Доступность ссылок

Срочные новости:

Просил 25 млн, дали два. Сколько стоит поломанная жизнь кантаровцев и особенности выплаты компенсаций   


Потерявший зрение во время Кантара Ермек Абдрешов
Потерявший зрение во время Кантара Ермек Абдрешов

Суд удовлетворяет иски о компенсации лишь частично, а некоторые заявления не рассматриваются вовсе. Правозащитники говорят, что государство не выполняет должным образом свой долг перед невинными жертвами.

«ЕГО БИЛИ, ЧТОБЫ ЛУЧШЕ ВИДЕЛ»

38-летний Ермек Абдрешов получил серьёзное повреждение глаз во время Январских событий. Он попал в больницу, откуда полиция забрала его силой и подвергла пыткам. В итоге Ермек ослеп на оба глаза.

Абдрешов потребовал от государства компенсацию в размере 25 миллионов тенге. Его адвокат Маржан Аспандиярова говорит, что, если бы его силой не вывезли тогда из больницы, возможно, удалось бы спасти хотя бы один глаз.

— 5 января 2022 года Ермек вместе с другими мирными гражданами находился возле площади Республики, когда прямо перед ним взорвалась светошумовая граната. Находящегося без сознания мужчину кто-то доставил в больницу № 7 в Алматы. 8 января пришли военные в чёрной форме и забрали его, не позволив ему ни одеться, ни обуться, хотя медсестра сказала, что «он не видит». «Прозреет», — сказали те и нанесли удары ружьём по глазам, голове и телу, — рассказывает обстоятельства дела адвокат.

12 июля 2023 года межрайонный суд по гражданским делам города Астаны иск Ермека Абдрешова удовлетворил частично — взыскать с государства два миллиона тенге. Апелляционный суд решение суда первой инстанции оставил без изменения.

И Ермек, и его адвокат не согласны с размером установленной судом моральной компенсации.

— Как могут физические и душевные страдания человека, потерявшего оба глаза, оцениваться в два миллиона тенге?! Ему по-прежнему нужны большие деньги на лечение, а глазной протез нужно менять каждый год. Орган уголовного преследования должен понести ответственность за свои противоправные действия, — считает правозащитница.

Маржан Аспандиярова говорит, что после Январских событий Ермек остался без средств к существованию, хотя до травмы был «мастером на все руки».

— Раньше он работал автомехаником и ежемесячно зарабатывал 450 тысяч тенге (более 1000 долларов по курсу того времени). Посчитайте его расходы с 5 января 2022 года. Теперь он ходит с палкой и стал инвалидом. С тех пор он перенёс несколько операций. На лечение и транспортные расходы в Турции, на услуги врачей в Казахстане он потратил более девяти миллионов тенге, все соответствующие документы у него есть, — говорит Маржан Аспандиярова.

Ермек Абдрешов подал в суд о взыскании материального ущерба, и 27 сентября Бостандыкский районный суд Алматы удовлетворил иск, опять же частично. Суд принял решение о взыскании с государства девяти миллионов 100 тысяч тенге в его пользу.

— Это преступление, совершённое государством. Абдрешов стал инвалидом из-за действий государства. На его лечение требуется много денег. Запрошенная им компенсация не может покрыть даже всех расходов на необходимое ему лечение, — говорит Маржан Аспандиярова.

Военнослужащие во время «контртеррористической операции» в Алматы
Военнослужащие во время «контртеррористической операции» в Алматы

В Январских событиях, которые начались с мирных протестов и переросли в беспорядки, по официальным данным, погибли не менее 238 человек. Президент Касым-Жомарт Токаев тогда отдал приказ силовикам стрелять без предупреждения, а после создал фонд «Народу Казахстана». Власти сообщили, что через этот фонд будет оказана помощь погибшим и пострадавшим по время Январских событий.

По словам Аспандияровой, Абдрешов находится в списке прокуратуры, запрошенном фондом. Хотя он и был признан потерпевшим, в фонде помощи ему не оказали.

— [Пострадавшим в январе] сотрудникам полиции деньги привезли домой, а человек, пострадавший от действий государства, до сих пор не получил от государства ни тиына. Как это понимать? — говорит Маржан Аспандиярова.

Фонд «Народу Казахстана»

Благотворительный фонд «Народу Казахстана» выплатил по три миллиона тенге каждому из 111 сотрудников воинских частей, органов внутренних дел и национальной безопасности, признанных «пострадавшими во время Январских событий». Общая сумма выплат составила 333 миллиона тенге. Случайно раненные 222 человека и 13 детей получили помощь в размере трёх миллионов тенге каждый.

Кроме того, благотворительную помощь на сумму 133 миллиона тенге оказали семьям погибших 19 сотрудников военных ведомств, органов внутренних дел и национальной безопасности — по семь миллионов каждой семье. Случайными жертвами Кантара в фонде признали 148 человек. Они были убиты военнослужащими. Их семьям выделили по семь миллионов тенге.

ТРЕБОВАЛИ СКАЗАТЬ «МЫ ЛЮБИМ ТОКАЕВА»

36-летний Айдар Акан работал курьером в частной компании в Алматы. 6 января 2022 года, после того как стало известно, что интернет отключён и он не выйдет на работу, Айдар решил заняться частным извозом на своём личном автомобиле. Оказавшись возле акимата города, он увидел толпы людей и стал их снимать на камеру своего телефона. В это время силовики открыли огонь, и мужчина попал под обстрел.

Акан получил ранение в левое бедро. Он с трудом добрался до больницы № 4 Алматы, где был прооперирован. 8 января его и других раненых пациентов насильно вывезли из больницы и доставили в следственный изолятор Алматы (учреждение ЛА-155/18 СИ).

— Невозможно описать, что с ним делали сотрудники органов. Они угрожали «изнасилованием» и требовали сказать «мы любим Токаева». Он открыто заявлял об этом в суде и везде просил обратить внимание на то, что видел на центральной площади Алматы стрельбу из военной техники по мирным жителям и что они представились «миротворцами», — говорит Маржан Аспандиярова, защищающая права Айдара Акана.

Протестующие на площади с растяжкой «Мы простой народ. Мы — не террористы». Алматы, 6 января 2022 года. Фото Айданы Жанадиловой
Протестующие на площади с растяжкой «Мы простой народ. Мы — не террористы». Алматы, 6 января 2022 года. Фото Айданы Жанадиловой

По её словам, рана Айдара Акана всё ещё открыта. Ему нужна очередная операция, однако она стоит больших денег. Доказательств вины Акана не было, тем не менее следственные органы затянули дело на девять месяцев, а затем его прекратили, поскольку «не было никаких оснований» для его производства, говорит правозащитница.

— Уголовное дело против Айдара Акана было прекращено в сентябре 2022 года. Однако ни он, ни кто-либо из других потерпевших не были сразу уведомлены о прекращении уголовного дела. Только спустя пять-шесть месяцев, после шумихи, поднятой правозащитниками, они узнали об этом. Прокуратура также принесла «извинения» только после требований правозащитников, — говорит Аспандиярова.

В числе тех, кого полиция забрала из больницы Алматы 8 января, был Рашид Игисинов. Во время Январских событий он получил ранение в плечо. Маржан Аспандиярова, защищающая его права, говорит, что Игисинов содержался в учреждении ЛА-155/18 СИ и подвергался пыткам. Сильными ударами ему повредили почки и печень, и он снова попал в больницу, теперь уже из СИЗО. По её словам, Игисинова вернули в тюрьму в конце января, но 4 февраля госпитализировали повторно. Его доставили в больницу с внутренним кровотечением.

Как спецназ раненых из больницы забирал. Видео очевидца
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:36 0:00

— Все пострадавшие во время январского кровопролития навсегда запомнят эти пытки. Они не проходили психологическую реабилитацию. По их словам, раны дают о себе знать, они просыпаются ночью, слыша выстрелы и чувствуя, будто их бьют. Большинство из них собрали соответствующие документы и обратились к государству с заявлением о возмещении материального и морального вреда. Это порядка 23–38 миллионов тенге. Суд первой инстанции вынес решение о выплате Айдару Акану двух с половиной миллионов тенге и двух миллионов тенге Игисинову. Они подали апелляционную жалобу, но суд оставил решения без изменений, — говорит Маржан Аспандиярова.

«ВЫРВАЛИ ДВА КАТЕТЕРА, УСТАНОВЛЕННЫЕ НА ПОЧКЕ»

Правозащитник Ерлан Калиев защищает права около 15 человек, пострадавших в результате Январских событий. Среди них есть те, кто получил решение апелляционного суда о том, что «компенсация должна быть выплачена за счёт государства», но до сих пор не получил ни тиына.

9 августа этого года межрайонный суд по гражданским делам Астаны отклонил иск пострадавших в городе Алматы Саята Адильбекулы и Сундета Туркменбая о взыскании компенсации вреда здоровью из госказны. Судья Сауле Омарова, вынесшая частное постановление, не указала точную причину такого решения.

— Сколько бы мы ни жаловались, все отправляют в суд. Закон предусматривает реабилитацию невинных жертв. Уголовное дело прекратили, и прокуратура вынесла решение о выплате компенсации. В этом случае судья обязан принять решение о взыскании компенсации, — говорит правозащитник Ерлан Калиев.

Правозащитник напоминает, что во время Январских событий власти официально заявили, что проводят «антитеррористическую операцию». Между тем в законе «О противодействии терроризму» говорится, что ущерб, причинённый невинным жертвам антитеррористической операции, возмещается за счёт государственного бюджета. «Это указано в законе и утверждено дополнительными нормативными актами», — отмечает Калиев.

31-летний Саят Адилбекулы был ранен 5 января 2022 года, когда вышел купить лекарства для своей маленькой дочери. По его словам, 8 января его силой вывезли из больницы и он несколько часов пролежал на холодном асфальте вместе с ещё около 30 задержанными. Позже его доставили в изолятор СИ-18 (следственный изолятор), где избивали и пытали. Ему вырывали катетеры, установленные после операции на почке. Саят Адилбекулы потребовал от государства выплатить в общей сложности 50 миллионов тенге в качестве компенсации морального вреда и вреда здоровью.

Переживший пытки в СИЗО Саят Адильбекулы
Переживший пытки в СИЗО Саят Адильбекулы

— У нас нет стремления взыскать больше денег. Саят получил не только ранение, пуля попала ему в позвоночник, раздробила почку, сломала ребра. Казахстанская медицина не способна вылечить столь серьёзные раны. Поэтому мы обратились в израильскую клинику, получили от них документ о том, что лечение будет стоить 100 тысяч долларов, и подали этот документ в суд. Судья эти претензии отсёк и ограничился решением о назначении моральной компенсации в размере 700 тысяч тенге за пребывание под стражей в тюрьме. Это всё равно что бросить кость собаке, — говорит Ерлан Калиев.

5 января 2022 года Сундет Туркменбай получил пулевое ранение в правое бедро. Его забрали из больницы 8 января, как и других людей, подвергшихся пыткам в те смутные дни, и избивали в учреждении СИ-18 до 31 января. Сундет потребовал от государства 50 миллионов тенге, суд установил компенсацию в размере 700 тысяч тенге. Правозащитник не согласился с решением суда, но апелляционный суд не удовлетворил заявление.

«ПОКА НЕ БУДУТ НАЙДЕНЫ СТРЕЛЯВШИЕ, НИКТО НИКУДА НЕ СМОЖЕТ ПОЖАЛОВАТЬСЯ»

Правозащитники делят жертв Январских событий на три группы:

те, кого задержали без вины, а дело прекратили;
те, кого посмертно признали участниками массовых беспорядков (их дела были прекращены);
случайно убитые и пострадавшие во время стрельбы.

Однако никто из них до сих пор не получил компенсацию от правительства.

Правозащитник Ерлан Калиев говорит, что большая часть исков о компенсации не рассматривается, а государство не признаёт своей ответственности, несмотря на то что истцы получили серьёзные травмы и стали инвалидами на всю жизнь.

Активист, получивший пулю в спину в январе, требует наказать виновных
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:48 0:00

58-летний семейчанин Даулет Мукажанов стал инвалидом после травмы позвоночника во время Январских событий. Суд не удовлетворил его заявление о наказании тех, кто в него стрелял, и предоставлении ему необходимых средств на лечение. Стоимость лечения в израильской клинике составляет 60 тысяч долларов. Даже если Мукажанов продаст свою машину и помощь окажут родственники, таких денег ему не собрать.

— Суд отклонил его заявление о компенсации и не даёт ответа на требование найти виновных. Уже более полутора лет суд не прекращает и не рассматривает дело, — говорит Ерлан Калиев.

По словам правозащитника, 26 апреля этого года суд города Семея частично удовлетворил иск о компенсации Айдыну Катпушеву, Шолпан Бектакимовой, Фариту Ишмухаметову, Нуржану Сембаеву и Толкын Шауалиевой. После Кантара Катпушев, подозреваемый в участии в «массовых беспорядках», был заключён под стражу на семь месяцев, Бектакимова, Сембаев и Шауалиева — на три месяца, Ишмухаметов — на девять месяцев. 2 декабря 2022 года их невиновность была доказана и уголовное дело прекратили. Суд постановил выплатить им компенсацию от двух до четырёх миллионов тенге. Но деньги до сих пор не выплачены.

— К примеру, прошло восемь месяцев с момента решения апелляционного суда о выплате четырёх миллионов тенге Фариту Ишмухаметову, который потребовал 20 миллионов тенге в качестве компенсации. Однако он ещё не получил эти деньги. В Минфине на его жалобу ответили, что «ждут постановления правительства и поставили его в очередь». Если бы обычный человек не выполнил такое решение суда, государство уже давно бы конфисковало его имущество. Сам государственный орган не исполняет решение суда, — говорит Ерлан Калиев.

Он приводит в пример Бибигуль Дуйсенову, которая стала инвалидом, получив ранение в позвоночник, когда во время Январских событий в Алматы шла по своим делам. Следствие установило, что Дуйсенова не участвовала в «массовых беспорядках». По словам правозащитника, поскольку неизвестно, кто в неё стрелял, она не может никуда пожаловаться, как и другие невинные жертвы.

— Все дела, связанные со стрельбой, были засекречены и впоследствии прекращены. Поскольку стрелявшие неизвестны, раненые не могут ни на кого подать гражданскую жалобу. На кого жаловаться? Если мы хотим подать жалобу на основании закона «О противодействии терроризму», то говорят, что мы должны обратиться в уголовный суд. Суд должен быть справедливым и беспристрастным. Но правительство политизирует дело о Январских событиях. Именно поэтому суд, наверное, опасается «пойти против политики президента», если примет решение, защищающее интересы заявителя, — говорит правозащитник Ерлан Калиев.

Руководитель общественной организации «Ар.Рух. Хак» Бахытжан Торегожина, занимающаяся защитой прав невинно пострадавших, напоминает, что, «когда впервые начали поступать иски о компенсации, суды выносили решения о выплате до 10 миллионов тенге, но позже эта сумма была сокращена в три раза». Торегожина говорит, что хотя Генпрокуратура признала погибших во время стрельбы в январе невиновными и принесла извинения, никто из них не может получить компенсацию от государства.

Казахстанская правозащитница Бахытжан Торегожина (справа) на презентации доклада «Стрелять на поражение…». Алматы, 5 июня 2023 года
Казахстанская правозащитница Бахытжан Торегожина (справа) на презентации доклада «Стрелять на поражение…». Алматы, 5 июня 2023 года

Терегожина говорит, что, даже если суд установит, что невиновные жертвы не были причастны к захвату правительственных зданий, их семьи не смогут получить компенсацию, поскольку в законе говорится, что такую компенсацию могут получить только сотрудники силовых структур.

3 августа 2023 года Есильский районный суд Астаны отказал в удовлетворении исков о компенсации родственникам погибших в январе Дархана Пирманова, Марата Мусабекова, Нурлыбека Турарова и Амангельды Жаракашова. Судья Даржан Хакимова, рассматривавшая дело, заявила, что «их родственники — мать, брат, сын — не являются сотрудниками силовых структур, не участвовали в антитеррористической операции и не имеют права требовать компенсации «как наследники». Возмещение морального вреда при проведении антитеррористической операции, влекущее гибель мирных граждан, не входит в перечень, предусмотренный статьёй 951 [«Возмещение морального вреда»] Гражданского кодекса РК.

В Минфине на запрос Азаттыка о количестве людей, получивших компенсации от государства в связи с Январскими событиями, ответили следующее: «Согласно решениям суда, вынесенным по искам граждан, привлечённых к уголовной ответственности в рамках Январских событий и впоследствии оправданных, в настоящее время из республиканского бюджета в 2022–2023 годах в пользу 64 истцов взыскан моральный и материальный ущерб на сумму 125 миллионов 624 тысячи 611 тенге.

В разных регионах Казахстана граждане, заявившие, что их незаконно задержали в январе, потребовали от государства моральной компенсации за «незаконное задержание». Просьбы некоторых были частично выполнены.

Ернур Ажниязов, который содержался под стражей в Актобе более года по делу о Январских событиях, а затем был оправдан, подал в суд на государство за «незаконный арест» и потребовал 30 миллионов тенге в качестве моральной компенсации. В августе этого года суд постановил выплатить ему шесть миллионов тенге в качестве моральной компенсации. В мае суд Астаны частично удовлетворил заявление жителя Усть-Каменогорска Рената Жубакова, который заявил о пытках во время Январских событий и потребовал моральной компенсации в размере 30 миллионов тенге. Суд постановил выплатить ему компенсацию в размере пяти миллионов тенге. Жубаков подал апелляцию. 2 августа коллегия апелляционного суда снизила сумму моральной компенсации Жубакову с пяти миллионов тенге до двух миллионов тенге.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG