Доступность ссылок

Срочные новости

Тимур Нусимбеков: «Власть не любит журналистов в частности и свободу слова в целом»


Журналист Тимур Нусимбеков. Алматы, 27 июня 2020 года.

Журналист и главный редактор платформы Adamdar/CA Тимур Нусимбеков в интервью Азаттыку — о том, что происходит в мире казахстанских СМИ, сложно ли это — запустить собственный стартап в журналистике и как привлечь на свой сайт думающую аудиторию.

Азаттык продолжает проект «Диалоги», посвященный современной журналистике. «Диалоги» — это серия интервью с казахстанскими журналистами, которые рассуждают о тонкостях профессии, о взаимоотношениях средств массовой информации с властью и обществом, о сложностях своей работы и о социально-политических событиях, происходящих в стране. Проект начался 28 июня — в День журналистов Казахстана (официально этот праздник называется Днем работников связи и информации) — и продлится до 8 сентября, Международного дня солидарности журналистов.

Второй герой проекта «Диалоги» — журналист, независимый арт-куратор, сооснователь и главный редактор платформы Adamdar/CA Тимур Нусимбеков. В интервью Азаттыку Нусимбеков рассказал о том, почему большая часть казахстанской журналистики ушла в режим «самоизоляции» до того, как это стало мейнстримом, и как изменился его родной Алматы за последние 15 лет.

«В КАЗАХСТАНЕ СМИ НЕ ЧЕТВЕРТАЯ ВЛАСТЬ, А ЧЕТВЕРТАЯ ЖЕНА»

Азаттык: Что, по-вашему, сейчас происходит с казахстанской журналистикой?

Тимур Нусимбеков: С ковидной весны 2020-го значительная часть обитателей нашей планеты погрузилась в режим карантина и самоизоляции. Но подавляющая часть представителей так называемой «казахстанской журналистики» отправилась в режим карантина и самоизоляции на несколько лет раньше: они уже давно не выходят за пределы своих «домов», то есть редакций и границ центра крупных городов Казахстана. Многие журналисты не берутся за значительное количество актуальных и важных тем, территорий и проблем страны. Одна из ключевых причин этого длительного «карантина», самоизоляции и самоцензуры — это то, что с начала 2010-х чиновники с помощью показательных арестов, блокировок, давления на независимых журналистов и редакции, репрессивных законов добились значительного сокращения информационного поля. Поэтому зрители и читатели в лучшем случае знают, чем дышит центр Алматы, центр Астаны или центр Шымкента, но плохо представляют, что происходит в остальных 99 процентах страны. Этим также объясняется то, что даже спустя почти 30 лет после развала СССР значительная часть казахстанцев всё еще находится под воздействием кремлевских СМИ.

Журналист Тимур Нусимбеков. Алматы, 27 июня 2020 года.
Журналист Тимур Нусимбеков. Алматы, 27 июня 2020 года.

Но в этом правиле тоже есть исключения: всё еще качественно работают считаные редакции и отдельные журналисты. Они пишут и снимают не только о том, что происходит в Астане, Шымкенте или Алматы, но и генерируют информацию из не открыточного, но подлинного и огромного Казахстана и поднимают те вопросы и проблемы, на которые большинство предпочитает закрывать глаза, уши и другие органы. Если говорить про отечественные СМИ, то, как вы понимаете, меню качественных независимых медиа здесь не отличается разнообразием. Независимые казахстанские медиа, достойные лайка, клика и респекта, можно перечислить на пальцах одной руки. Но благодаря онлайнизации, цифровизации, мобильной фотографии и социальным сетям, появляются порой прекрасные материалы от не профессиональных и «классических» журналистов, а от гражданских журналистов, волонтеров или активистов. Благодаря им читатель узнает о том, что не успели или не захотели рассказать крупные редакции.

Азаттык: Как бы вы назвали нынешние отношения власти и журналистов в Казахстане?

Тимур Нусимбеков: Однажды в беседе Герольд Карлович Бельгер (казахстанский писатель и литературовед. — Ред.) очень точно и лаконично обрисовал ситуацию: «В Казахстане СМИ не четвертая власть, а четвертая жена». Эта беседа происходила в середине нулевых. С тех пор положение, на мой взгляд, стало еще печальней. Судя по законам и ситуациям, которые принимаются в Казахстане, власть очень не любит журналистов в частности и свободу слова в целом. Отечественные и международные рейтинги и анализы свободы слова тоже говорят нам о том, что всё, мягко говоря, очень и очень плохо. Ситуация у нас хуже, чем, к примеру, в соседней России или в братском Кыргызстане.

Журналист Тимур Нусимбеков. Алматы, 27 июня 2020 года.
Журналист Тимур Нусимбеков. Алматы, 27 июня 2020 года.

«БЕЗ КРАСОТЫ СТИЛЯ ФАКТЫ НЕ НАЙДУТ ПУТЬ К СЕТЧАТКЕ, МОЗГУ И СЕРДЦУ ЧИТАТЕЛЯ»

Азаттык: Вы создали собственный проект — Adamdar/CA. Расскажите о нем. Сложно запускать медиастартап в Казахстане?

Тимур Нусимбеков: Независимый проект на стыке медиа, документалистики и современной культуры, еще и на трех языках, создавать в Казахстане — не самая простая задача. Мы сформулировали концепцию проекта в 2017-м. Около года ушло на сбор первых материалов в регионе, подготовку и программирование сайта. Первые месяцы большая часть потенциальных партнеров, спонсоров и даже друзей не особенно верили в то, что проект о неизвестных и малоизвестных людях и уголках Казахстана и Центральной Азии будет кому-то интересен и выживет в нашем резко континентальном пустынном медиаклимате. Но в апреле 2018-го Adamdar/CA стал доступен для читателей. На самом старте мы полагали, что нас будут читать преимущественно в Центральной Азии, но уже с первого года география читателей насчитывала несколько десятков стран мира, а в первой пятерке стран помимо центральноазиатских республик были такие разные государства, как Российская Федерация и Соединенные Штаты. Тогда мы окончательно поняли, что скепсис некоторых наших друзей был не очень оправдан. Важно, наверное, и то, что, помимо наших «местных» авторов и героев из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, у нас также периодически появляются очень сильные авторы из других стран, порой даже мирового уровня. Это и великий российский фотодокументалист Дмитрий Марков, и Пол Салопек (выдающийся американский писатель, журналист, документалист и путешественник. Член научного общества National Geographic. Двукратный лауреат Пулитцеровской премии). Помимо публикаций, мы организовали много разных офлайн-мероприятий в Алматы, Астане и Бишкеке с крутыми документалистами, журналистами и артистами из Центральной Азии, из Украины, США, России. То есть, помимо онлайн, в доковидную эпоху мы были очень активны и в офлайн-сфере.

Фотограф Дмитрий Марков (слева) и журналист Тимур Нусимбеков. Фото из личного архива Нусимбекова.
Фотограф Дмитрий Марков (слева) и журналист Тимур Нусимбеков. Фото из личного архива Нусимбекова.

Азаттык: Арт-проекты, журналистика и публицистика и поддержка гражданских активистов, зачем это всё совмещать на одном ресурсе? Для какой аудитории ваш контент?

Тимур Нусимбеков: Арт-проекты, сторителлинг, публицистика, гражданский и арт-активизм, разные формы документалистики — это то, что нравится лично мне и другим участникам нашей команды. И еще мне кажется, что совмещение и смешение искусства, сторителлинга и разных форм арт-, экологического и гражданского активизма характерны не только для нашего ресурса. Мне кажется, это дух времени и свежий паттерн современности. С недавних пор это стало заметно в Казахстане и других постсоветских и неосоветских странах. Еще раньше этот тренд стал проявляться на улицах, в домах и умах в некоторых азиатских странах и на Западе.

Азаттык: Чем и как привлекать «думающую» аудиторию на свой ресурс?

Тимур Нусимбеков: Я не считаю себя гуру или большим специалистом в этом вопросе, но полагаю, что, если ты пишешь или снимаешь то, чем болеешь, то, что любишь, и вкладываешь в это дело свое время, свою энергию и душу, тогда на твой ресурс неизбежно придет сто или сто тысяч «думающих» людей.

Азаттык: Играет ли в этом роль стилистика письма, или современному читателю нужны только факты?

Тимур Нусимбеков: Разумеется, факты важны и священны. Особенно если ты работаешь в поле журналистики. Но как говорит Адиль Жалелов aka Скриптонит, «сегодня я дарю стиль тем, кому до него нет дела». Я согласен с нашим талантливым павлодарским земляком. То есть стиль очень и очень важен, даже если есть те, кому до него нет дела. Без красоты стиля факты не найдут путь к сетчатке, мозгу и сердцу читателя.

Журналист Тимур Нусимбеков. Фото из личного архива Нусимбекова.
Журналист Тимур Нусимбеков. Фото из личного архива Нусимбекова.

Азаттык: Что стало с глянцевыми журналами за последнее десятилетие? Следите ли вы за их судьбой с того момента, как покинули пост редактора Esquire?

Тимур Нусимбеков: Глянцевые журналы, как говорят британцы, — «это не моя кесешка чая». Честно говоря, даже в период создания и работы в Esquire я особенно не следил за другими глянцевыми журналами. Для нулевых годов контент, интонация и стиль Esquire выбивался из общей системы «глянца», и мне это дико нравилось, поэтому я начинал этот проект в Казахстане. Другие глянцевые журналы меня особо сильно тогда не интересовали. И за последние годы мое отношение к этому никак не поменялось.

«ЧЕЛОВЕК ПРЕДПОЛАГАЕТ, А ТЕНГРИ РАСПОЛАГАЕТ»

Азаттык: В одном из интервью вы говорите, что хорошо знакомы с неформальной, контркультурной жизнью Алматы. Назовете наиболее значимые имена, повлиявшие на вас?

Тимур Нусимбеков: Некоторые представители «неформальной Алматы», с кем мне в силу объективных обстоятельств не удалось лично познакомиться, но которые повлияли на меня, — это писатели Юрий Домбровский, Ильяс Есенберлин и Морис Симашко. Это Бауржан Момышулы, который со своими однополчанами осенью и зимой 1941-го изменил историю мира, а позже написал жесткие, беспощадные, но прекрасные книги. Это историк, философ и человек с потрясающим стилем Алан Медоев. Из когорты неформальной Алматы, с кем мне удалось познакомиться, — это первый казахский документалист и кинооператор Искандер Тынышпаев, режиссер Булат Габитов-Джансугуров, писатель Герольд Бельгер, композитор Куат Шильдебаев, поэт и художник Александр Бренер, культуролог Альмира Наурызбаева, музыкант и человек с самым большим сердцем Батырхан Шукенов.

Но важно помнить не только олдскул, но и современный молодой Алматы.

Сейчас очень ярко и нетривиально проявляет себя молодой андеграунд — это художники, музыканты, активисты: Бейбарыс Толымбеков, Суинбике Сулейменова, Ася Тулесова, Арина Осиновская, Фариза Оспан, Айгуль Нурболатова, Рома Захаров, Медина Базаргалиева, Паша Кас и многие-многие другие. Мне кажется, что их вольнодумские слова и музыка, их перформансы, их гражданские акции и поступки будут оказывать влияние не только на мое сердце, но, так или иначе, на сердца и умы 18 миллионов наших сограждан. Эти девушки и парни, родившиеся или перекочевавшие в Алматы, дарят не только красоту и поэзию улицам наших городов, но и возвращают достоинство нашей стране.

Активистка Ася Тулесова и журналист Тимур Нусимбеков. Фото из личного архива Нусимбекова.
Активистка Ася Тулесова и журналист Тимур Нусимбеков. Фото из личного архива Нусимбекова.

Азаттык: Насколько сильно изменился Алматы за последние 10–15 лет?

Тимур Нусимбеков: Да, за последние годы в Алматы можно наблюдать значительные изменения как со знаком плюс, так и с минусом: Алматы стал больше, многолюдней, провинциальней, поэтичней, вольнодумней, грязней и при всём при этом — ярче. За последние 10–15 лет в Алматы появилось много ТРЦ, кальянных, караоке, модных барбершопов, и стало намного меньше приличных кинотеатров и галерей. Узаконенное и неузаконенное уничтожение деревьев, садов и зеленых зон, в совокупности с изношенными чадящими ТЭЦ, — всё это за последние годы значительно ухудшило экологическую ситуацию в городе. Алматы стал менее безопасным: вырос уровень преступности — от краж и дорожных конфликтов до насилия и убийств. Как показал случай с убийством Дениса Тена, безнаказанное преступление Усенова и многие другие трагедии, Алматы, как и другие точки страны, сложно назвать безопасным городом.

Из позитивных изменений в городе: стало больше осознанных и неравнодушных граждан — экологических групп, движений и просто ярких горожан, которые пытаются решить актуальные проблемы в экологии, образовании, культуре, социальной сфере. С 2015 года, после наводнения в Карагандинской области и схода селя в Карагайлы, появились независимые волонтерские группы и организации, которые тогда оказали основную поддержку пострадавшим. Они проделали огромную гуманитарную работу после взрывов в Арыси в 2019-м и после февральской бойни этого года в Кордайском районе. А с марта 2020-го алматинские волонтеры вместе с волонтёрами из других городов страны делают большую, невидимую, но очень важную работу по поддержке медиков и уязвимых людей в условиях COVID-19.

Журналист Тимур Нусимбеков. Алматы, 27 июня 2020 года.
Журналист Тимур Нусимбеков. Алматы, 27 июня 2020 года.

Азаттык: Что дальше, Тимур? Какие планы на ближайшие годы?

Тимур Нусимбеков: Как могли бы сказать наши кочевые предки: «Человек предполагает, а Тенгри располагает». Одна летучая мышь из Уханя продемонстрировала почти восьми миллиардам людей, как хрупок мир и как порой глупо строить планы в этой нестабильной трансформирующейся реальности. У меня по-прежнему есть сильное желание продолжать колесить по стране и региону, наблюдать, записывать и делиться историями людей из разных точек Казахстана и Центральной Азии. В период карантина, планетарного ЧП и закрытия границ это желание стало только острей, и мне кажется, оно не станет слабее ни в 2021-м, ни в последующие годы. Есть некоторые скромные планы по новым проектам в культуре и арт-сфере, но о них пока говорить еще рано, так как тень от крыла уханьской летучей мыши не дает разглядеть реальные сроки реализации и масштабов этих проектов.

Азаттык: Каким вы видите себя и казахстанскую журналистику через 10 лет?

Тимур Нусимбеков: К сожалению, в последнее время участилось количество и масштабы негативных событий в нашей стране: взрывы в Арыси, кордайские погромы, аресты и сфабрикованные судебные процессы против активистов, журналистов, художников и других мирных граждан, и еще много других некрасивых вещей. Поэтому мне приходится реагировать на них. Снова нужно было брать фотоаппарат, желтый жилет и блокнот с ручкой и ехать — в аул Масанчи, или в Туркестанскую область, или снова к СИЗО, в суд или РОВД, куда опять по очередному нелепому обвинению закрыли невиновных и порядочных людей. На это уходит много времени, нервов и энергии. Поэтому в ближайшие 10 лет и последующие годы мне очень хочется, чтобы количество негативных событий в нашей стране снизилось, чтобы невиновных людей прекратили арестовывать, избивать и перестали устраивать над ними показательные энкавэдэшные суды, чтобы «реформы» и «слышащее государство» начали проявляться в реальной жизни Казахстана, а не только в официозных документах или Twitter’е президента.

Журналист Тимур Нусимбеков. Фото из личного архива Нусимбекова.
Журналист Тимур Нусимбеков. Фото из личного архива Нусимбекова.

Тогда я и другие мои коллеги с блокнотами, диктофонами и фотоаппаратами наконец получат время и возможность писать о других вещах и говорить о новых темах. Мне кажется, этого хочу не только я и не только другие журналисты, но и несколько миллионов жителей Казахстана. Поэтому, как бы идеалистично это ни звучало, мне хочется видеть всех нас через 10 лет уже не в полицейском, коррумпированном государстве, а в свободной, красивой, независимой стране, где полицейские арестовывают преступников, коррупционеров и убийц, а не гражданских и экологических активистов, где у всех граждан есть права, свободы и возможности для полноценной жизни, где жители дышат не смогом и ядовитой гарью от ТЭЦ, а чистым воздухом. Вот как-то так.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG