Доступность ссылок

Толстосумы «не стесняются». Борьба с коронавирусом по-казахстански


Нурсултан Назарбаев в бытность президентом Казахстана (справа), его зять Тимур Кулибаев (слева), председатель президиума Национальной палаты предпринимателей «Атамекен».

В международной прессе рассказывают, как богатые казахстанцы по призыву экс-президента Нурсултана Назарбаева жертвуют средства в фонд по борьбе с коронавирусом, заявляя во всеуслышание о переданных суммах. Западные СМИ пишут также, что решение Казахстана приостановить экспорт муки может сказаться на других странах. Медиа прогнозируют скорое подписание окончательного соглашения между Казахстаном и Узбекистаном по границе.

СТЕСНЕНИЕ ПРОПАЛО?

На англоязычном сайте Eurasianet.org в статье «Толстосумы в Центральной Азии начинают борьбу с коронавирусом» пишут, что жертвующие средства состоятельные люди — как правило, это аффилированные с высокопоставленными чиновниками богачи — «не стесняются заявлять о своей щедрости».

20 марта бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который, несмотря на отставку в прошлом году, по-прежнему удерживает в своих руках широкие полномочия, обратился ко всем с призывом «помочь стране в трудные времена» и перечислить средства в фонд по борьбе с распространением коронавирусной инфекции.


Отклик, как пишет издание, был быстрым: первое пожертвование в размере около миллиона долларов поступило в тот же день от благотворительного фонда «Саби», основанного Асель Тасмагамбетовой, дочерью бывшего премьер-министра и бывшего посла Казахстана в России Имангали Тасмагамбетова. Базирующаяся в Лондоне компания по коммуникациям «связалась с международными СМИ», приветствуя «самый крупный на сегодняшний день частный вклад» в борьбу с коронавирусом в Казахстане. В заявлении фонда говорится, что средства пойдут на закупку тестов для определения коронавируса и аппарата искусственной вентиляции легких.

22 марта фонд, связанный с Народным банком, — который контролируют дочь Назарбаева Динара Кулибаева и ее муж Тимур Кулибаев, фигуранты списка Forbes (их совокупное состояние американский журнал оценил в прошлом году в 6,4 миллиарда долларов), — объявил о внесении около 10 миллионов долларов США.

Галимжан Есенов, владелец «АТФ Банка» и зять давнего союзника и родственника Назарбаева Ахметжана Есимова, по сообщениям, передал в фонд два миллиона долларов.

Девушка в защитной маске на фоне табло обменника с курсом покупки и продажи иностранных валют. На фоне вспышки коронавируса и падения цен на нефть национальная валюта Казахстана утратила по отношению к доллару 16 процентов за три недели.
Девушка в защитной маске на фоне табло обменника с курсом покупки и продажи иностранных валют. На фоне вспышки коронавируса и падения цен на нефть национальная валюта Казахстана утратила по отношению к доллару 16 процентов за три недели.


«Учитывая высокий уровень коррупции в Казахстане, многие граждане будут считать, что эти суммы, в лучшем случае, вернулись [назад]», — пишет Eurasianet.org.

В статье отмечают, что приобретение Динарой Кулибаевой в прошлом году замка в Швейцарии стоимостью 60 миллионов долларов вызвало негодование в стране. «Время оказалось совсем неподходящим, так как ее отец тогда просил [население Казахстана] быть более экономным в трудные экономические времена», — пишет Eurasianet.org.

О создании фонда в борьбе с коронавирусом объявили и в соседнем Кыргызстане. Бывший премьер-министр Омурбек Бабанов, который на президентских выборах в 2017 году проиграл Сооронбаю Жээнбекову, перечислил в фонд 50 тысяч долларов — этот шаг ожидаемо спровоцировал разговоры о возвращении Бабанова в политику.

Но гораздо больше внимания в Кыргызстане приковано к влиятельной и богатой семье Матраимовых, фамилия которых стала «синонимом взяточничества», отмечает издание. Депутат парламента Искендер Матраимов, брат бывшего заместителя главы таможенной службы Райымбека Матраимова (героя журналистского расследования о коррупции), заявил, что семья закупает и раздает продукты питания и медицинские маски. Пожертвования идут в основном на юг страны, откуда родом Матраимовы, рассказывает Eurasianet.org, напоминая, что в октябре в Кыргызстане должны состояться парламентские выборы.

ЗАПРЕТ НА ВЫВОЗ МУКИ ИЗ КАЗАХСТАНА — «ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ»?

На сайте американского новостного агентства Bloomberg в статье «Страны начинают запасаться продовольствием, что грозит мировой торговле» анализируют возможные последствия запрета на вывоз продуктов питания, который вводят государства в попытке создать резервы во время пандемии короновируса. Казахстан вошел в число таких стран. На этой неделе Нур-Султан остановил экспорт муки и других товаров, включая морковь, сахар и картофель.

Такого рода решения приняли в ряде других государств, отмечают в статье. Это поднимает вопрос о возможном наступлении того, что автор публикации называет «продовольственным национализмом», способным нарушить цепь поставок и торговые потоки.

«Мы уже начинаем видеть, что это происходит, и можно ожидать, что ситуация будет ухудшаться», — цитирует Bloomberg исследователя центра Chatham House в Лондоне Тима Бентона.

Уборка урожая пшеницы в Акмолинской области Казахстана.
Уборка урожая пшеницы в Акмолинской области Казахстана.


«Запасы продовольствия достаточны, но из-за логистических препятствий доставлять продукты к месту назначения всё труднее, поскольку коронавирус привел к беспрецедентным мерам [по ограничению передвижения], паническим покупкам и угрозе кризиса на рынке рабочей силы», — пишет Bloomberg.

Потребители во всем мире заполняют свои кладовые — и экономические последствия этого вируса только начинают ощущаться. Протекционизм часто может принести больше вреда, чем пользы, и это особенно актуально сейчас, поскольку решения об ограничении экспорта «вызваны страхом, а не приняты в ответ на неурожай или другие проблемы с поставками», пишет агентство. «Если правительства не будут работать коллективно и совместно, чтобы обеспечить глобальные поставки, а просто поставят на первое место свои страны, то ситуация может ухудшиться», — прогнозирует Тим Бентон. Он считает, что паника на рынках в сочетании с протекционистской политикой может в итоге привести к глобальному росту цен на продовольствие.

Ранее Казахстан уже прекратил экспорт других продуктов питания, таких как гречка и лук. Но решение приостановить экспорт муки стало гораздо более существенным шагом, который может повлиять на предприятия по всему миру, полагающиеся на поставки из-за рубежа для производства хлеба.

Люди в очереди в продуктовом супермаркете в Алматы за день до объявления первых случаев регистрации коронавируса в Казахстане. 12 марта 2020 года.
Люди в очереди в продуктовом супермаркете в Алматы за день до объявления первых случаев регистрации коронавируса в Казахстане. 12 марта 2020 года.


Британское новостное агентство Reuters тоже рассказывает о запрете на экспорт пшеничной муки из Казахстана на время чрезвычайного положения, которое продлится в стране как минимум до 15 апреля, и реакции Союза зернопереработчиков на это решение правительства.

В статье отмечают, что объединение зернопереработчиков заявило о готовности «взять на себя обязательство покрыть внутренние потребности в поставках продукции». Глава Союза зернопереработчиков Евгений Ган выразил надежду, что запрет будет снят через два-три дня, добавив, что на местном рынке достаточно муки. По словам Гана, «нет смысла ограничивать экспорт муки без регулирования торговли пшеницей, которую Казахстан продолжает свободно экспортировать, в том числе через черноморские порты», пишет Reuters.

Казахстан является важным поставщиком муки для своих соседей по Центральной Азии и Афганистана.

ЗАТЯНУВШИЕСЯ ПЕРЕГОВОРЫ ПО ГРАНИЦЕ И ВОЗРОЖДАЮЩИЙСЯ «КАРАКАЛПАКСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ»

Американский аналитический центр Jamestown Foundation между тем сообщает, что Казахстан и Узбекистан могут в ближайшие месяцы подписать соглашение по границе.

Спустя почти 30 лет после распада Советского Союза многие постсоветские республики еще не завершили демаркацию границ, и Казахстан не является исключением. Граница Казахстана с Узбекистаном — самая протяженная в Центральной Азии (более 2 200 километров). Вопрос демаркации всё еще не решен, несмотря на «потенциально взрывоопасные» участки по линии Каракалпакстана и Ферганской долины, отмечают исследователи.

В статье упоминают, что переговоры по границе на государственном уровне начались в 2000 году. На встрече в казахстанской столице в сентябре 2002 года стороны договорились об основных условиях демаркации и делимитации, решив вопрос о прохождении 96 процентов границы. Это привело к небольшому территориальному обмену, в ходе которого устранили один эксклав, но не решили все проблемы.


В мае 2004 года, когда обе стороны сделали некоторые территориальные уступки, произошла перестрелка между пограничниками двух стран. Это случилось в 17 километрах от Ташкента и затормозило дальнейшие переговоры при правлении покойного президента Узбекистана Ислама Каримова, который, как кажется, опасался, что проблема будет слишком токсичной. Тем не менее многие официальные лица Узбекистана чувствовали, что нерешенность вопроса может повлечь за собой еще большие риски, пишет издание. Поэтому через несколько дней после смерти Каримова в 2016 году Ташкент вернулся к обсуждению.

В прошлом месяце министерство иностранных дел Узбекистана объявило, что Ташкент и Нур-Султан разработали проект окончательного пограничного соглашения, подписание которого ожидается в ближайшие несколько месяцев.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев и его узбекистанский коллега Шавкат Мирзияев на церемонии открытия Года Казахстана в Узбекистане. Ташкент, 15 апреля 2019 года.
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев и его узбекистанский коллега Шавкат Мирзияев на церемонии открытия Года Казахстана в Узбекистане. Ташкент, 15 апреля 2019 года.


Поскольку протяженность спорных участков незначительна и каких-либо существенных вспышек насилия в течение последних 15 лет не происходило, «сделка, скорее всего, должна пройти успешно», полагает Jamestown Foundation.

У обеих сторон есть особенно веские причины для достижения соглашения, пишет сайт: ни одна из них не хочет повторения ситуации на кыргызско-таджикской границе, где нередко происходят кровопролитные столкновения. «Ташкент испытывает особые опасения: возродился каракалпакский национализм, и лидеры [Каракалпакстана] хотят, чтобы их автономия перешла из Узбекистана в Казахстан. Если это движение усилится, трудно понять, как может быть заключено какое-либо окончательное соглашение о границе», — пишет Jamestown Foundation.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG