Доступность ссылок

Срочные новости

"Полная безнаказанность": почему в России опасно быть репортером


Корреспондент Русской службы Азаттыка - Радио Свобода - и проекта "Сибирь.Реалии" Татьяна Лапрад, пострадавшая от нападения неизвестного на акции "Открытой России" в Красноярске, обратилась в Следственный комитет России с требованием возбудить уголовное дело по факту воспрепятствования журналистской деятельности. Информации о возбуждении дела пока нет.

Нападение произошло на учредительной конференции красноярского отделения "Открытой России" 18 апреля. Неизвестный, который представлялся помощником депутата, пытался отнять у Лапрад телефон, сильно сдавливая ее пальцы. Сотрудники полиции, наблюдавшие за происходящим, не предприняли никаких действий, неизвестный скрылся. В распоряжении редакции "Сибирь.Реалии" есть фотография предполагаемого преступника, мы также располагаем видеозаписью нападения.

Предположительно на снимке человек, напавший на журналистку "Сибирь.Реалии"
Предположительно на снимке человек, напавший на журналистку "Сибирь.Реалии"

По факту произошедшего в полицию подано заявление о воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналиста. По этой статье в России предусмотрена уголовная ответственность, в том числе в виде лишения свободы сроком до 6 лет.

Сотрудники полиции просто смотрели, как мы с этим мужчиной боремся

​– Все шло мирно, тихо, спокойно, люди голосовали, выбирали совет, проголосовали за то, чтобы эта ячейка была создана в Красноярске, – рассказывает Татьяна Лапрад. – В какой-то момент, уже под конец, когда избранный совет должен был удалиться на обсуждение дальнейших планов, появился сотрудник полиции – подполковник Сергей Антипин. Он сказал организаторам, что в полицию поступило заявление и, вероятнее всего, в отношении активистов будет применена статья 20.33 КОАП РФ, "Собрание нежелательной организации". Он начал снимать на камеру людей. Там было минимум три журналиста, мы тоже это все начали снимать, я пыталась задавать вопросы подполковнику.

Полковник Антипин снимает активистов
Полковник Антипин снимает активистов

И вот этот человек, который есть на видеозаписях, спрашивает у полиции: "А разве можно журналистам снимать?" Потом он пытается вырвать у меня телефон, тащит его на себя. Я держусь за телефон, не выпускаю его из рук. Он начал сдавливать мне руки, пытался вырвать телефон. А сотрудники полиции просто стояли и смотрели, как мы с этим мужчиной беремся, – рассказала Татьяна.

По ее словам, полицейские обращались к этому мужчине по имени и отчеству – Дмитрий Анатольевич. Ее красноярские коллеги предполагают, что это сотник или атаман Енисейской казачьей вольницы. Татьяна пыталась пообщаться с ним во время борьбы, но мужчина оказался неразговорчив. Сказал, что ему не нравится, когда кого-то снимают на камеру, утверждал, что является помощником депутата.

В ближайшее время Татьяна с юристом организации "Агора" Владимиром Васиным разработают дальнейшую стратегию действий. Правоохранительные органы Красноярска никак не отреагировали на заявление Лапрад:

Нельзя, чтобы такие люди чувствовали безнаказанность

– В этот же вечер был вызван наряд полиции, я написала заявление о воспрепятствовании профессиональной деятельности журналиста, это заявление было зарегистрировано в ГУВД Красноярска. Насколько мне известно, сейчас это заявление передано в Следственный комитет, а дальше я собираюсь встретиться с моим представителем, и мы определим наши дальнейшие действия. Нельзя, чтобы такие люди чувствовали полную безнаказанность. Выходит, что можно просто подойти к любому человеку, напасть на него – и за это ничего не будет. И я хочу подать жалобу в прокуратуру на бездействие сотрудников полиции, которые смотрели, как на меня нападают, и ничего не предпринимали, – рассказала корреспондент Радио Свобода Татьяна Лапрад.

Координатор Профсоюза журналистов и работников СМИ Павел Никулин осуждает нападение на Татьяну Лапрад, но объясняет, что российские репортеры, освещающие оппозиционные акции, практически не защищены от произвола полиции и других "добровольных помощников" государства, часто настроенных весьма агрессивно:

Статья 144 УК о воспрепятствовании журналистской деятельности сегодня не работает, добиться реакции правоохранительных органов невозможно

– В любом случае задача правоохранительных органов – защищать журналиста. К сожалению, часто полиция игнорирует эту свою обязанность. Статья 144 Уголовного кодекса, которая предусматривает уголовную ответственность за препятствование журналистской деятельности, в том виде, в котором она сегодня существует, совсем не работает. Мы, конечно, будем накапливать опыт и получать ответы от разных правоохранительных структур и требовать возбуждения уголовных дел конкретно по этой статье, потому что это узкая статья, которая очень четко очерчивает наш профессиональный статус, наше особое положение в обществе. Но пока опыт показывает, что в тех случаях, когда полицейские нападают на журналистов, в случаях, когда на журналистов нападают какие-то люди, особенно на массовых мероприятиях, добиться какой-то реакции правоохранительных органов невозможно, – говорит Павел Никулин.

Казачьи патрули в Волгограде
Казачьи патрули в Волгограде

Конкретных советов – как не попасть под горячую руку полицейским, НОДовцам, казакам или другим прокремлевским активистам, у Никулина нет:

Я часто слышу, что журналист сам виноват. Это не выдерживает никакой критики

– Если я начну давать советы, как себя вести, чтобы не попадать под раздачу, будет создаваться впечатление, что есть какое-то специальное поведение, придерживаясь которого можно избежать проблем. К сожалению, это не так. Если давать какие-то определенные советы, то будет складываться впечатление, что те журналисты, которым не повезло, которых задержали на митинге за то, что они фотографировали, или которых, например, били казаки или ультраправые, будем считать, что журналисты сами виноваты, а это не так. Я могу журналистам только посоветовать ни в коем случае не отвечать. Это очень странный совет, но, к сожалению, даже когда на моих коллег кто-то лезет с кулаками, бывает очень сложно потом доказать, что это не вы начали первым, когда дали отпор. К сожалению, это так. А от нападений никто не застрахован. Я часто слышу от оппонентов, что журналист сам виноват, что его задержали. Это рассуждения из этого же разряда, что девушка сама виновата, что короткую юбку носит. Они не выдерживают никакой критики, – говорит Павел Никулин.

5 мая в ходе протестной акции "Он нам не царь" журналисты в очередной раз подверглись нападениям, как со стороны полиции, так и членов движения НОД и людей, одетых в казачью форму. Журналист "МБХ.Медиа" после удара полицейской дубинкой получил травму легкого и был вынужден обратиться в больницу, члены НОДа бросали камни в сторону корреспондента AFP, "казак" угрожал корреспонденту Радио Свобода Мумину Шакирову. Это лишь немногие из вчерашних эпизодов такого рода.

По данным правозащитной организации "Репортеры без границ", ситуация со свободой прессы ежегодно ухудшается во всем мире. В своем Индексе свободы печати в 2017 году эксперты сообщают, что "климат ненависти неуклонно становится более заметным". Индекс ежегодно оценивает уровень свободы прессы в 180 странах. Россия занимает в этом рейтинге 148-е место.

Индекс свободы печати
Индекс свободы печати

Эта оценка включает в себя и Соединенные Штаты, чей рейтинг упал на два места, до 45-го, и несколько государств-членов Европейского союза. В докладе содержится резкая оценка президента США Дональда Трампа. Он назван "энтузиастом в порке прессы". "Репортеры" отмечают, что Трамп называет журналистов "врагами народа". Норвегия и Швеция занимали первое и второе места в рейтинге свободы прессы соответственно второй год подряд, а Северная Корея – последнее.

В России давление на журналистов давно превратилось в обыденное явление, полагает сотрудник "Репортеров без границ" Андрей Жвирблис:

Люди получают серьезные травмы, им разбивают технику, и в большинстве случаев это остается безнаказанным

– То, что случилось с Татьяной Лапрад, – это такая "легкая" версия того, что бывает с журналистами в России. Люди получают серьезные травмы, им разбивают технику, и в большинстве случаев это оказывается безнаказанным. У всех на памяти сожженный пару лет назад автобус на границе Чечни и Ингушетии, когда журналистов и правозащитников избили, автобус сожгли, технику украли. Несмотря на все запросы со стороны шведского МИД, были попытки дело закрыть. Его не закрыли, но воз и ныне там, ничего не происходит, никаких новостей нет. Хотя общественность, в том числе международная, за этим следит, потому что пострадали шведский и норвежский журналисты. В случае с Татьяной, конечно, ничего такого не было, но сколько мы видели случаев, когда различные так называемые активисты из печально известного СЕРБа нападают, например, именно на журналистов, которые выполняют свою работу.

Акция "Репортеров без границ", Франция, 2013
Акция "Репортеров без границ", Франция, 2013

​– Есть хотя бы примерная статистика нападений на журналистов, которые выполняют свою работу, освещают какие-то оппозиционные акции или акции тех же СЕРБовцев, НОДовцев?

На акциях 26 марта прошлого года полиция сознательно задерживала прессу

– По поводу нападений таких "активистов" статистики особой нет, но у нас есть достаточно печальная статистика, когда схожим образом ведут себя сотрудники полиции, хотя они знают, что перед ними представители прессы, которые вроде как охраняются законом и должны работать, собирать информацию. Мы были свидетелями массовых задержаний журналистов 26 марта прошлого года, когда и в Москве, и в Питере, и в других городах были задержаны около двух тысяч человек, и среди них оказалось очень много журналистов, причем даже тех, которые имели знаки отличия, шевроны "Пресса", пресс-карты на шее. Сотрудники полиции совершенно сознательно их задерживали. "Репортеры без границы" изначально тогда насчитали 14 человек, а потом еще пару случаев к ним прибавилось. К сожалению, во всех этих случаях не только не было извинений принесено, но даже были случаи, когда этих журналистов приговаривали по тем же статьям Административного кодекса, что и участников манифестации, хотя они в манифестациях не участвовали, а просто освещали то, что происходит. Новый профсоюз журналистов выступает и пытается добиться того, чтобы совместно с МВД каким-то образом информировать сотрудников на местах и объяснять им статус работающих журналистов, что не надо не только на них нападать, но всячески их защищать. Пока что отклика никакого нет, – рассказал сотрудник "Репортеров без границ" Андрей Жвирблис.

Журналистика остается опасной профессией не только в России. По данным "Репортеров без границ", в 2017 году в мире были убиты в общей сложности 65 журналистов. 26 из них погибли в ходе выполнения своего профессионального долга, попав под артиллерийский обстрел или став жертвами террористов-смертников. Другие 39 были убиты, поскольку их сообщения угрожали политическим, экономическим или преступным интересам. Как и в 2016 году, большинство смертей были направлены на журналистов из-за их профессиональной деятельности (60 процентов).

В марте прошлого года в Краснодарском крае напали на корреспондентов Радио Свобода Сергея Хазова-Кассиа и Андрея Костянова. Журналистов, приехавших в город Кропоткин освещать протесты фермеров, избили, применяя газовые баллончики, и отобрали компьютер и съемочное оборудование. Нападавшие скрылись.

Три журналиста Радио Свободная Европа/Радио подверглись нападениям в Армении – при освещении массовых демонстраций против премьер-министра Сержа Саргсяна. Протестные акции завершились в понедельник, 23 апреля, отставкой Саргсяна.

22 апреля полицейский в балаклаве напал на Наиру Булгадарян, репортера Армянской службы РСЕ/РС (Радио Азатутюн). Была повреждена камера, с помощью которой велась прямая трансляция с площади Республики в центре Еревана – главного места протестных манифестаций. Трансляция, которую вело Радио Азатутюн, была прервана. Днем ранее подвергся нападению продюсер Анатолий Егизарян. Он получил удар в живот, упал на землю, а полицейские продолжали бить его, пока он снимал на свой телефон действия примерно 50 сотрудников правоохранительных органов, расчищавших дорогу от стоявших машин. В тот же день корреспондент Арус Хакобян был травмирован человеком в штатском. Это произошло, когда репортер транслировал протестные акции на автомагистрали примерно в 30 километрах к югу от Еревана. Инцидент был заснят на видео. Присутствовавшие на месте полицейские ничего не сделали, чтобы помешать нападавшему, несмотря на неоднократные возгласы избиваемого Хакобяна. Офис генерального прокурора Армении заявил, что приказал провести расследование.

30 апреля 2018 года в результате взрыва в Кабуле погибли двое журналистов Афганской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода. Абадулла Хананзай работал оператором. 8 мая он должен был отметить первую годовщину своей свадьбы. Оператор Сабауун Какар часто занимался съемкой с мест нападений радикальных исламистов.

Еще одна жертва теракта – Маххарам Дурани – должна была приступить к работе в Афганской службе 15 мая. Маххарам изучала исламское законодательство в университете Кабула.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG