Доступность ссылок

Срочные новости

«Она так убедительно рассказывала». Казахстанцы продолжают вкладываться в финансовые пирамиды


Иллюстративное фото.

Ежегодно казахстанцы добровольно передают создателям финансовых пирамид миллиарды и даже триллионы тенге. Вернуть средства, вложенные в эти далеко не новые мошеннические схемы, владельцам зачастую не удается. Тем не менее из года в год в стране появляется не меньше ста новых финансовых пирамид, и, по всей видимости, они не испытывают нехватки во вкладчиках. Их создателям, говорят эксперты, часто удается избежать ответственности.

«ПЛАКАЛИ ЛЮДИ, УГРОЖАЛИ СУИЦИДОМ»

В феврале 2020 года в отдел полиции Аягозского района Восточно-Казахстанской области поступили заявления от 38 человек, утверждавших, что они стали жертвами финансовой пирамиды, которую создала жительница города Аягоза.

По словам подателей жалоб, женщина говорила, что занимается государственными закупками, сотрудничает с национальной компанией «Самрук-Казына», а помогает ей команда «богатых болашаковцев». Тем самым, говорят пострадавшие, она «ловко играла» на желаниях людей и создавала у них «чувство сопричастности» к распределению бюджетных средств.

На каждую вложенную сумму, утверждают вкладчики, накидывалось ни много ни мало 50 процентов, а организатор тут же предлагала вложить и выручку в ее сверхприбыльный бизнес.

Позже, говорят заявители, каждого «инвестора» просили привлечь еще людей — «госзакупки», в которых они участвовали, становились всё дороже и прибыльнее. Один из вкладчиков, Жаркын Калиев, утверждает, что «инвесторы» не подозревали о существовании друг друга.

— Она изначально говорила, что у нее восемь человек работают по всему региону. Мы все до декабря даже друг друга не знали, — говорит Калиев.

Медет Абдулин называет себя биржевым трейдером. По его словам, женщина, которую он и другие податели жалоб обвиняют в создании пирамиды, так убедительно рассказывала о деле, что лично у него не возникало никаких подозрений.

— На тот момент это не представлялось пирамидой, она общалась с людьми, которые были далеки от госзакупок и тендеров. Я сам биржевой трейдер, но в тендерах, в госзакупах я не разбираюсь. Я спросил ее — как получается такая прибыльность, она мне отвечала тем, что в основном они связываются с закупами, где товары привозятся из Китая. Сказала, что у нее есть команда тендерщиков, которые выигрывают тендера, и есть команда поставщиков, которые доставляют товар. Есть бухгалтеры и юристы. Когда попросил документы, она показала доверенность на ИП ее супруга.

Деньги «инвесторы» переводили на счета мужа женщины или отдавали наличными, и не только собственные средства, но и собранные вскладчину. В октябре и декабре 2019 года их попросили вложить доллары. В присутствии нотариуса Абдулин передал сумму, эквивалентную 50 миллионам тенге, Калиев — двум миллионам тенге.

Вкладчики говорят, что узнали друг о друге в январе, когда заподозрили мошенничество.

— В декабре начались проблемы. Она начала юлить, якобы конец года, не получается, поставщики задерживаются. В конце января она была в Алматы, мы поехали за ней требовать наши деньги. Около 20 дней мы там были. Там плакали люди, угрожали суицидом, потому что за ними по 15–30 человек, и у всех требовали деньги.

Я тогда поняла, что наших денег нет, никакими тендерами она не занималась.

В то же время потерпевшие связались с людьми, о работе с которыми говорила обвиняемая.

— У них мы выяснили, что она вложилась в их проект всего один раз — на 25 миллионов, — говорит еще одна «вкладчица» Индира Мухамадиева. — Я тогда поняла, что наших денег нет, никакими тендерами она не занималась.

Люди написали заявления в полицию. Долгое время следствие не двигалось — заявителей, говорят они, никто не опрашивал, женщина, которую они обвинили в мошенничестве в особо крупном размере, на время карантина в связи пандемией коронавириуса уехала в столицу.

— Только после того, как мы выступили с видеообращением о бездействии следователей, дело было передано в Усть-Каменогорск, и только тогда начали работать по счетам, — говорит Индира. — Но и сейчас половина людей не опрошена. Следователь сказал, что там больше 200 человек.

Фрагмент видеообращения граждан, заявляющих, что они стали жертвами финансовой пирами, организованной жительницей Аягоза.
Фрагмент видеообращения граждан, заявляющих, что они стали жертвами финансовой пирами, организованной жительницей Аягоза.

Азаттык пытался связаться с жительницей Аягоза, в чей адрес выдвигаются обвинения, однако номер телефона, с которого она говорила с инвесторами, был отключен. Ее адвокат отказался от комментария, ссылаясь на законодательство, которое запрещает ему «разговаривать без согласия с доверителем». Связать журналиста со своей клиенткой он также отказался.

Заявители утверждают, что подозреваемая отвергает все обвинения, настаивает, что выплатила все деньги, а расписки у нотариуса давала «под давлением».

Дело проходит по части 4 статьи 190 уголовного кодекса — «Мошенничество».

ЭВОЛЮЦИЯ ПИРАМИД

Если исходить из слов вкладчиков, здесь может прослеживаться классическая многоуровневая финансовая пирамида, в которой каждый участник приводит новых. Все они делают вклады, которые затем распределяются между ними же, — так и формируется привлекшая людей «высокая доходность». Рано или поздно такая пирамида неизменно терпит крах, так как схема требует стремительного и бесконечного роста числа «инвесторов».

Создатели пирамид могут говорить, что торгуют золотом, нефтью, криптовалютой. Их творения могут развалиться за несколько месяцев или проработать очень долго. Крупнейшая в мире из уже обрушившихся — так называемая афера Бернарда Мейдоффа — просуществовала 40 лет, финансовые потери от нее составили 64,8 миллиарда долларов. Организатора приговорили к 150 годам лишения свободы.

Инициаторы схем могут прикрываться «большими связями», как делала задержанная в мае 45-летняя казахстанка, создавшая чат «Реальные доходы» в мессенджере WhatsApp. Людям она представлялась брокером и женой «высокопоставленного чиновника из Нур-Султана» и предлагала купить ценные бумаги. От ее действий, как предполагается, пострадало более 300 человек.

Сейчас всё больше финансовых пирамид создается и рекламируется через мессенджеры и социальные сети. Известными стали игры «Котел» и «Черная касса», действующие по принципу финансовой пирамиды: участники вкладывают деньги и приводят людей. Обещание классическое — большая выгода.

«ДЕНЬГИ УХОДЯТ ЗА ПРЕДЕЛЫ СТРАНЫ И ТАМ ОСТАЮТСЯ»

У юриста Юлии Ашихминой, третий год занимающейся делами о создании финансовых пирамид, сейчас очередной кейс. Подозреваемая — еще одна жительница Аягоза. Потерпевшими проходят 11 человек. На деле, по словам адвоката, их около полутора тысяч, а сумма ущерба доходит до триллиона тенге.

В ходе предварительного расследования, рассказывает юрист, выяснилось, что полученные деньги подозреваемая переводила в офшоры. Расследование ведется с декабря 2018 года и до сих пор не завершилось. На пресс-конференции Ашихмина обвинила МВД и генеральную прокуратуру в «попытке развалить дело».

В беседе с Азаттыком Ашихмина говорит, что, несмотря на вал информации о пирамидах, поток потерпевших не иссякает.

Юрист Юлия Ашихмина, специализирующаяся на финансовых пирамидах.
Юрист Юлия Ашихмина, специализирующаяся на финансовых пирамидах.

Азаттык: Легко ли наказать создателя схемы?

Юлия Ашихмина: Возбудить уголовное дело в отношении создателя пирамиды очень сложно. И еще сложнее вернуть назад деньги. Есть специалисты [которых можно нанять для] отслеживания движения денежных средств от получателя и до конечной цели. Если эти деньги выведены в офшоры, в зарубежные банки либо на них приобретены драгоценные металлы, это не приобщают к делу, людей [способных отследить путь денег] не привлекают к участию в расследовании. Денежные средства уходят за пределы страны и там остаются. Это проблема коррумпированности в первую очередь и слабой подготовки органов [прокуратуры] и внутренних дел.

Азаттык: Почему люди продолжают нести свои деньги, вопреки народной мудрости о бесплатном сыре, который дают только в мышеловке?

Юлия Ашихмина: От отчаяния, от финансовой и социальной беспомощности.

Азаттык: Много ли в Казахстане сейчас пирамид?

Юлия Ашихмина: Очень много. Этот рынок только на первый взгляд кажется неконтролируемым. На самом деле за каждой стоят люди [с обширными связями], которые находят заинтересованных лиц, готовых на создание этих пирамид.

Азаттык: Почему многие вкладчики даже не подают заявления, чтобы им вернули деньги?

Юлия Ашихмина: Не верят, что денежные средства к ним вернутся, даже если будет вынесено решение о возмещении. Уверены, что деньги искать не будут, что никто не будет привлекать специалистов, которые будут устанавливать, где находятся средства. Люди не верят в действие закона.

Люди не верят в действие закона.

Азаттык: Как распознать финансовую пирамиду?

Юлия Ашихмина: Когда собирают деньги в финансовые пирамиды — называют их финансовыми инвестициями, но фактически не сообщают, какие именно это инвестиции. Есть люди, уже судом признанные мошенниками, которые говорили, что якобы деньги крутятся в товаре, называли конкретные виды товаров, но не предоставляли конкретную информацию: на каких рынках, с какими странами работают, с какими поставщиками, в течение какого времени работают. Если деньги собираются для инвестиций, опять же не сказано, на какой бирже будут работать эти деньги, с каким трейдером. Как правило, они представляются трейдерами, но опять же не сообщают, с какими они работают аккаунтами — нефть это, золото или финансы. Таким образом, проведя анализ представляемой информации и после сбора информации, можно установить, что данное лицо просто выдает себя за трейдера или предпринимателя.

В генеральной прокуратуре на запрос Азаттыка о схеме и статистике возврата денег из банков в офшорных зонах, в которые создатели финансовых пирамид переводят вклады, сообщили, что такие сведения в едином реестре досудебных расследований отсутствуют.

Согласно информации, предоставленной этим ведомством, за пять лет в Казахстане было зарегистрировано 555 дел по статье «Создание и руководство финансовой (инвестиционной) пирамидой».

Некоторые финансовые пирамиды между тем часто даже не квалифицируются как таковые. В интервью казахстанским СМИ заместитель директора департамента внутренних и внешних коммуникаций МВД Казахстана Олег Иващенко заявлял, что изначально такие преступления регистрируют как мошенничество. Переквалификация происходит по ходу следствия. По словам юристов, эти деяния часто так и остаются в категории мошенничеств. Нередки и ситуации, когда потерпевшими проходит 10 человек при реальной численности вкладчиков — десятки тысяч.

По данным Генпрокуратуры, за последние пять лет сумма ущерба от финансовых пирамид достигла 13,6 миллиарда тенге. Возмещено к настоящему моменту 399,7 миллиона, или около трех процентов.

  • 16x9 Image

    Хадиша АКАЕВА

    Хадиша Акаева - репортер Азаттыка по Восточно-Казахстанской области. Выпускница университета имени Шакарима, специальность - журналистика. Периодически публикуется в казахстанских и центральноазиатских СМИ. Практиковалась в изданиях Армении и Грузии, специализирующихся на журналистских расследованиях.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG