Доступность ссылок

Срочные новости:

Выборы на фоне «раскола». Как исход кампании в Турции повлияет на Центральную Азию и её лидеров?


Баннеры с изображением президента Турции Тайипа Эрдогана, его оппонента Кемаля Кылычдароглу и мэра Стамбула Экрема Имамоглу. Стамбул, 12 мая 2023 года
Баннеры с изображением президента Турции Тайипа Эрдогана, его оппонента Кемаля Кылычдароглу и мэра Стамбула Экрема Имамоглу. Стамбул, 12 мая 2023 года

В Турции 14 мая выбирают президента и парламент. Действующий глава государства Реджеп Тайип Эрдоган, находящийся у власти почти 20 лет, может проиграть оппоненту Кемалю Кылычдароглу. Как конкурентный электоральный процесс в Турции и его результаты могут повлиять на Центральную Азию и изменятся ли отношения с тюркоязычными странами региона в случае победы оппозиции? Азаттык поговорил об этом с доцентом кафедры политологии Ближневосточного университета Северного Кипра Асель Тутумлу.

ТРИ ВЕРОЯТНЫХ СЦЕНАРИЯ

Азаттык: Опросы в Турции показывают, что многие недовольны политикой Реджепа Тайипа Эрдогана и готовы поддержать его оппонента, лидера Республиканской народной партии Кемаля Кылычдароглу. По последним опросам, Кылычдароглу, который возглавляет альянс шести оппозиционных партий, может набрать 49 процентов голосов. Но не исключается второй тур. Как вы думаете, каким будет исход выборов?

Асель Тутумлу: Прогнозы — дело не совсем выгодное. Мне было интересно, что накануне выборов один из кандидатов Мухаррем Индже (лидер «Партии Отечества». — Ред.) отозвал свою кандидатуру. Это на руку оппозиции, потому что Индже участвовал в президентских выборах в 2018 году и проиграл Эрдогану, набрав более 30 процентов голосов. Он мог бы забрать часть голосов у оппозиционного кандидата Кемаля Кылычдароглу. Скорее всего, мы увидим, что электорат, который проголосовал бы за Индже, теперь поддержит Кылычдароглу. Соответственно, Кылычдароглу может и выиграть.

Азаттык: Второго тура может и не быть? Отступит ли Эрдоган в случае поражения?

Асель Тутумлу: Второго тура может и не быть. Но всё будет зависеть от того, какими средствами воспользуется Эрдоган. У него огромный административный ресурс. Если раньше новостное агентство Anadolu собирало всю информацию о подсчёте голосов и вся страна наблюдала за этим процессом в прямом эфире по государственным телеканалам, то сейчас, согласно поправкам к законодательству, результаты выборов могут быть опубликованы только после полуночи. Может быть много вбросов.

Многое будет зависеть от того, какие нелегальные и неформальные методы давления на подсчёт голосов может предпринять режим Эрдогана. Я вижу три сценария.

Как политолог из Центральной Азии, склоняюсь к тому, что Эрдоган, скорее всего, не уйдёт. По первому сценарию, Эрдоган просто не признает результаты выборов, его сторонники попытаются каким-то образом защитить режим. Возможно, будут судебные иски и решения, придётся организовывать новые выборы.

Второй сценарий похож на выборы в Венесуэле в 2018 году. Тогда оппозиция и международные наблюдатели заявили, что выборы были нечестными. Но Россия, Никарагуа и другие недемократические страны признали результаты, что позволило действующему президенту Николасу Мадуро остаться у власти. Когда режим признаёт какое-то количество государств на международной арене — неважно, какие у вас были выборы, — вы уже признанный президент.

Последний — это мирный сценарий, по которому, возможно, выиграет оппозиция. Но всё будет зависеть от того, сможет ли она также выиграть парламентские выборы. Если партия Эрдогана получит большинство, то есть больше 276 мест в парламенте, то ему будет достаточно легко покинуть президентство и таким образом саботировать нового кандидата. Мы можем получить такую же ситуацию, когда президентом США был Обама, представляющий Демократическую партию, а конгресс контролировался Республиканской партией.

«РАСКОЛ» В ОБЩЕСТВЕ И РИСКИ ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ

Азаттык: Если будет реализован первый или второй сценарий, при которых Эрдоган останется у власти, то как на это отреагирует оппозиция, которая заявила о готовности биться до конца?

Асель Тутумлу: Оппозиция готова биться до конца легальными методами. Несмотря на то что оппозиция сейчас более или менее гомогенна в своих взглядах, она против насилия и выступает за определённые формальные методы защиты своих интересов. Её представители никогда не поведут своих сторонников на улицы, кроме мирных протестов. Кылычдароглу постоянно говорит своему электорату «не выходите на улицу, даже в случае победы, имейте в виду, что будут провокации, будут люди, которые попытаются прибегнуть к насилию, создать чрезвычайную ситуацию».

Первые два сценария [если Эрдоган остаётся у власти] могут создать нестабильность по всей стране. Если возникнет чрезвычайная ситуация, выборы могут быть либо отложены, либо пройдут новые, когда ситуация уляжется.

Азаттык: Будет ли раскол в обществе?

Асель Тутумлу: Раскол уже есть. Идёт очень сильная политизация. Молодые люди видят, что у них нет будущего: цены на квартиры растут, дорожает аренда, они не могут позволить себе образование, недвижимость. Они или их семьи в больших долгах. Они видят, что с режимом Эрдогана будет тяжело всем.

Но и на стороне Эрдогана есть молодёжь, которая верит любому его слову. Молодые люди настолько поддерживают его идеологически, что им очень тяжело абстрагироваться и сказать, что их кумир не прав.

Общество поляризовано. Одни идеологически верны своему кумиру, а другие отчаянно пытаются сохранить надежду на будущее.

Азаттык: Есть ли риски для внутриполитической стабильности?

Асель Тутумлу: В больших городах есть вероятность стычек между двумя электоральными группами. Поэтому оппозиция призвала сторонников оставаться дома. Но всё будет зависеть от поведения Эрдогана — будет он признавать выборы или нет, а если будет, то на каких условиях. После полуночи, когда объявят результаты выборов, конечно, будет волнительный процесс. Все будут ждать определённых действий и со стороны оппозиции, и со стороны режима Эрдогана.

ЧТО БУДЕТ С ОТНОШЕНИЯМИ АНКАРЫ С ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИЕЙ?

Азаттык: Эрдоган продвигал идею пантюркизма, сближался со странами Центральной Азии. Если победит Кылычдароглу, изменятся ли отношения Турции с Центральной Азией?

Асель Тутумлу: Всё будет зависеть от того, кто получит министерство иностранных дел. Оппозиционная коалиция из шести партий распределила портфели, мы приблизительно знаем, кто будет министром финансов или министром внутренних дел. И если министром иностранных дел станет Ахмет Давутоглу — у него уже раньше был такой опыт, — то тогда мы, скорее всего, увидим продолжение идей панисламизма, пантюркизма в отношениях с Центральной Азией.

На сегодняшний день мы видим, что идеи пантюркизма и панисламизма направлены на то, чтобы поддержать режимы, а не людей. Все программы достаточно узко нацелены на то, чтобы собирать высокопоставленных чиновников, делать презентации, проводить встречи на высшем уровне. То есть это ширма, за которой делается политика, которая поддерживает режимы. Но все эти идеи не идут вниз, к народу, они зациклены на поддержке элит.

Если к власти придёт Кылычдароглу, то мы можем увидеть смещение фокуса — с режима на людей. Мы можем увидеть больше школ, больниц, определённые инициативы культурного характера, запуск программ для школьного и университетского обмена. Когда фокус сместится на людей, государственные аппараты будут меньше взаимодействовать.

Кроме того, Кылычдароглу с самого начала заявил о том, что надо перефокусироваться с идеи неооттоманской империи на Запад, на Европейский союз, и уйти от каких-то определённых проектов, которые помогали Эрдогану чувствовать превосходство.

Скорее всего, мы увидим, что Турция будет занимать более сильную позицию в отношении изоляции России. Сейчас она оказывает поддержку в реэкспорте. До недавнего времени Турция принимала российские карточки «Мир». Идёт очень живая поддержка России, её населения, путинских интересов. Кылычдароглу заявлял, что надо всё делать легально. Думаю, с его приходом Турция как член НАТО и ассоциированный член Европейского союза будет следовать правилам.

Азаттык: Западные эксперты писали, что, пока Россия увязла в войне в Украине, Турция пытается стать более важным региональным игроком для Центральной Азии. Изменится роль Турции в регионе, если победит оппозиция?

Асель Тутумлу: Турция сфокусируется в Центральной Азии на экономических проектах. Она попытается пропускать через свою территорию как можно больше энергоресурсов из Центральной Азии в Европу. Но вопрос в том, будет ли в этом заинтересованы сами центральноазиатские режимы, потому что у них есть определённые интересы, такие как сотрудничество с Россией и Китаем, и обязательства экспортировать определённые объёмы энергоресурсов в Китай. Надо будет смотреть, смогут ли эти режимы уйти от зависимости от транспортировок в Китай и Россию и сфокусироваться на Европейском союзе. Для Казахстана это более важно, чем, допустим, для Туркменистана. Но пока я не вижу больших изменений в этом плане.

Азаттык: Станет ли поражение Эрдогана ударом по президенту России Владимиру Путину?

Асель Тутумлу: Большим ударом, наверное, не станет. Турция всё равно будет заинтересована в определённом сотрудничестве. Давутоглу говорил, что Турция не может позволить себе оградиться от России полностью. Она будет рада принимать туристов из России. Анкара продолжит искать экономическую выгоду, но при этом чётко отделять интересы путинского режима от общественных интересов российского населения. Вполне возможно, что при Кылычдароглу Путину станет тяжелее. Но я не думаю, что Турция станет гвоздём в гроб российского режима. Путин сейчас пытается сотрудничать с Китаем и Ираном, эти страны позволят ему достаточно диверсифицировать и оставить на плаву российскую экономику.

Азаттык: Если Эрдоган потерпит поражение, как это повлияет на лидеров Центральной Азии, которые пытаются любыми методами удержаться у власти?

Асель Тутумлу: Они будут проводить работу над ошибками и мотать на ус, делать всё, чтобы таких сценариев не повторилось. Но надо видеть разницу между Турцией и странами Центральной Азии. В Турции режим соревновательно-авторитарный, где выборы имеют определённую силу. А на выборах в Центральной Азии всё достаточно хорошо подконтрольно, мы не можем говорить, что оппозиция может влиять на исход выборов. Думаю, режимы в Центральной Азии ужесточат контроль над электоральным процессом, продолжится усиление контроля над СМИ. Именно эти два инструмента препятствуют сейчас Эрдогану: есть какие-то определённые рамки, институты и оппозиция, которая привлекает достаточно большое количество населения и ведёт его за собой.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG