Доступность ссылок

Срочные новости:

Преследования критиков власти, атаки на журналистов, пытки за решёткой. Казахстан в докладе HRW


Полиция проводит задержания на месте анонсированного оппозицией протеста. Алматы, 25 октября 2023 года
Полиция проводит задержания на месте анонсированного оппозицией протеста. Алматы, 25 октября 2023 года

Расследование кровопролитных Январских событий в Казахстане прошло однобоко, в стране продолжается давление на оппозиционных активистов, а право на мирный протест по-прежнему жёстко ограничено — такие выводы содержатся в докладе международной организации Human Rights Watch о ситуации с правами человека в мире.

«Через два года после масштабных антиправительственных протестов, которые потрясли Казахстан в январе 2022 года, лишь несколько официальных лиц привлечены к ответу за причастность к непропорциональному применению силы в отношении протестующих, к произвольным задержаниям и тюремному заключению, а также к пыткам и жестокому обращению с задержанными», — говорится в представленном 11 января докладе HRW.

В посвящённой Казахстану части 377-страничного доклада международная организация со штаб-квартирой в Нью-Йорке отмечает, что в 2023 году в стране участились атаки на журналистов, власти преследовали своих критиков и гражданских активистов, используя расплывчатые уголовные обвинения. HRW пишет, что в Казахстане ограничено право на мирный протест, как и свобода слова и вероисповедания.

ПОСЛЕ КРОВАВОГО ЯНВАРЯ

Расследование кровопролитных событий начала 2022 года, которые начались мирно из-за роста цен на газ и ухудшения благосостояния граждан, но переросли в ряде городов в беспорядки и погромы, было односторонним, считает Human Rights Watch. В отношении участников протестов вынесли около 1200 обвинительных приговоров, при этом лишь десятки сотрудников силовых органов были привлечены к уголовной ответственности, приводят данные правозащитники. В Таразе, Кызылорде и Шымкенте закрыли уголовные дела по фактам гибели людей во время Кровавого января с формулировкой «за отсутствием состава преступления» в действиях сотрудников сил безопасности.

По меньшей мере 15 погибших во время Январских событий были осуждены по обвинениям в участии в беспорядках. HRW считает, что их право на справедливое судебное разбирательство было нарушено.

Женщина у камня, к которому родственники погибших во время Январских событий принесли их портреты. Алматы, 5 января 2023 года. На мемориале в центре города, сооружённом к первой годовщине Кровавого января, нет ни фамилий, ни фотографий жертв
Женщина у камня, к которому родственники погибших во время Январских событий принесли их портреты. Алматы, 5 января 2023 года. На мемориале в центре города, сооружённом к первой годовщине Кровавого января, нет ни фамилий, ни фотографий жертв

В докладе говорится, что правозащитники задокументировали жестокие пытки в отношении задержанных во время и после Кровавого января: избиения, удары электрошокерами, сексуальное насилие и угрозы его применения. По следам этих событий были осуждены по меньшей мере 23 сотрудника полиции, однако «десятки других расследований по пыткам были закрыты», напоминают исследователи HRW.

Авторы доклада пишут о распространённости пыток в местах заключения и напоминают кейс с активистом Тимуром Данебаевым (он призывал привлечь к ответственности президента Касым-Жомарта Токаева за распространение ложной информации — из-за утверждения о нападении на страну «20 тысяч террористов», но сам оказался за решёткой, его приговорили к трём годам заключения по обвинению в «разжигании розни» в постах в соцсетях), видео избиения которого за решёткой получило распространение в Сети.

Комитет ООН против пыток выразил обеспокоенность в связи с «многочисленными постоянными сообщениями» о пытках и призвал Казахстан обеспечить ответственность за «все акты пыток и жестокого обращения, включая чрезмерное применение силы», подчёркивается в докладе.

После кровопролитных событий несколько гражданских активистов столкнулись с уголовным преследованием. HRW пишет, в частности, о деле в отношении лидера незарегистрированной Демократической партии Казахстана Жанболата Мамая, которого в апреле приговорили к шести годам условно по обвинению в организации незаконного митинга в январе 2022-го, оскорблении полицейских и распространении заведомо ложной информации; о приговоре Айгерим Тлеужан, отправленной за решётку на четыре года по делу о «захвате аэропорта Алматы во время Январских событий».

«Власти Казахстана продолжают преследовать мирных активистов политической оппозиции, предъявляя им уголовные обвинения в участии в запрещённых "экстремистских" организациях (статья 405 Уголовного кодекса)», — отмечают правозащитники. Они приводят дело против Марата Жыланбаева, руководителя незарегистрированной политической оппозиционной группы «Алга, Казахстан!», которому вменили «финансирование экстремизма» и приговорили к семи годам лишения свободы.

HRW констатирует, что право на мирные собрания по-прежнему жёстко ограничено. Акиматы не согласовывают митинги под различными предлогами, говорят активисты и правозащитники. Пытающихся мирно протестовать подвергают задержаниям, штрафам, административным арестам. В августе полицейские задержали родственников погибших во время Январских событий, которые пришли к зданию акимата Шымкента — власти расценили это как незаконное собрание, один человек был отправлен под арест на пять суток, ещё один — на 10.

Первые после Январских событий парламентские выборы, прошедшие 19 марта 2023 года, «не соответствовали демократическим стандартам», говорят в HRW. Наблюдатели миссии ОБСЕ заявили, что в стране приняли законодательные изменения, направленные на усиление конкуренции, но в ходе выборов были выявлены значительные процедурные нарушения. Миссия подчеркнула, что «процесс подсчёта голосов вызвал серьёзные опасения по поводу того, были ли бюллетени подсчитаны и представлены честно».

2023 год в Казахстане запомнился нападениями на журналистов, их имущество. Редакции нескольких СМИ заявили о прессинге.

HRW упоминает административный арест журналиста из Туркестанской области Амангельды Батырбекова, которого обвинили «в клевете» на местного чиновника, дело блогера Махамбета Абжана, которого приговорили к девяти годам тюрьмы по обвинению в вымогательстве. В доклад включён также инцидент с журналисткой из Талдыкоргана Сандугаш Дуйсеновой, которую подозревали в распространении персональных данных и вызвали в полицию, где подвергли унизительному обыску с раздеванием (позже с неё сняли подозрения). Правозащитники пишут также о случае воспрепятствования работе корреспондента КазТАГ в Караганде Дианы Сапаркызы, на которую напали сотрудники охраны шахты, когда она готовила материал о смертоносной аварии под землёй.

Власти Казахстана отвергают наличие политически мотивированных преследований и политических заключённых. В недавнем интервью официальной газете «Егемен Қазақстан» президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что в стране «созданы все условия для публичного выражения несогласия с действиями власти <…> действует демократический закон о мирных собраниях», нет цензуры и репрессий.

СИТУАЦИЯ С ПРАВАМИ ЖЕНЩИН, ИНВАЛИДОВ. БЕДНОСТЬ И НЕРАВЕНСТВО

Правозащитная организация подчёркивает, что принятые в апреле законодательные изменения, направленные на усиление защиты прав женщин, не криминализировали бытовое насилие. Поправки исключили возможность повторного примирения жертвы с абьюзером, ужесточили наказание за семейное насилие, увеличили срок ареста за нарушение охранного предписания. Но побои по-прежнему относятся к административным нарушениям, а не к уголовным преступлениям.

Доступ детей с инвалидностью к образованию ограничен, говорится в докладе. В закрытых учреждениях интернатного типа в Казахстане дети с ограниченными физическими возможностями подвергаются риску физического насилия, принудительного медикаментозного лечения седативными препаратами и отсутствия заботы. В августе СМИ сообщили, что 14 детей в государственном интернате Караганды были госпитализированы с отравлением, один из них скончался. Полиция ведёт расследование.

Пять активистов из Каракалпакстана, автономной республики в составе Узбекистана, находились в Казахстане под экстрадиционным арестом в течение 12 месяцев. Власти Казахстана освободили их, но отклонили их просьбы о предоставлении убежища, отмечают в HRW.

Казахстанским работникам препятствуют в регистрации независимых профсоюзов, пишут исследователи правозащитной организации.

Религиозные группы сталкиваются с обязательными требованиями регистрации объединений и строгими ограничениями на распространение и продажу религиозной литературы.

В Казахстане растёт число бедных, малообеспеченные группы населения зачастую не могут реализовать экономические, социальные и культурные права, отмечают в HRW. Многие нуждающиеся лишены возможности получать адресную социальную помощь, механизм предоставления которой нередко подвергают критике.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG