выявленных финансовых нарушениях в сфере госзакупок на сумму 39 миллиардов тенге.

«ЗАТОЧКА» — КОГДА ВЫИГРЫВАЮТ ТОЛЬКО СВОИ

Редактор газеты «Уральская неделя» из Западно-Казахстанской области Лукпан Ахмедьяров говорит, что как журналист начал отслеживать госзакупки около пяти лет назад. Он обратил внимание на то, что заказчики в лице акиматов прописывают в условиях конкурсов на госинформзаказ критерии, которым соответствуют только определенные издания.

— Я начал отслеживать, сколько акиматы на местах тратят на информационную политику и пропаганду, и обратил внимание, что техспецификация прописана под конкретное государственное СМИ. Например, в конкурсной документации четко указывается, что потенциальный поставщик услуг, в данном случае газета, должна иметь периодичность издания «не менее трех раз в неделю» или чтобы первая и последняя полоса были цветными. И становилось понятно, что речь идет об областных акиматовских газетах. Потому что других газет, подпадающих под эти описания, в регионе больше нет, — рассказывает Лукпан Ахмедьяров.

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров.
Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров.

По его словам, так происходит не только с информзаказом, но и при закупке госорганами автомобилей или строительных услуг.

— Также я часто сталкивался, когда техспецификация прописывается либо под конкретный автомобиль, либо под определенного поставщика. То есть бывали случаи, когда в конкурсную документацию копировали технические характеристики модели авто, как ширина, высота, клиренс, объем двигателя или характерные только для этой модели внедорожника особенности. И тебе сразу становилось понятно, о каком именно джипе идет речь. Например, сначала проводится конкурс на изготовление проектно-сметной документации (ПСД), а затем среди поставщиков стройматериалов. И вот когда смотришь уже готовое ПСД, то там зачастую проектировщик почему-то указывает, у кого подрядчик должен закупать тот или иной строительный материал, как бордюры или брусчатку, — приводит примеры журналист.

Ахмедьяров усматривает во всем этом признаки коррупции при отсутствии качества предоставляемых услуг. При этом, по его мнению, чиновники не заботятся о конечном эффекте закупок, игнорируя общественный интерес.

— Да, с одной стороны мы видим, что выбора услуг на рынке особо нет и волей-неволей приходится прописывать параметры под конкретного поставщика. Но встает вопрос: а на какой конечный результат ориентирован тот или иной госзакуп? Помимо формального соблюдения процедур, чиновники должны быть озадачены в первую очередь преследованием общественного интереса, чтобы был результат, полезный для общества. Но в госзакупках, по-моему, есть любой интерес, кроме общественного, — считает Лукпан Ахмедьяров.

Галымжан Оразымбет из Южно-Казахстанской области, эксперт общественного фонда Zertteu Research Institute, который выступает за управление госбюджетом на принципах прозрачности, подотчетности и общественного участия, говорит, что «заточку» доказать сложно, если она не явно показана в технической спецификации.

— В этом и состоит главная сложность «заточки»: ее сложно доказать. «Заточка» в информационном пространстве выявляется, когда общество обнаруживает явные факты. Например, около трех лет назад власти одного из регионов хотели провести семинар для блогеров и во время описания характеристик тренеров указали в конкурсной документации, что один из них должен быть главой союза КВН. Дело в том, что в Казахстане нет других подобных союзов. Есть один союз и один председатель. То есть не указали только имя и фамилию человека. Был также подобный случай, когда в требованиях указывалось, что тренер должен был быть ведущим на гостелеканале «Хабар» и тревел-блогером. Вот в таких явных случаях можно говорить, что это «заточка», — считает Галымжан Оразымбет.

Эксперт отмечает, что при этом нельзя считать «заточкой», когда госорган закупает конкретную запчасть или расходный материал, четко прописывая название и параметры продукции, «потому что деталь другой модели просто не подойдет».

Общество может влиять на отмену того или иного закупа посредством создания информационного резонанса, к примеру, если видит нецелесообразное, нецелевое использование средств и завышение цены.


По словам эксперта, несмотря на то что властям в Казахстане «не нравится быть подотчетными», процесс госзакупок для граждан достаточно открыт и прозрачен.

— Но это не говорит, что нет коррупционных рисков. [Председатель агентства по противодействию коррупции] Алик Шпекбаев как-то упомянул, что каждое пятое коррупционное правонарушение совершается именно в сфере госзакупок. Чтобы бороться с этим, нужно, чтобы как можно больше граждан массово мониторило и интересовалось этой сферой. Общество может влиять на отмену того или иного закупа посредством создания информационного резонанса, к примеру, если видит нецелесообразное, нецелевое использование средств и завышение цены. Но граждане могут влиять только в отдельных случаях, но не в целом на ситуацию. Хотя в 2017–2018 годах были кейсы, когда отдельные случаи влияли на изменения в профильном законодательстве. То есть если общество будет выявлять и говорить о систематических нарушениях при госзакупках, обращать внимание на тенденции, то оно может повлиять на внесение соответствующих изменений в закон, — полагает Галымжан Оразымбет.

ЗАЧЕМ ГРАЖДАНАМ ЗНАТЬ О ГОСЗАКУПКАХ?

По словам исполнительного директора фонда Transparency Kazakhstan Ольги Шиян, гражданам важно знать о тратах государства, потому что они непосредственно влияют на решение социальных нужд населения и качество жизни в целом.

Проанализировав бюджеты 3 255 сёл, аулов, сельских округов, районов и городов на 2019–2021 годы, в фонде пришли к выводу, что в регионах на проблемы населения, требующие оперативного решения, например обеспечение питьевой водой в Актюбинской, Туркестанской и Мангистауской областях или дошкольное образование в Жамбылской, Акмолинской, Северо-Казахстанской областях и другие важные для граждан вопросы, расходы не заложены.

— Для начала изучите бюджет своего поселка, города или района. Это можно сделать через интерактивную карту бюджетов Transparency Kazakhstan. Если вы не найдете в бюджете статей расходов на проблемы, которые очевидны, — допустим, в вашем населенном пункте плохие дороги или нет освещения, нет досуга для молодежи или проблемы с санитарией и стихийными свалками, — то для начала стоит встретиться со своим акимом или депутатами, обратиться к ним с письмом через Egov и предложить внести в статьи расходов решение этой проблемы. К тому же вы имеете право потребовать от них отчета, каким образом были потрачены средства ранее, какие компании и ТОО стали подрядчиками по освоению средств бюджета, — рекомендует казахстанцам Ольга Шиян.


Многие граждане, по словам директора фонда, не знают, что имеют возможность решать, на какие нужды будет потрачен бюджет их поселка, который состоит в первую очередь из их же налогов, штрафов и других источников. Между тем, по мнению Шиян, активность и заинтересованность граждан может влиять на принятие конечных решений госорганов.

— К примеру, в 2019 году Минздрав разработал проект правил по исключению лиц с сахарным диабетом из числа получателей госпомощи. Во время публичного обсуждения проекта от граждан поступило больше 120 возражений. В итоге от поправок отказались. В 2018 году одно слово в формулировке понятия «многодетной семьи» (четыре и более совместно проживающих несовершеннолетних детей) технически изменило структуру общества. Многие многодетные семьи выпали из числа адресатов господдержки. В итоге всё закончилось так называемыми материнскими бунтами, — вспоминает Ольга Шиян.

По словам эксперта, если на уровне планирования знать, что тот или иной госорган предполагает тратить бюджетные деньги на нецелесообразные нужды, можно заранее, до проведения тендеров, привлекать к этому внимание общественности и соответствующих органов — это позволит сэкономить средства налогоплательщиков и человеческие ресурсы.

Журналист сайта Factcheck.kz Чингиз Уалихан, специализирующийся на мониторинге госзакупок, рассказывает в своих статьях, как искать нужную информацию на портале госзакупок и на что обращать внимание. По его мнению, общество должно не только контролировать процесс госзакупки, но и в рамках законов препятствовать неэффективным бюджетным расходам.

— Заказчики в лице чиновников злоупотребляют закупками, которые сейчас можно провести неконкурентным способом. Например, это касается пиар-мероприятий и госинформзаказа. Согласно статье 39 «Основания осуществления госзакупок способом из одного источника» закона «О госзакупках» существуют 56 случаев, когда госорган может провести закупки способом из одного источника путем прямого заключения договора. А в последнем, 56-м пункте говорится, что госзакупку можно также провести через один источник для «Приобретения товаров, работ, услуг у лица, определенного правительством по решению (поручению) президента», — обращает внимание журналист на нормы национального законодательства.

ЧТО ПРЕДПРИНИМАЕТ МИНФИН?

Еще в мае 2019 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев говорил о необходимости исключить вмешательство чиновников в процедуру госзакупок.

— Сейчас госзакупки проводят 25 тысяч организаций. Затруднен их антикоррупционный контроль. Необходима централизация госзакупок с освобождением руководителей бюджетных учреждений, особенно социальной сферы, от их проведения. Ставлю задачу разработать ясные механизмы, которые исключат вмешательство политических служащих в проведение госзакупок в центральных органах, — заявил он во время совещания по вопросам борьбы с коррупцией.

В министерстве финансов говорят, что комитет внутреннего госаудита ежедневно в онлайн-режиме отслеживает законность госзакупок и принимает меры по решению проблемы «заточек».

В ответе на запрос Азаттыка пресс-служба министерства сообщает, что с 2016 года по закону «О госзакупках» предусмотрен институт предварительного обсуждения проекта конкурсной документации заказчика. «Он не может быть утвержден, пока не пройдет процедуру публичного предварительного обсуждения (статья 22 Закона). В случае несогласия с условиями конкурсной документации, потенциальный поставщик дает свое замечание заказчику, который должен исправить свою документацию, либо направить аргументированные обоснования непринятия таких замечаний».

Введенный президентом специальный порядок госзакупок из одного источника путем прямого заключения договора в Минфине объясняют так: «Данные меры были приняты временно и в исключительных целях для оперативного решения кризисных ситуаций, связанных с введением ЧП и коронавирусом».

Вместе с тем в ведомстве уверяют, что «на постоянной основе ведут работу по сокращению закупок из одного источника». Министерство приводит в пример поправки к закону «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам госзакупок и закупок субъектов квазигосударственного сектора» от 26 декабря 2018 года, в результате которых общая доля закупок из одного источника сократилась с 72 процентов в 2018 году до 49 процентов в 2019 году.

По данным Минфина, министерством также разработан законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросам госзакупок», который находится на рассмотрении в мажилисе парламента. Законопроект, по сообщению пресс-службы министерства, направлен «на повышение эффективности, прозрачности, минимизации коррупционных рисков путем сокращения закупок из одного источника, внедрения новых конкурентных упрощенных способов закупок, введения реестра заказчиков и потенциальных поставщиков, которые вправе заключать договора из одного источника».

Также законопроект предлагает новый подход в конкурсных процедурах в виде «рейтингово-балльной системы». Данный принцип, как сообщают в Минфине, внедряется «в целях полного исключения человеческого участия в процессе госзакупок через широкую интеграцию электронной системы закупок, что позволит перейти на автоматический выбор поставщика с комбинированием ценовых и качественных критериев».

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG