Доступность ссылок

Срочные новости

Чего ждать казахстанцам в экономический кризис


Женщина у здания филиала коммерческого банка в Алматы.

Пандемия коронавирусной инфекции и обрушение цен на нефть привели к новому мировому кризису, который экономисты называют «специфичным» и «глубоким». Правительство Казахстана, чтобы поддержать экономику в период режима чрезвычайного положения, введенного из-за распространения COVID-19, принимает ряд антикризисных мер. Азаттык вместе с экономистами разбирался — эффективны ли эти меры в борьбе с кризисной ситуацией, справится ли экономика Казахстана с трудностями, или потребуется перезагрузка всей монетарной системы страны?

ПАКЕТ АНТИКРИЗИСНЫХ МЕР

6 марта страны ОПЕК + Россия не сумели договориться о продлении сделки: Москва не согласилась с условиями сокращения добычи нефти. После этого Саудовская Аравия объявила негласную ценовую войну. Рынок отреагировал: цены на нефть обрушились сразу на 30 процентов — в последний раз такое падение происходило в 1991 году.

9 марта президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев объявил о создании оперативного штаба для разработки антикризисного плана.

По мнению экспертов, Казахстан — страна, зависимая от нефтедобычи, и последствия себя ждать не заставят. Закономерно ожидается повышение уровня инфляции, нанесение существенного урона бизнес-сектору Казахстана и, как следствие, сокращение рабочих мест. Для того, чтобы предотвратить самые худшие ожидания, правительство решило создать антикризисный план. Меры, которые обещано принять, изложены 17 марта на заседании правительства.

Были объявлено, что для улучшения обстановки, будут предприняты следующие шаги:

  • кредитование бизнеса на сумму до одного триллиона тенге по программам «Экономика простых вещей» и «Дорожная карта бизнеса — 2025»;
  • крупные объекты торговли, кинотеатры, театры, выставки, спортивные объекты будут освобождены от налога на имущество для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей сроком на один год;
  • для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей приостановится начисление пени на один квартал, срок налоговой отчетности за III квартал будет перенесен.
  • льготное кредитование бизнеса под шесть процентов годовых;
  • ремонт инфраструктурных, социальных объектов и дорог местного значения с привлечением к данной работе казахстанских граждан в рамках программы «Дорожная карта занятости». Сумма — 300 миллиардов тенге;
  • в период ЧП при просрочке выплат по кредиту не будут начисляться штрафы и пени;
  • Создание 200 тысяч новых рабочих мест.

БУДЕТ ЛИ ВСПЛЕСК ИНФЛЯЦИИ?

10 марта Национальный банк, закономерно ожидающий скачка уровня инфляции, повысил базовую ставку (механизм по управлению стоимостью денег. — Ред.) сразу с 9,25 до 12 процентов. Казахстанские экономисты много лет говорят, что неправильная монетарная политика страны не позволяет снижать базовую ставку, к чему стремятся экономики многих стран. Как, например, в США. 16 марта Федеральная резервная система (ФРС) США в ответ на кризис понизила процентную ставку практически до нуля. В США она будет такой «до тех пор, пока не будет уверенности, что экономика пережила последние события».

Сотрудница Народного банка в Алматы меняет курс валют. 18 марта 2020 года.
Сотрудница Народного банка в Алматы меняет курс валют. 18 марта 2020 года.

Экономист Касымхан Каппаров, основатель онлайн-проекта Ekonomist.kz, считает, что повышение базовой ставки, исходя из которой Нацбанк финансирует банки второго уровня, — это вынужденная мера.

— Казахстан является одной из двух экономик в мире, в которых учетная ставка была увеличена. Все остальные страны стимулируют деловую активность за счет снижения учетной ставки. У нас это, на мой взгляд, говорит о том, что в Нацбанке ожидают всплеск инфляции, — говорит эксперт. — Для того чтобы снизить инфляционные ожидания, он увеличил учетную ставку. Конечно, это не поможет решить проблему инфляции, потому что у нас импортная составляющая в корзине потребления достаточно высокая. Тем более, закрываются границы с торговыми партнерами, будут логистические проблемы, и, соответственно, цены на импортные товары будут еще расти. Повысят ее или понизят дальше — сложно прогнозировать, потому что логика Нацбанка на данный момент не совсем понятна. Если они захотят продолжать инфляционное таргетирование в такой кризисной ситуации, это приведет только к сжиманию денежной массы. По сути, любое повышение учетной ставки не поможет экономике. Инфляция в феврале уже была на уровне шести процентов, а в марте, я практически уверен, она выйдет за этот коридор.

Российский экономист, возглавляющий Институт стратегического анализа Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), Игорь Николаев считает, что повышение базовой ставки — удар по казахстанской экономике, которого, тем не менее, сложно избежать из-за сырьевого пути развития страны.

— Россия с большей вероятностью, если рубль будет падать, повысит процентную ставку. Федеральная резервная система США, Банк Англии и другие понизили базовую ставку. Если вы повышаете ставку, деньги становятся дороже, и это больше угнетает экономику. Поэтому и сомнения у Центробанка насчет того, повышать ставку или нет. Причины того, что Казахстан повысил базовую ставку, — это то, что казахстанская экономика тоже сырьевая и падение цен на нефть оказало давление на тенге. Неудивительно, что он так сделал. Он сделал по всем законам, как он должен был сделать, но это еще вопрос — может быть, стоило повременить, потому что это удар по экономике, — говорит экономист.

Прохожая рядом с табло с курсом покупки и продажи иностранной валюты. Алматы, 9 марта 2020 года.
Прохожая рядом с табло с курсом покупки и продажи иностранной валюты. Алматы, 9 марта 2020 года.

«Удары по экономике» правительство хочет смягчить льготным кредитованием бизнеса, освобождением некоторых субъектов бизнеса от налогов на имущество, запретом на начисления штрафов и пени за просроченные кредиты в период действия режима ЧП. Кроме того, обещано сдерживать цены на социально значимые товары и следить за соблюдением трудовых прав граждан.

Между тем, по мнению специалистов, не всё из этого сработает.

По мнению экономиста Айман Турсынкан, директора форсайтингового агентства Eximar, чтобы, например, сдержать цены, нужно хотя бы отменить все налоги.

Экономист Айман Турсынкан.
Экономист Айман Турсынкан.

— США ввели отмену налогов на весь малый и средний бизнес. Возьмем простое предприятие — обычного растениевода, который на небольшом участке выращивает сезонные овощи. В его себестоимости больше половины — это налоги. Когда пытаются регулировать цены, сделать подушку безопасности для бизнеса от банкротства, как-то сравнять благосостояние населения, в первую очередь контролируют цены, чтобы люди не покупали хлеб за 200 тенге, чтобы они находились в своей нормальной продуктовой корзине. Для того чтобы цены не повышались, бессмысленно сейчас нанимать специалистов от акимата, чтобы они ходили с какими-то санкциями. Это бесполезно, ценообразование не там, оно складывается совсем из других источников. В первую очередь ценообразование складывается из этой кредитной и налоговой нагрузки, которая несправедлива, — говорит Айман Турсынкан.

По мнению Касымхана Каппарова, обещанное сдерживание цен — это административная мера, которая не даст должного эффекта.

— Сдерживание цен — это чисто административная мера. Любое удержание цен, особенно на социально значимые товары, в итоге приводит к дефициту этих товаров, потому что продавцам невыгодно продавать [товар] ниже себестоимости. В то же время мораторий на увольнение сотрудников приведет к тому, что их будут отправлять в неоплачиваемый отпуск либо будут делать сокращенную рабочую неделю. По сути, это никак не повлияет на деловую активность бизнеса. На бумаге цифры правительство сможет показать, но кардинального улучшения экономической ситуации они не вызовут, — говорит эксперт.

КРЕДИТНАЯ ИГЛА

Созданный антикризисный штаб, как всегда, обратил большое внимание на кредитование. Бизнес обещают кредитовать под шесть процентов, а физическим лицам обещают помочь в период действия ЧП. Айман Турсынкан считает, что подобные меры совершенно неэффективны и требуется полная перезагрузка всей монетарной системы страны.

Правительство говорит: если мы уроним сейчас базовую ставку, все люди опять побегут за кредитами.


— Правительство анонсировало отсрочку по процентам по всем кредитам для населения. А у нас уже общая сумма потребительских, то есть необеспеченных, займов достигла 47 процентов от совокупного кредитного портфеля на начало года, а на 1 марта — уже больше семи триллионов тенге. А это уже 50 процентов, — говорит Турсынкан. — Получается из 14 триллионов тенге совокупного портфеля — для всех: и для бизнеса, и для населения — половину составляют обычные потребительские займы. Правительство говорит: если мы уроним сейчас базовую ставку, все люди опять побегут за кредитами. Но это бред. За все 12 лет их так называемой борьбы, ужесточения монетарной политики, наоборот — в 2007 году доля потребительских займов не превышала здоровые 12–15 процентов от совокупного кредитного портфеля. Как только они ввели ужесточение монетарной политики, они уничтожили доступ к нормальному здоровому бизнесу для развития производств, к инвестиционным займам и пополнению оборотного капитала. То есть они не стимулированы верхней ставкой финансирования 56 процентов, допущенной законодательно в Казахстане. Просто спекулятивное отношение. Они у людей породили зависимость от заемных денег, которые не обязательно возвращать. Другие страны совершенно иначе поступают. ФРС снизила ставку, они выделяют дополнительно один триллион долларов не для ограничения ликвидности, а для повышения ликвидности для того, чтобы обеспечить финансирование бизнеса по максимально низкой цене. Я считаю, что антикризисные меры абсолютно бессистемные, не включают в себя решение главной проблемы. Еще с 2007 года наша экономика недофинансирована, и из-за этого вообще нет развитого производства. Мы не можем выйти на самообеспечение. Поэтому единственная мера, которая была бы действительно эффективной, — это полный пересмотр монетарной политики.

Экономист добавляет, что льготные шесть процентов вместо 16 означают лишь только то, что правительство в очередной раз выделит субсидии банкам.

— Кто от этого выигрывает? Олигополии. Кто лоббирует такую политику? Кулибаев, Утемуратов, Машкевич. Все лица, связанные с банковскими олигархическими группировками. Глубинная причина неэффективности монетарной политики — это полное засилье всего банковского сектора. Заметьте, финансового сектора в Казахстане нет. Уничтожена фондовая биржа, она никак не развивается, нет рынка прямых инвестиций, нет венчурного капитала, нет никаких паевых инвестиционных фондов, и нет факторинга, торгового финансирования — того, что вообще не относится к банковскому сектору.

Женщина считает деньги на рынке в Алматы. Иллюстративное фото.
Женщина считает деньги на рынке в Алматы. Иллюстративное фото.

Касымхан Каппаров между тем отмечает, что 300 заявленных миллиардов, вероятно, не хватит вообще, а в резервах Нацбанка Казахстана уже не так много денег.

— Нацбанк располагает ликвидными резервами чуть менее девяти миллиардов долларов. На данный момент это резервы в свободно конвертируемой валюте. Большинство — в долларах. Эта сумма покрывает минимальные три месяца импорта, это минимальный стандарт, который Нацбанк должен иметь у себя в запасах. 70 процентов резервов сейчас находится в золоте, поэтому Нацбанку потребуется время на то, чтобы продать его. Учитывая то, что цены на золото сейчас падают, покупателей золота сейчас не очень много.

НАСКОЛЬКО ГЛУБОК КРИЗИС

Касымхан Каппаров считает, что минимальные меры, которые должно принимать правительство в такой ситуации, — это заморозка платежей по всем кредитам на три месяца, налоговые каникулы на все налоги на три месяца и беспроцентные кредиты для малого бизнеса из Нацфонда на 12 месяцев в объеме 50 процентов от средних доходов в 2019 году по данным налогового комитета.

Экономист Касымхан Каппаров.
Экономист Касымхан Каппаров.

— Для поддержания хотя бы минимальной активности бизнеса, сохранения работников требуется принять эти меры, чтобы экономика сильно не упала. Эти меры уже внедряются в других странах, пострадавших от коронавируса, но они могут помочь только на ранней стадии. Это стандартный пакет мер, потому что у людей нет доходов в сфере услуг, поэтому они не смогут выплачивать кредиты, — говорит эксперт.

Айман Турсынкан, в свою очередь, считает, что необходимо снизить базовую ставку до шести процентов, отменить налоги, пересмотреть нагрузку по внебюджетным платежам, инвестировать в малый и средний бизнес для открытия новых рабочих мест и отменить налог на добавленную стоимость (НДС).

— Остро стоит вопрос по НДС. Мы можем сохранить НДС на импортную продукцию, но на продукты первой необходимости НДС нужно отменить, это реально уронит цены — так можно минимизировать девальвационный шок, — говорит экономист.

Также она добавляет, что нужно полностью пересмотреть монетарную политику государства.

— Покуда мы не уничтожим саму эту кривую основу монетарной политики, мы ничего не сможем сделать в нашей стране. По тому же пути идут все наши банки развития, холдинги «Байтерек», «КазАгро». Это не работает. Если вы не обеспечиваете конкуренцию в каком-либо секторе, он превращается в раковую опухоль и пожирает этот организм. Именно поэтому во всем мире банковская система не является доминирующей, она занимает не больше 30 процентов от рынка.

В целом, экономисты предупреждают: нужно готовиться и принимать серьезные меры.

Российский экономист Игорь Николаев отмечает, что с этим кризисом нельзя справиться так, как справились с кризисом 2008 года.

— Нужно обратить внимание на то, что это весьма специфичный кризис. Все страны, и СНГ и Россия, включены в мировую экономику, а она стремительно уходит в штопор. Это необычный кризис, такой кризис только традиционными методами денежными стимулированиями — удешевлением денег, накачиванием ликвидности — не лечится. То, что делали центробанки в последние годы, в том числе в кризис 2008–2009 годов, не подходит. Более правильный подход — это прямая финансовая поддержка тех отраслей, которые оказались в трудном положении.

  • 16x9 Image

    Хадиша АКАЕВА

    Хадиша Акаева - репортер Азаттыка по Восточно-Казахстанской области. Выпускница университета имени Шакарима, специальность - журналистика. Периодически публикуется в казахстанских и центральноазиатских СМИ. Практиковалась в изданиях Армении и Грузии, специализирующихся на журналистских расследованиях.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG