Доступность ссылок

Срочные новости:

«Суперпрезидент Токаев говорит, что суперпрезидентства не будет». Что не так с посланием Токаева?


Касым-Жомарт Токаев читает послание народу с телепромтеров. 16 марта 2022 года

«Казахстан перейдет от суперпрезидентской формы правления к президентской республике с сильным парламентом», «близким родственникам президента законодательно будет запрещено занимать политические должности», «по мирным собраниям больше послаблений не будет» — такой «пакет реформ» предложил президент Касым-Жомарт Токаев 16 марта. Азаттык спросил политолога Шалкара Нурсеита, в чем соль инициатив президента.

Президент Токаев обратился с внеочередным посланием народу после январских беспорядков, во время которых, по официальным данным, погибло не менее 238 человек. «Новый Казахстан: путь обновления и модернизации» одни депутаты и чиновники восприняли на ура, другие явно боролись со сном — по крайней мере во время трансляции выступления можно было увидеть скучающие лица присутствующих в зале.

Выступая на совместном заседании обеих палат парламента, президент заявил, что во время январских беспорядков, начавшихся с мирных акций протеста, «среди тех, кто пытался совершить госпереворот, были известные люди», но имен не назвал. Во время январских событий Токаев отдал приказ «стрелять без предупреждения». Международные правозащитные группы назвали это решение «чрезмерно суровым». Позднее было установлено, что среди пострадавших были дети и те, кто не участвовал в беспорядках. Власти пока не обнародовали список погибших. Токаев заявил, что «террористы атаковали здания государственных органов, объекты стратегической инфраструктуры и бизнеса, они стреляли по мирным гражданам, чтобы обвинить в этом власть».

— Сегодня для всего общества стало очевидно, что именно монополизация политической и экономической деятельности сыграла едва ли не самую главную роль в происшедших январских событиях, — сказал он.

Так президент перешел к объявлению «политических реформ». Президент заявил о переустройстве политической модели развития Казахстана.

— Речь прежде всего идет об окончательном переходе от суперпрезидентской формы правления к президентской республике с сильным парламентом. Такая система обеспечит оптимальный баланс властных институтов и будет способствовать устойчивому развитию страны, — сказал президент.

В видении Токаева депутатский корпус мажилиса будет формироваться по пропорционально-мажоритарной системе, а членство в политических партиях президента и руководителей центральных органов власти будет приостанавливаться на период их полномочий. Когда эти предложения будут реализованы, пока неизвестно. На данный момент также неизвестно, состоятся ли парламентские выборы после внесения этих изменений. В послании об этом не упоминалось.

ТОКАЕВ ТЕПЕРЬ НЕ «СУПЕРПРЕЗИДЕНТ»?

Азаттык: За день до послания Токаева вы предположили на своей странице в Facebook᾽е, какие изменения может внести президент. Некоторые ваши предположения сбылись. Настолько очевидна была эта «политическая реформа»?

Шалкар Нурсеит, политолог
Шалкар Нурсеит, политолог

Шалкар Нурсеит: К этому дню уже было принято четыре пакета политических реформ, которых политологи и гражданские активисты назвали «косметическими». Сегодняшние заявления Токаева можно назвать их продолжением, поскольку Токаев не в состоянии принять другие. Возможно, сам Токаев и его администрация расценивают эти реформы как значительные. Но нужно обращать внимание на детали...

Азаттык: Некоторые положительно отреагировали на слова Токаева о том, что необходимо законодательно запретить президенту быть членом партии на период его полномочий и близким родственникам занимать политические должности. Как вы думаете, что за этим кроется?

Шалкар Нурсеит: После январских событий Токаеву очень важно выступать с инициативами, которые понравятся общественности. Поэтому слова о том, что необходимо утвердить это конституционно, звучат, скорее, как популистская мера, чем реальные действия. В адекватном обществе, в стране с правильными ценностями такие вещи утверждаются не на законодательном уровне, а с позиции этики и морали. Даже если члены семьи президента не будут работать в госорганах или квазигосударственном секторе, их близость к президенту может сделать их очень успешными в бизнесе. К примеру, нет никаких ограничений на ведение бизнеса. Это не меняет характер авторитарного режима. Это те самые легкие косметические изменения.

Азаттык: Токаев заявил, что Казахстан отойдет «от суперпрезидентской формы правления». Эти разговоры велись давно. Об этом говорил еще Назарбаев и сам Токаев, будучи сенатором. В итоге Казахстан все-таки откажется от «суперпрезидентской формы правления»?

Шалкар Нурсеит: Токаев красиво сказал об окончательном отходе от суперпрезидентской формы правления к президентской республике с сильным парламентом, но на самом деле он сам хочет остаться суперпрезидентом. Потому что Токаев не отказался от своих многочисленных полномочий, он все сохранил. К примеру, он сказал, что «председатели и члены Центральной избирательной комиссии, Счетного комитета и Конституционного совета не должны быть членами какой-либо партии». Но именно он назначает людей на эти должности. Он ограничивает членство в партии, но не отказывается от своей президентской компетенции назначать эти должности.

Другой пример: президент сказал, что будет «учитывать мнение маслихата при назначении акимов области». Однако Токаев может уволить акимов в любое время одним лишь указом. Это не означает, что аким избирается депутатами маслихата. Раньше акимы формально назначались с согласия маслихата. Теперь он будет выдвигать двух и более кандидатов, а маслихат будет утверждать кандидата, который больше нравится президенту. Поэтому мы должны обращать внимание на детали. Казахстан остается авторитарным государством с абсолютным президентским режимом.

Азаттык: О прямых выборах акимов тоже говорится давно. Почему Токаев не решается пойти на это?

Шалкар Нурсеит: Потому что это может вылиться в потерю политической поддержки со стороны акимов. Ведь победу президента на выборах обеспечивают местные органы власти и акимы областей. Он побеждает с высоким процентом, а акимы следят за тем, чтобы подсчет результатов выборов не вышел из-под контроля, выполняют указания администрации президента. Главная их задача — обеспечение избрания президента, неукоснительное выполнение спускаемых сверху поручений. Акимы, которые зависят от президента, не могут ставить интересы местного населения выше своих личных карьерных интересов, интересов президента. Они назначаются сверху, поэтому зависят от вышестоящего лица.

Сегодня Токаев заявил, что депутатов маслихатов следует рассматривать как должностных лиц. Это то, что дает небольшую надежду. Сейчас у нас должность депутата в маслихатах любого уровня не политико-государственная, а больше как волонтерская должность. Никто не получает зарплату. Статус «депутат маслихата» местные предприниматели используют для защиты своих интересов и поддержания хороших отношений с акимами. Так как это выборная должность, то эту практику следует прекратить, а должность депутата маслихата должна стать политико-государственной и депутатам необходимо запретить заниматься предпринимательской деятельностью.

О ВОЗМОЖНО «(НЕ)СИЛЬНОМ ПАРЛАМЕНТЕ»

Азаттык: 30 процентов парламента будет формироваться на мажоритарной основе, 70 процентов — на пропорциональной. Считаете ли вы, что члены парламента, избранные мажоритарным способом, могут стать влиятельной силой в законодательном органе?

Шалкар Нурсеит: Среди 30 процентов депутатов, избранных по мажоритарной системе, могут быть известные люди в стране. «Эти люди уже активны в Facebookе и на YouTube. Если они будут заседать в парламенте, то что могут решить один или десять мандатов? Пусть выступают в парламенте, но приоритет всё равно будет на нашей стороне. Поэтому нашей власти ничего не угрожает» — так, наверное, посчитали в администрации президента. Таким образом, они, полагаю, хотят повернуть протесты в управляемое русло. Еще надо иметь в виду, что люди в администрации президента допускают возможность договориться с каждым из депутатов, избранных по мажоритарной системе. С отдельным человеком договориться будет легче, чем с большой группой депутатов. Думаю, держа в уме эту опцию и учитывая январские события, они выбрали соотношение 70:30, полагая, что это максимальный уровень, на который они могут пойти в плане свободы.

Азаттык: Выходит, что сильного парламента, о котором говорил Токаев, может и не получиться?

Шалкар Нурсеит: Сильный парламент — это то, о чем и Назарбаев, и Токаев говорят годами. Но только на словах. Несмотря на обещание сильного парламента, президент не делегировал ему необходимые полномочия. Если парламент будет формировать правительство и сам отстранять министров от должностей, тогда будет действительно сильный парламент. Между тем наш парламент лишь согласовывает кандидатуры, предложенные президентом. Назначения и увольнения решаются президентом и администрацией президента. Даже премьер-министра назначает и смещает сам президент.

Заявление Токаева о переформатировании представительной ветви власти, похоже, было сделано, чтобы произвести впечатление. «Считаю целесообразным ввести норму, предполагающую право сената только одобрять или не одобрять законы, уже принятые мажилисом. Следовательно, именно мажилис наделяется правом принимать законы», сказал Токаев. Но это не приведет к существенным политическим изменениям. Уже сейчас и мажилис, и сенат находятся под полным контролем администрации президента. Более того, представляется маловероятным, что депутаты нынешнего, седьмого созыва примут законы, которые приведут к демократическим переменам.

Азаттык: Судьбу депутатов седьмого созыва президент не уточнил. До послания некоторые эксперты предполагали, что Токаев может объявить парламентские выборы. Но о парламенте ничего не было сказано.

Шалкар Нурсеит: Нынешний парламент может принять эти законы. Потому что спикер Ерлан Кошанов — это человек Токаева.

Кроме того, в мажилисе много протокаевских депутатов. Они могут призвать «сплотиться вокруг президента», как это обычно бывает, и обеспечить законодательное одобрение предложений. Несколько депутатов даже создали группу «Новый Казахстан».

Президентские выборы могут состояться до парламентских выборов. Понятно, что после январских событий популярность Токаева и поддержка среди населения если не сильно упала, то не выросла точно. Кроме того, Казахстан терпит экономический ущерб из-за санкций против Москвы в связи с войной в Украине. У нас и до этого наблюдался рост бедности из-за пандемии, рост инфляции. Всё это негативно сказывается на рейтинге президента. Учитывая эту ситуацию, думаю, Токаев будет использовать инициативы, изложенные в этом послании, как платформу для предстоящих президентских выборов до 2024 года.

«УРОВЕНЬ ПОНИМАНИЯ ДЕМОКРАТИИ»

Азаттык: Будут внесены изменения в правила создания партий. Намерены снизить регистрационный порог до пяти тысяч человек. Изменит ли это ситуацию в стране, где уже много лет официально зарегистрировано всего шесть партий?

Шалкар Нурсеит: Собрать даже пять тысяч человек — непростая задача в условиях нынешней политической ситуации в Казахстане. Мы сделали предложение властям от имени пятидесяти экспертов и указали, что регистрационный порог для партий необходимо снизить до трех тысяч человек. Потому что сейчас наши граждане равнодушны к политике. Граждане, привыкшие голосовать только за «Нур Отан», могут с опасением и скептически относиться к инициативам других новых партий.

В дополнение к юридическим барьерам существуют барьеры в повседневной жизни. В регистрации могут отказать местные департаменты юстиции. Комитет национальной безопасности может постоянно проверять активистов, включить их в свою базу... Поэтому думать, что после снижения регистрационного порога с 20 до пяти тысяч человек в Казахстане будут зарегистрированы новые партии и они будут конкурировать с мажилисе, наверное, не стоит. Это кажется иллюзией. Да, могут появиться партии, которые получат одобрение и поддержку администрации президента. Но всё это не означает, что скоро у нас будет сильный парламент.

Азаттык: Правозащитники и активисты подвергают критике закон о мирных собраниях, принятый почти три года назад. Послание Токаева как бы дало окончательный ответ на этот вопрос. «[В этом законе] послаблений больше не будет», — сказал он. Как вы оцениваете эту риторику?

Шалкар Нурсеит: Она созвучна с риторикой обращений Токаева во время январских событий. «Мы хотели дать свободу, но есть люди, которые понимают свободу как разрешение делать то, что они хотят» — примерно так он сказал о причинах того, что произошло в январе. Однако поправки в законе о мирных собраниях носят косметический характер, они не изменили отношение властей. К примеру, 13 февраля проводили задержания людей, участвовавших в поминальных мероприятиях [в память о жертвах январских событий], некоторых оштрафовали.

Администрация Токаева показала, на каком уровне у них понимание демократии. Мы не должны торопиться кидать кепки в воздух раньше времени, создавать «нового елбасы», создавать «новый Казахстан».

«БЕДНОСТЬ НИКУДА НЕ ИСЧЕЗНЕТ»

Азаттык: Решение Токаева о создании трех новых областей — Абайской, Улытауской и Жетысуской, похоже, хорошо восприняли в социальных сетях. Это тоже популистское решение или оно действительно актуально сейчас?

Шалкар Нурсеит: Реакции сосредоточены на том, что создаются новые области. Да, административное и политическое управление может облегчить принятие быстрых решений и регулирование миграции, но неясно, улучшит ли оно благосостояние жителей этих областей.

Откуда три новые области возьмут свои бюджеты? Как для граждан будут создавать новые рабочие места? К примеру, производственные центры останутся в Карагандинской области. А что будет с региональным драйвером Улытауской области, центром которого станет Жезказган? Созданы ли там условия для предпринимательства? Где граждане найдут работу, кроме квазигосударственного сектора? Как будут решать проблемы с бедностью, которая растет с каждым днем в этих регионах? Насколько эффективно акимы и акиматы будут руководить этими областями? Есть такие важные вопросы, но общественность больше обращает внимание на названия областей — Улытауская, Абайская, Жетысуская. Появились эти названия, но проблемы не исчезнут. Бедность никуда не исчезнет. Безработные так и будут ходить без работы.

Азаттык: Аккурат перед посланием нам сообщили, что задержан бывший сват экс-президента, бизнесмен Кайрат Боранбаев. 13 марта был задержан племянник Назарбаева Кайрат Сатыбалды, позднее его арестовали на два месяца. Эти «высокие задержания» связаны с посланием?

Шалкар Нурсеит: Это самооправдание Токаева после январских событий. Репутация Токаева резко упала после того, как он дал приказ стрелять без предупреждения. Он прекрасно понимает, что многие недовольны бывшим президентом Назарбаевым. Слова о том, что «январские события связаны с людьми, близкими к первому президенту», и задержание этих лиц, по-видимому, являются не восстановлением справедливости, а скорее способом укрепить свою власть.

Казахстанцы не получают никакой выгоды от межкланового конфликта.
Гражданам нужны по-настоящему работающие государственные институты, независимая законодательная и исполнительная власть. Нам нужна свобода слова. Сегодня, к примеру, Токаев высказал какие-то расплывчатые предложения («Убежден, что дальнейшие демократические преобразования невозможны без независимых и ответственных средств массовой информации. Поэтому необходимо пересмотреть закон о СМИ с учетом интересов государства, запросов общества и тенденций развития медиасферы»). Но это не о свободе слова — это об установлении контроля над свободой слова.

Следует также отметить, что в будущем, даже если у нас появятся политические партии, процесс их финансирования будет тщательно контролироваться. Мы, вероятно, увидим, что жесткие меры будут приняты и в отношении наблюдателей. Независимые наблюдатели довольно открыто показывают фальсификации результатов выборов со стороны властей. Властям это не понравилось. Таким образом власти сформировали свою группу наблюдателей.

Последние два-три года правительство Токаева демонстрирует, что хочет всё контролировать. Дают немного политической свободы, но, похоже, нас ждет еще более строгий контроль.

  • 16x9 Image

    Аян КАЛМУРАТ

    Аян Калмурат – с 2017 года корреспондент Алматинского бюро Азаттыка.

    Окончил университет «Туран» по специальности журналистика. Ранее работал в информационном агентстве 7kun.kz и в республиканской политической газете «Жас Алаш».

    Связаться с автором можно на его странице в Facebook'e.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG