Доступность ссылок

Срочные новости

Лукпан Ахмедьяров: «К любой власти нужно относиться критично»


Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.

Журналист и главный редактор «Уральской недели» Лукпан Ахмедьяров — об особенностях региональной журналистики и о том, почему нужно быть всегда недовольным властью.

Азаттык начинает проект «Диалоги», посвященный современной журналистике. «Диалоги» — это серия интервью с казахстанскими журналистами, которые рассуждают о тонкостях профессии, о взаимоотношениях средств массовой информации с властью и обществом, о сложностях своей работы и о социально-политических событиях, происходящих в стране. Проект начался 28 июня – в День журналистов Казахстана (официально этот праздник называется Днём работников средств массовой информации) и продлится до 8 сентября – Международного дня солидарности журналистов.

Первый герой проекта — журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. В разговоре с журналистом Азаттыка Ахмедьяров рассуждал о том, как независимая региональная пресса взаимодействует с местными акиматами, вспоминал о своих арестах и рассказал о самой крупной взятке, которую ему предлагали.

«СТОРОЖЕВЫЕ ПСЫ ДЕМОКРАТИИ»

Азаттык: Лукпан, мы знакомы с тобой много лет, поэтому нет смысла кого-то обманывать и обращаться друг к другу на «вы».

Лукпан Ахмедьяров: Да, конечно, только на «ты» и никак иначе.

Азаттык: Тогда поехали. Вся твоя жизнь связана с газетой «Уральская неделя». Ты пришел в эту редакцию в самом начале карьеры и проработал там большую часть своей журналистской жизни. Можно сказать, что Лукпан Ахмедьяров и «Уральская неделя», как Ленин и партия (уж прости за такую аналогию), друг от друга неотделимы. Сейчас «Уральская неделя» — это газета и сайт. Давай порассуждаем, на примере вашего издания, как сейчас себя чувствует региональная независимая пресса?

Лукпан Ахмедьяров: За эти десять лет качественно изменилось очень многое. Во-первых, медленно, но верно начала умирать «печатка» — бумажная версия газеты. Она очень сильно упала в тираже. И, как мне кажется, это вполне закономерный процесс. Зато сильно выросло присутствие в Интернете. В отличие от «печатки», многие периодические издания, и «Уральская неделя» в том числе, ни черта не научились зарабатывать в Интернете. Монетизация по-прежнему нам дается очень трудно. Зато журналисты наконец-то стали получать классную обратную связь с читателями благодаря соцсетям и комментариям. И вместо старого журналистского девиза «Мы знаем, куда идти, мы вам покажем и всему научим», мы стали одними из участников большой общественной дискуссии. Иными словами, мы стали более адекватными к реальности.

Азаттык: Региональные издания для многих читателей были не столько способом получения информации, сколько главным местом, куда они обращались за помощью. Кто-то хотел разобраться с КСК, у кого-то были юридические проблемы, кого-то засудили, кого-то ограбили. Неужели всё это перешло в комментарии?

Лукпан Ахмедьяров: Конечно, и сейчас довольно большое количество людей звонит для того, чтобы сказать: ребята, помогите, у нас крыша протекает или аким плохой. Но при этом качественно изменилась взаимосвязь. Если раньше журналисты работали по принципу «догнать и причинить добро в особо крупных размерах», то сейчас они наконец-таки поняли, что помочь всем невозможно, да и не нужно. Когда люди звонят и просят нашей помощи, мы обычно спрашиваем: что вы успели сделать до того, как позвонили журналистам? Это хороший способ вернуть ответственность читателям. Благодаря этому мы гораздо чаще добиваемся некоего активизма от людей: они начинают понимать, как эффективно взаимодействовать с органами власти, как юзать своего депутата, больше узнают о законах и своих правах.

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.
Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.

Азаттык: Ты упомянул власть, и сразу же хочется задать вопрос: как выстраивались взаимоотношения «Уральской недели» и местных властей?

Лукпан Ахмедьяров: В любом регионе многое зависит от акима, как от первого человека во власти. И каждый раз, когда в Западно-Казахстанской области назначается новый аким, журналисты впадают в наивное состояние, что вместе с ним должно прийти что-то новое. Начинают питать иллюзии, авансом отвешивать ему какие-то реверансы. Но ведь хороший человек — это не профессия. В личном общении аким может быть каким угодно замечательным, как, например, Алтай Кульгинов (аким Нур-Султана, с 2016 по 2019 год был акимом Западно-Казахстанской области. — Ред.). Как человек он был чертовски обаятельным, а как аким — достаточно жестким, закрытым, любил манипулировать общественным мнением и с успехом это делал. И поэтому всем своим коллегам в разных регионах я говорю: не забывайте, что каким бы умным, образованным и воспитанным ни был ваш аким, он всё равно остается представителем политической системы Казахстана. Они, акимы, встроены в эту вертикаль, поэтому позиция «Уральской недели» такова: к любой власти нужно относиться критично. Есть хорошее выражение, что журналисты — сторожевые псы демократии. Не в том плане, чтобы кусаться, а в том плане, чтобы вовремя лаять, поднимать шум и говорить, если увидят что-то противоречащее закону или здравому смыслу.

«ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК — ЭТО НЕ ПРОФЕССИЯ»

Азаттык: Когда в регионе действует независимое издание, которое позволяет себе критиковать действия чиновников, никакому акимату это не понравится…

С каждым новым акимом у «Уральской недели» поначалу были чудесные отношения, а затем они безнадежно портились.


Лукпан Ахмедьяров: Поэтому с каждым новым акимом у «Уральской недели» поначалу были чудесные отношения, а затем они безнадежно портились. Аким всегда считал нужным встретиться с редакторами, приглашал либо Тамару (Тамара Еслямова — журналист, учредитель и первый главред «Уральской недели». — Ред.), либо меня на какие-то неформальные встречи. Мы пожимали друг другу руки, улыбались в тридцать два зуба, а потом начиналась какая-нибудь фигня. При Нургали Ашимове (аким ЗКО с 2003 по 2007 год. — Ред.) нас перестали печатать местные типографии. Потом пришел Бактыкожа Измухамбетов (аким ЗКО с 2008 по 2012 год. — Ред.), при котором типографии снова начали нас печатать, но всё закончилось тем, что разразился скандал после того, как на пресс-конференции я задал ему не очень удобный вопрос.

Азаттык: Что за вопрос?

Лукпан Ахмедьяров: Я спросил Измухамбетова, как так получилось, что компания его зятя стала генеральным подрядчиком строительства местного онкодиспансера, и почему в новой, еще недостроенной школе Уральска уже назначен директор — его сестра. И свой вопрос я закончил так: «Скажите, пожалуйста, есть ли у вас другие родственники, которые участвуют в освоении бюджетных средств?» Он начал кричать: «Молодой человек, ведете себя невоспитанно, кто вам вообще разрешал задавать такие субъективные вопросы?» Потом вскочил и объявил, что пресс-конференция окончена. После этого он пресс-конференций не проводил.

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Западно-Казахстанская область, 20 июня 2020 года.
Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Западно-Казахстанская область, 20 июня 2020 года.

Азаттык: Смело. Ну а что там дальше с акимами?

Лукпан Ахмедьяров: После Измухамбетова пришел Нурлан Ногаев (аким ЗКО с 2012 по 2016 год, ныне — министр энергетики Казахстана. — Ред.), и начиналось всё с того, что на пресс-конференции он спросил: Лукпан Сайлауович, чего же вы со мной не здороваетесь, и мы начали пожимать друг другу руки, а закончилось всё судебными исками. Потом пришел Алтай Кульгинов, чертовски милый и образованный, но мы написали про его служебную машину за 56 миллионов тенге. После этого Кульгинов ушел в глухую оборону и перестал с нами общаться. И поэтому сейчас пришел Гали Искалиев (аким ЗКО с 2019 года. — Ред.), но я не разделяю всеобщего поросячьего восторга по поводу того, что это наш парень, местный и образованный. Просто дальше может получиться всё что угодно — например, политический режим в Астане прикажет местным властям душить прессу, чтобы контролировать медиапространство, и ему придется выполнять эту работу. Или может разразиться какой-нибудь грандиозный коррупционный скандал, который жутко не понравится Гали Искалиеву.

«ДВУХКОМНАТНАЯ КВАРТИРА В ЦЕНТРЕ И 20 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ»

Азаттык: А пытались ли власти задобрить лично тебя какими-нибудь «плюшками»?

Лукпан Ахмедьяров: Однажды мне предложили взятку — двухкомнатную квартиру в центре и 20 тысяч долларов. Кажется, это было в 2006 году, когда акимат отдал под застройку большой сквер в центральной части Уральска. Сейчас там стоит офис «КазМунайГаза» и какой-то большой торговый центр. Мы начали писать о распределении этой земли, и эта новость привлекла к себе много внимания. Однажды я шел по улице и ко мне подъехал роскошный Lexus, из которого вышел мой хороший знакомый, местный предприниматель. Он попросил меня сесть в машину для разговора и сообщил, что кое-кто из акимата, а также ребята, которые получили этот участок земли, хотят дать мне двухкомнатную квартиру в центре Уральска и 20 тысяч долларов только за то, чтобы я перестал об этом писать. Я сказал, что не могу это сделать. Он сильно удивился: «Ты дурак, что ли? Тебе такое предлагают! Это же первый и единственный раз!» Потом он понял, что спорить со мной бесполезно, и попросил хотя бы не называть его имя. Я пообещал его не упоминать, но сказал, что всё равно предам огласке эту историю.

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.
Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.

Азаттык: А по поводу угроз. Часто ли тебе угрожали?

Лукпан Ахмедьяров: За всю мою карьеру мне угрожали два или три раза, и как-то с самого начала было ощущение на уровне интуиции, что дальше угроз дело не пойдет. Звонили с каких-то скрытых номеров и говорили: пацан (я тогда был молод), подумай о себе, о близких… А уже после покушения (в апреле 2012 года на Лукпана Ахмедьярова было совершено нападение — журналисту нанесли восемь ножевых ранений и два ранения из травматического оружия. — Ред.), когда я участвовал в семинаре по физической безопасности для журналистов, один из тренеров сказал, что, если вам угрожают, это хорошо, значит, вам не причинят вреда. Потому что все нападения на журналистов совершались без всяких предварительных угроз.

Азаттык: С момента покушения на тебя прошло восемь лет. Что ты до сих пор не можешь забыть?

Лукпан Ахмедьяров: Во-первых, то, как я ехал в этом уазике [машине скорой помощи], а рядом сидела Айгуль (жена Лукпана Ахмедьярова. — Ред.) и причитала. А второе — когда приходили мамы ребят, совершивших покушение. Они ревели, просили, чтобы я их простил. Буквально на прошлой неделе ко мне снова приходили тетя и сестра одного из участников покушения, которому дали десять лет тюрьмы. Восемь лет он отсидел, ему можно выходить на условно-досрочное освобождение, и родственники просили, чтобы я написал, что не имею к нему претензий. И я им сказал, что это решается очень просто: либо пусть называет имя заказчика, либо выплачивает компенсацию, которую он обязан возместить по решению суда. Выплатить компенсацию родственники не смогли, а имя заказчика он называть не стал, поэтому продолжает сидеть.

Азаттык: Почему ты, известный журналист не только в Казахстане, но и за его пределами, до сих пор не уехал из Уральска?

Лукпан Ахмедьяров (задумывается): Самый, блин, тяжелый для меня вопрос. Периодически я сам себе его задаю, особенно когда в очередной раз меня задерживают менты или доставляют на допрос. Однажды я сидел в камере и думал: вот выйду и свалю на фиг из этой страны, буду думать только о себе и о семье. Но каждый раз, когда я снова начинаю работать и попадаю в свою рутину, находятся какие-то соображения, чтобы не уезжать ни из Уральска, ни из страны.

Азатттык: А тебя куда-нибудь приглашали?

Лукпан Ахмедьяров: Да, приглашали, и не один раз. Звали работать в Америку, в Боснию, предлагали остаться в Германии… И я до сих пор не могу понять, правильно ли я поступил, что отказался от этих предложений? С одной стороны, здесь, в Уральске, делаю что-то, на мой взгляд, очень важное. А иногда приходит мысль: вдруг я профукал какую-то самую классную возможность в своей жизни? И ещё. Если быть честным перед собой, то я ведь очень посредственный журналист. Я наблюдаю это по вещам, которые делают другие журналисты — у многих получается профессиональней и интересней, чем у меня. Кажется, мое присутствие что-то значит только в Уральске. Наверное, это такая зона комфорта. Но я люблю этот город, мне нравится, что мои дела как-то влияют на окружающую действительность. Например, в своем районе я затеял движуху с местным самоуправлением: добился, чтобы создали орган местного сообщества. Меня это очень сильно вдохновляет. Потом, мне нравится, что есть определенное количество людей, которые пришли в журналистику при моем участии — для кого-то я был наставником, кому-то преподавал в школе журналистики. Наверное, это круто, когда есть люди, которым я что-то передал и как-то поучаствовал в формировании системы их ценностей.

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.
Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.

«КАКОЙ БУДЕТ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА В КАЗАХСТАНЕ, ТАКОЙ И БУДЕТ ЖУРНАЛИСТИКА»

Азаттык: Среди казахстанских журналистов тебя можно назвать рецидивистом — по количеству арестов и задержаний Лукпана Ахмедьярова мало кто может переплюнуть. Ты помнишь, сколько раз тебя закрывали в спецприемник на 15 суток? Лично я уже сбился со счета.

Лукпан Ахмедьяров: Кажется, четыре или пять раз.

Азаттык: Расскажи о своей самой запоминающейся отсидке.

Лукпан Ахмедьяров: А ничего, что там будут непечатные выражения?

Азаттык: Мы заменим проблемные буквы звездочками.

Лукпан Ахмедьяров: Это была то ли вторая, то ли третья ходка. Я сидел в камере вместе с простыми ребятами. Обычно на 15 суток арестовывают либо тех, кто дебоширит дома по пьяни (их называют «кухонными боксерами»), либо тех, кто попался пьяный за рулем («шумахеры»). Чтобы я не скучал в камере, мой друг и коллега Рауль Упоров передал мне стопку книг. Среди сокамерников со мной сидел мужик по имени Орынбасар, тракторист. Он должен был скоро освободиться и жутко перед этим нервничал. Есть такая особенность в изоляторе: день, два, десять можешь сидеть спокойно, а перед самым выходом буквально места себе не находишь. И этот Орынбасар метался из угла в угол, как волк в клетке. Чтобы успокоиться, он попросил у меня книгу, выбрал «Москву — Петушки», потому что самая тонкая. С этой книгой он забрался к себе на верхнюю шконку, начал читать и неожиданно затих. Совершенно выпал из реальности, даже не курил и не ходил в туалет. И вот спустя пять часов Орынбасар заворочался: судя по всему, дочитал. Он неспешно слез с кровати, подошел ко мне, торжественно вручил книгу и сказал: «Спасибо, Лукпан, жизненная книга, б**дь!»

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Западно-Казахстанская область, 21 июня 2020 года.
Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Западно-Казахстанская область, 21 июня 2020 года.

Азаттык: Лукпан, а где та граница, которая отделяет журналистику от гражданского активизма, и должны ли быть эти границы?

Лукпан Ахмедьяров: Ты знаешь, до сих пор не могу определить для себя эти границы, поэтому у меня нет готового ответа на этот счет. Последние два года я не выходил ни на одну акцию, а весной, когда произошла непонятная смерть Дулата Агадила, я посчитал нужным выйти и провести свою акцию протеста. Сейчас, предположим, обсужден и принят закон о проведении мирных митингов. Я считаю, что это тоже повод для какой-нибудь акции, но у меня пока что нет внутреннего чувства, что пора выходить. Хотя, глядя на то, что происходит в стране, совершенно ясно, что молчать нельзя.

Азаттык: Не думал ли ты когда-нибудь завязать с журналистикой навсегда и заняться чем-нибудь другим?

Лукпан Ахмедьяров: У меня однажды такое было: в 2015 году я уходил из журналистики на целый год. Считаю, что это было не зря, потому что я усвоил урок, хоть и заплатил за это определенную цену.

Азаттык: Какие чувства ты испытывал, когда вернулся?

Лукпан Ахмедьяров: Фильм «Мимино» смотрел? Для меня он о том, что у каждого человека есть свое место в пространстве и времени. Наверное, я почувствовал то же самое, что испытал Мимино, когда вернулся к своему вертолетику: понял, что вернулся туда, где я настоящий.

Азаттык: Какой ты видишь казахстанскую журналистику через десять лет?

Какой будет политическая система в Казахстане, такой и будет журналистика.


Лукпан Ахмедьяров: Разговоры о том, какой бы я хотел видеть журналистику, — это уже следствие, а корневой вопрос — какой бы я хотел видеть страну. Здесь всё просто: какой будет политическая система в Казахстане, такой и будет журналистика. Если мы будем и дальше шагать в сторону культа личности и тоталитаризма, тогда не нужно строить иллюзий о качественно иной журналистике. Но если мы сможем что-то изменить, сумеем построим демократическое государство, где сменяемость власти не будет вызывать у населения стресса и перманентного испуга, значит, появится качественная конкурентоспособная журналистика и будет свобода слова.

  • 16x9 Image

    Пётр ТРОЦЕНКО

    Пётр Троценко - корреспондент Азаттыка. Работал веб-редактором сайта Азаттык в Алматинском бюро. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова (2007 год). Начинал карьеру в газете «Уральская неделя», интернет-радио «Инкар-инфо». С 2007 по 2016 год работал в различных СМИ Алматы, Астаны, Уральска, Тараза и Актобе.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG