Доступность ссылок

Срочные новости

Есть ли среди журналистов профессиональная солидарность?


Участник акции протеста в защиту преследуемых изданий. Алматы, 24 июня 2009 года.

28 июня казахстанские журналисты отмечают профессиональный праздник. Азаттык записал мнения представителей разных СМИ о том, существует ли журналистская солидарность.

Последние восемь лет 28 июня в Казахстане отмечали День работников связи и информации, однако на этой неделе постановлением правительства в перечень праздничных дат внесли изменения: 28 июня стало Днем работников СМИ, а День работников связи и информатизации отмечается 17 мая.

В последнюю неделю июня официальные структуры и общественные организации традиционно поздравляют журналистов, вручая им подарки и грамоты. Гранты и премии президента Казахстана в области СМИ присуждены в основном медиа, финансируемым из государственного бюджета. Среди обладателей премии Союза журналистов Казахстана —​ корреспондент Азаттыка Асылхан Мамашулы.

Есть ли солидарность среди казахстанских журналистов, которые отмечают свой профессиональный праздник? Азаттык узнал мнения журналистов разных изданий.

«ОБСЛУЖИВАНИЕ ИНТЕРЕСОВ ОБЩЕСТВА, А НЕ ВЛАСТИ»

Главный редактор региональной газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров считает, что журналисты начнут проявлять единство только тогда, когда поймут свои цели и настоящее предназначение.

— В нашей стране не стоит ожидать такой солидарности, которую проявили российские коллеги в случае с Голуновым (Иван Голунов — журналист сайта Meduza, подвергшийся уголовному преследованию со стороны органов власти России. —​ Ред.). Более того, найдутся те, кто будет писать, что всё это проплачено беглыми олигархами. Чтобы была солидарность, журналисты должны осознать свое главное предназначение, что работа журналиста — это обслуживание интересов общества, а не власти, — считает Ахмедьяров.

Лукпан Ахмедьяров, журналист, редактор газеты «Уральская неделя».
Лукпан Ахмедьяров, журналист, редактор газеты «Уральская неделя».

По мнению журналиста, в Казахстане властям удалось монополизировать медиаполе благодаря государственному информационный заказу.

— При общении с коллегами, которые сидят на таких заказах, я вижу, что у них произошел в головах серьезный «вывих». Власти подсадили на госзаказ 99 процентов всех СМИ в стране. Это не только инструмент финансирования, но и инструмент управления СМИ и конкретными журналистами. Например, в Казахстане ко Дню журналистики принято дарить грамоты, благодарности и подарки работникам СМИ. В соцсетях будет много постов, в которых коллеги с гордостью будут демонстрировать полученное от чиновников. Нельзя принимать такие подарки. Это неприемлемо. Ситуация напоминает положение бедной жены, которую весь год бьют и только на 8 Марта дарят цветы. Взаимоотношения власти и отечественной журналистики таковы, — говорит Ахмедьяров.

Ситуация напоминает положение бедной жены, которую весь год бьют и только на 8 Марта дарят цветы. Взаимоотношения власти и отечественной журналистики таковы.

Главный редактор газеты «Жас Алаш» Руслан Ербота считает, что политическая система в Казахстане делит журналистов на две группы.

— Журналисты делятся на тех, кто занимается пропагандой, и, говоря их языком, тех, кто всё показывает в «негативном» свете. Эта ситуация не способствует объединению этих групп. В каждой группе, это как соленая и пресная вода, есть своя солидарность. Те, кто стоит на стороне властей, отделяются от своих коллег из независимых СМИ и не желают их защищать и оказывать помощь. К примеру, во время митингов в день президентских выборов в Алматы полиция без всяких на то оснований задержала независимых журналистов (в том числе репортеров Азаттыка) и препятствовала их профессиональной деятельности. Наши приближенные к властям коллеги не только не сообщили об этом в своих СМИ, но даже не оказали моральной поддержки в соцсетях. Это связано с политической системой в стране. Этого не произошло бы, будь у нас по-настоящему демократическое общество, — убежден редактор.

«ЖУРНАЛИСТЫ ЗАМОЛКАЮТ»

Обладатель премии президента Казахстана в области СМИ Жанарбек Ашимжан, главный редактор газеты «Ана тілі», которая получает финансовую поддержку от государства, говорит, что при необходимости казахстанские журналисты проявляют солидарность.

Это дело совести, человечности отдельно взятого журналиста.

— Во время определенных событий, социальных, политических ситуаций журналисты объединяются. В отдельных случаях солидарности нет, это коллеги, которые ходят под флагами различных групп, газет, организаций. Это дело совести, человечности отдельно взятого журналиста. Для формирования солидарности нужна свобода информационного пространства. Если журналисты получают всестороннюю поддержку своей деятельности, то они свободно доносят свои голоса. Думаю, что они объединятся, если кто-то будет подвергаться преследованию и привлекаться к суду, — говорит Ашимжан.

Журналисты казахстанских СМИ в коридоре нижней палаты парламента.
Журналисты казахстанских СМИ в коридоре нижней палаты парламента.

Серик Абикен, главный редактор телеканала «Жетісу», получающего поддержку акимата Алматинской области, уверен в том, что солидарность среди казахских журналистов существует.

— Казахские журналисты проявляют солидарность в вопросах нации, языка и истории, дружно поднимая проблемы. Но когда дело касается политических вопросов, те, у кого более «колотушка» сверху мощнее, сразу замолкают... Кроме того, бывают моменты, когда, к примеру, во время таких событий, как в Жанаозене, журналисты более старшего поколения замолкают, и таких случаев много. Такие недостатки есть, и для общества это большая проблема, — говорит он.

Когда дело касается политических вопросов, те, у кого более «колотушка» сверху мощнее, сразу замолкают.

«РАЗОБЩЕННОСТЬ ВСЁ ЖЕ ЕСТЬ»

Главный редактор издания Hola News Гульнара Бажкенова считает, что в деле защиты представителей СМИ нужна поддержка общества.

— Журналистской солидарности у нас я не вижу. Каких-то примеров, когда всё профессиональное сообщество встало бы на защиту журналиста или отдельно взятых СМИ, к сожалению, нет. Защитить себя без поддержки общества журналистика не может, для этого нужна широкая поддержка, а это возможно, только если люди осознают, что свобода слова и выражения — не внутрицеховое узкопрофессиональное дело, это необходимо прежде всего обществу, — говорит Бажкенова.

Cвобода слова и выражения — не внутрицеховое узкопрофессиональное дело, это необходимо прежде всего обществу.

Осенью 2017 года суд в Алматы признал журналиста Жанболата Мамая виновным в отмывании денежных средств и приговорил к трем годам ограничения свободы. Его также лишили права заниматься журналистской деятельностью на три года. Жанболат Мамай говорит, что публичная поддержка подвергшихся преследованию журналистов — удел смелых.

— Считаные независимые журналисты, испытавшие преследование и давление, поддерживают друг друга, защищают. Если говорить в целом о журналистском сообществе, такой поддержки, конечно, нет. Когда я находился под следствием, чувствовал поддержку отдельных зарубежных организаций, некоторых казахстанских организаций и независимых СМИ. Между тем коллеги из государственных СМИ не написали ни слова. В принципе, я от них и не ждал этого. Потому что способных проявить такую гражданскую смелость, к сожалению, очень мало, — отмечает Мамай.

Сторонники находящегося на тот момент под арестом журналиста Жанболата Мамая у стен СИЗО. Алматы, 15 июня 2017 года.
Сторонники находящегося на тот момент под арестом журналиста Жанболата Мамая у стен СИЗО. Алматы, 15 июня 2017 года.

Редактор сайта Factcheck.kz Думан Смаков согласен с тем, что казахстанским журналистам не хватает солидарности.

— Я пока не встречал, чтобы все СМИ и журналисты объединялись и в один голос поднимали какую-то проблему. Солидарность присутствует только между отдельными партнерами и знакомыми. Чтобы она была, нужно делать совместные проекты, чтобы журналисты из разных СМИ обучались вместе. И государство не должно вмешиваться и диктовать журналистам, что делать, — говорит Смаков.

Способных проявить такую гражданскую смелость, к сожалению, очень мало.

Журналист агентства «Фергана» Багдат Асылбек в качестве примера отсутствия солидарности приводит случай, произошедший с ним в Актобе в 2016 году.

— Я тогда работал в областной газете «Диапазон», и во время освещения земельных митингов меня задержали полицейские. Я попросил в тот момент своих коллег из других СМИ, которые были свидетелями незаконного задержания, зафиксировать этот момент, но никто ничего не предпринял. Меня поддержала только моя редакция. Солидарность есть только в пределах одной редакции или между журналистами реально независимых и зарубежных СМИ, — говорит он.

Багдат Асылбек тоже считает, что если журналист в Казахстане попадает в беду или подвергается преследованию, то, как правило, коллеги по цеху не проявляют активности в его защиту.

— Максимум, что сделают, — напишут пост в соцсетях, и то не все и не всегда. Есть СМИ, в которых даже своих журналистов не защищают, когда те попадают под пресс. Причина отсутствия солидарности кроется в нашей политической системе, где большая часть СМИ подчиняются государству. Журналистская солидарность возможна, если изменится политическая система и СМИ будут свободными. Разумеется, это зависит от активности самих журналистов. Насколько они готовы быть «цепными псами демократии» и следовать своей основной миссии, — комментирует он.

Есть СМИ, в которых даже своих журналистов не защищают, когда те попадают под пресс.

Главный редактор атырауской газеты «Ак Жайык» Азамат Майтанов говорит, что солидарность среди журналистов в Казахстане избирательная и половинчатая.

— Если, например, у журналиста случилась личная беда, то другие СМИ об этом пишут и показывают. Но если журналиста преследуют по политическим мотивам или из-за профессиональной деятельности, то СМИ четко разделяются на тех, для кого говорить об этом — табу, и на тех, кто солидарен и освещает данный факт. Например, большая часть СМИ не освещала преследование главы Союза журналистов Сейтказы Матаева и его сына. Кто вступился за Жанболата Мамая (бывший редактор газеты «Трибуна» в Алматы, закрытой по решению суда. — Ред.)? Много ли журналистов писали, как закрывали сайт Ratel.kz? Сколько СМИ сообщили о последних майских блокировках независимых сайтов? Иначе говоря, есть избирательность в проявлении солидарности среди казахстанских журналистов, — говорит Майтанов.

Много ли журналистов писали, как закрывали сайт Ratel.kz? Сколько СМИ сообщили о последних майских блокировках независимых сайтов?

Он считает, что построение солидарности - это долгий и комплексный процесс.

— Проявление солидарности в государственных СМИ грозит журналистам увольнениями или неприятностями. Боязнь потерять работу и доход у большей части журналистов сильнее, чем профессиональные принципы. Чтобы была солидарность, нужно решать проблемы в области СМИ. Начиная с закона «О СМИ», который требует серьезных изменений, и заканчивая элементарным соблюдением прав журналистов, — считает Майтанов.

Журналист Бахытгуль Макимбай более 20 лет работает в издательском проекте DАТ. За эти годы она не раз подвергалась уголовному преследованию, в том числе по обвинению в «оскорблении чести и достоинства президента Казахстана» (после двух с половиной лет следствия дело было закрыто). Ночью 21 мая 2002 года на редакцию издания совершили нападение, Бахытгуль Макимбай и ее коллега были избиты. Журналист получила сотрясение головного мозга и лежала в больнице.

— У нас журналисты делятся на русскоязычных и казахоязычных, работающих в государственных и в независимых СМИ. Мало кто занимается независимой журналистикой. Возможно, журналисты хотят единства, однако разобщенность всё же есть. Редко кто заступается за попавшего в беду журналиста, и мало кто оказывает поддержку в таких случаях. Вмешиваются только человечные люди. В целом журналистов разделять не нужно, их необходимо оценивать по верности принципам и профессиональным обязанностям, тому, как они разоблачают коррупцию и несправедливость, защищают интересы общества, — говорит Бахытгуль Макимбай.

Исследователь истории казахстанской прессы Андрей Свиридов на вопрос о том, есть ли в целом солидарность в казахстанском журналистском сообществе, отвечает отрицательно. Тем не менее он может вспомнить и случаи, когда, на его взгляд, солидарность имела место.

Среди них он называет митинг 24 июня 2006 года, когда в Алматы журналисты вышли против противоречивых поправок к закону о СМИ.

— В июне 2009 года журналисты собрались у казахстанского пресс-клуба с напоминаниями о коллегах, которые тогда находились в заключении либо под следствием, и, конечно, о законодательстве. В начале 2010 года на алматинском Арбате запускали шары с именами журналистов, которые в тот период находились в заключении, — вспоминает он.

В рейтинге свободы прессы международной организации «Репортеры без границ» в 2018 году Казахстан занял 158-е место из 180, опустившись за год на одну позицию.

Как отмечает организация, в Казахстане «в последние годы неопределенность, окружавшая преемственность власти, усилила паранойю режима и намерение сохранить жесткую хватку». «Репортеры без границ» заявляют, что в 2013 году «были запрещены основные оппозиционные газеты», оставшиеся — «распадаются под юридическим давлением». Кроме того, считает организация, целью становятся даже издания, «высказывающие незначительную критику».

По информации «Репортеров без границ», «журналистов часто задерживают, Интернет находится под жестким контролем».

Казахстанские власти неоднократно отвергали, что в стране подавляются независимые СМИ и журналисты, нарушается право на свободу слова.

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

  • 16x9 Image

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка в Уральске с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG