Доступность ссылок

Талгат Аян: «Защищать землю — не преступление»


Гражданский активист Талгат Аян на стихийном митинге в Атырау против инициированной правительством земельной реформы. 24 апреля 2016 года.

Коллеги атырауского активиста Талгата Аяна, участника земельного митинга в Атырау, говорят, что свою общественную деятельность он начинал с волонтерства. Гражданский активист, планировавший создать общественную организацию, приговорен к пяти годам тюрьмы после участия в земельном митинге.

ТРЕБОВАНИЯ НА ЗЕМЕЛЬНОМ МИТИНГЕ

Талгат Аян — один из атырауских активистов, обращавшихся в акимат с заявлением на проведение митинга по земельной реформе 24 апреля на центральной городской площади Исатая и Махамбета. После того как в конце марта Ерболат Досаев, занимавший тогда пост министра национальной экономики, сообщил, что с 1 июля на продажу через аукционы выставят 1,7 миллиона гектаров сельскохозяйственных угодий, у общества появились вопросы по поводу земельной реформы. Атырауские активисты решили провести митинг, чтобы довести до властей свое мнение «по земельному вопросу». Акимат города Атырау не дал разрешения на проведение демонстрации. Несмотря на это, стихийный митинг, который состоялся на площади Исатая и Махамбета, стал массовым. В своей речи на митинге активист Талгат Аян выдвинул требование о том, что правительство в первую очередь должно предоставить землю бесплатно своим гражданам.

— У нас сейчас много безработной молодежи. С них требуют по 200–500 тысяч [тенге] при устройстве на работу. Пусть им дадут землю для обработки, я бы тоже стал работать на ней, — сказал он.

Участники стихийного митинга «по земельному вопросу» на центральной площади Атырау. 24 апреля 2016 года.
Участники стихийного митинга «по земельному вопросу» на центральной площади Атырау. 24 апреля 2016 года.

Талгат Аян также сказал, что в Атырауской области тысячи человек не могут получить положенные им по закону 10 соток земли под индивидуальное жилищное строительство.

На митинге он сообщил, что в отношении него и Макса Бокаева, а также других активистов — всего восьми человек — силовые структуры собираются возбудить уголовное дело по статье 174 уголовного кодекса («Возбуждение розни») в связи с выражаемым ими недовольством. Талгат Аян по просьбе собравшихся на площади жителей потребовал у прибывшего на митинг акима Атырауской области Нурлана Ногаева дать обещание не преследовать активистов.

Ногаев заверил, что активисты преследоваться не будут и что все требования народа будут доведены до Астаны.

Аким Нурлан Ногаев: преследований не будет. Видео Азаттыка:

В резолюции митинга его участники потребовали от властей Казахстана исключить из земельного кодекса спорные статьи, пересмотреть земельный кодекс с учетом интересов народа, закрыть иностранные военные базы, запретить размещение военных полигонов на территории Казахстана, опубликовать список крупных землевладельцев, предоставить гражданам Казахстана по 10 соток земли под индивидуальное жилищное строительство. Участники митинга заявили, что дают властям срок до 21 мая для выполнения этих требований. Проект текста резолюции Макс Бокаев и Талгат Аян разместили на своих страницах в социальной сети Facebook.

После земельного митинга в Атырау похожие акции протеста прошли в Актобе, Актау, Жанаозене и Семее. После прозвучавших на этих акциях требований власти объявили о введении моратория на спорные статьи земельного кодекса до конца года. Правительство создало республиканскую комиссию с участием представителей общественности для обсуждения спорных моментов земельной реформы. В это время активистов, высказывавшихся против изменений в земельном кодексе, продолжали привлекать к административной ответственности. В социальных сетях распространялась информация о том, что на 21 мая намечена общенациональная акция протеста «по земельному вопросу», однако власти приняли «превентивные меры», посадив под административный арест до 15 суток десятки активистов в разных регионах страны по обвинению в «нарушении порядка проведения митингов». 17 мая Талгат Аян был также взят под административный арест сроком на 15 суток по обвинению в «нарушении порядка организации и проведения незаконного митинга».

Талгат Аян рядом со зданием административного суда в Атырау незадолго до того, как суд вынес решение о помещении активиста под арест. 17 мая 2016 года.
Талгат Аян рядом со зданием административного суда в Атырау незадолго до того, как суд вынес решение о помещении активиста под арест. 17 мая 2016 года.

Против Талгата Аяна, находившегося под административным арестом, возбудили уголовное дело. В отношении Макса Бокаева, Талгата Аяна, Ерлана Башакова, Сагатбая Капизова, Гатаугали Бохана, Кубайдоллы Шолака, Адильбека Мусаулы и Жасулана Мусабекова власти вначале выдвинули обвинения по статьям «Пропаганда или публичные призывы к насильственному захвату власти или насильственному удержанию власти», «Массовые беспорядки» и «Приготовление к преступлению» и провели обыски в их домах. Через некоторые время обвинения Максу Бокаеву и Талгату Аяну были переквалифицированы на «организацию незаконного митинга», «разжигание розни» и «распространение заведомо ложной информации». Остальные обвиняемые переведены в разряд свидетелей.

Талгат Аян и Макс Бокаев во время следствия и в ходе судебного процесса отвергли выдвинутые против них обвинения.

«ДЕНЬГИ ТУЛЕШОВА»

Предприниматель из города Шымкента Тохтар Тулешов дал показания в суде Атырау по делу Макса Бокаева и Талгата Аяна. Бизнесмен, арестованный в январе этого года, на момент судебного разбирательства в Атырау в отношении активистов находился в следственном изоляторе КНБ, его обвинили в попытке государственного переворота. Он заявил, что никогда не видел Бокаева и Аяна лично и не общался с ними. Тулешов сообщил, что «давно изучал возможность изменения структуры власти в Казахстане» и что он слышал об активисте Аяне. Тулешов заявил, что через одного своего знакомого якобы передал атырауским активистам 100 тысяч долларов для работы с общественными деятелями, поездок по Казахстану, проведения пресс-конференций, круглых столов и встреч.

Тулешов, сам находившийся под арестом и представший перед судом по делу о предполагаемой попытке насильственного захвата власти (этот процесс проходил в закрытом режиме), отвечал на вопросы через видеоконференцсвязь из суда Астаны, куда его доставили в наручниках и в сопровождении охраны.

По словам Тулешова, о митинге в Атырау он узнал из прессы, находясь в СИЗО. В июне сотрудники КНБ сообщили, что Тохтар Тулешов «финансировал земельные митинги» в Атырау и других городах.

Полицейский микроавтобус у здания суда № 2 города Атырау, в котором проходит суд над гражданскими активистами Талгатом Аяном и Максом Бокаевым. Атырау, 21 октября 2016 года.
Полицейский микроавтобус у здания суда № 2 города Атырау, в котором проходит суд над гражданскими активистами Талгатом Аяном и Максом Бокаевым. Атырау, 21 октября 2016 года.

​Талгат Аян заявил, что ни у кого не брал денег. Он сказал, что не смог найти деньги для участия в выборах в маслихат в марте этого года. Аян в суде заявил, что желает лицом к лицу говорить с помощниками Тулешова Нургали Досанбаевым и Олжасом Бекбауовым, якобы «передавшими деньги» Аяну от Тулешова. После того как требование не было удовлетворено, Талгат Аян и Макс Бокаев отказались участвовать в заседаниях суда. Помощники Тулешова Нургали Досанбаев и Олжас Бекбауов, дававшие показания в онлайн-режиме в отсутствие активистов в зале суда, сообщили, что «доставили деньги Аяну». Свидетель обвинения Ринат Кибраев, отбывающий наказание по статье «Организация или содержание притонов для занятия проституцией и сводничество», сообщил в показаниях через видеоконференцсвязь, что в мае этого года во время встречи с Аяном в Алматы тот якобы искал человека, которому хотел передать крупную сумму денег на хранение. Другой свидетель обвинения, активист из города Семей Марлан Есильбаев, рассказал, что якобы переданные Аяном ему на хранение деньги «он не пересчитывал, лишь хранил их у себя в доме». Есильбаев сказал, что во время обыска в июле он был напуган и передал деньги сотрудникам комитета национальной безопасности.

Адвокаты не стали задавать вопросы ни одному из свидетелей, давших показания в онлайн-режиме. Они объяснили это тем, что «поддерживают своих подзащитных», отсутствующих в зале суда.

Во время следующего заседания суда Макс Бокаев и Талгат Аян заявили, что ни у кого денег не получали, и отвергли показания свидетелей.

В ходе суда в качестве доказательства прокурор продемонстрировал скриншоты со страницы Талгата Аяна в социальной сети Facebook, где он «призывал народ выйти на незаконный митинг». Сторона обвинения предъявила оценку эксперта-филолога алматинского института судебной экспертизы Есельбаевой, согласно выводам которой записи в Facebooк̓ е «возбуждают социальную и межнациональную рознь, распространяют ложную информацию, формируют негативное и дисфункциональное мнение касательно внесенных в земельный кодекс поправок». Адвокаты гражданских активистов выступили с ходатайством о приобщении к делу экспертных заключений кандидата филологических наук Рахили Карымсаковой, политологов Досыма Сатпаева, Талгата Мамырайымова и Расула Жумалы. Адвокаты попросили допросить их в качестве свидетелей в онлайн-режиме, но суд оставил это ходатайство без удовлетворения.

Талгат Аян (слева) и Макс Бокаев в зале суда. Атырау. 12 октября 2016 года.
Талгат Аян (слева) и Макс Бокаев в зале суда. Атырау. 12 октября 2016 года.

В суде Талгат Аян отказался выступать во время прений сторон и высказался кратко:

— Я казах, тысячу раз умиравший и тысячу раз воскресавший. Наши предки ради защиты земли и родины не щадили своих жизней. Казахи — решительный, смелый, отважный и героический народ. Это подтверждают наша история, бескрайние просторы и наша земля. Защищать ее — это не преступление. Поэтому моя совесть чиста, я не виновен.

Судья Гульнар Даулешова 28 ноября огласила приговор атырауским активистам Максу Бокаеву и Талгату Аяну. Суд постановил признать активистов виновными в «разжигании розни», «распространении заведомо ложной информации» и «организации незаконного митинга» и приговорил каждого к пяти годам лишения свободы с запретом заниматься общественной деятельностью сроком на три года. Согласно приговору, Бокаев и Аян должны выплатить штраф — по 250 месячных расчетных показателей (МРП), или 530 тысяч тенге (более полутора тысяч долларов). Суд постановил взыскать с подсудимых в долевом порядке процессуальные издержки за проведение экспертиз в размере 259 тысяч тенге.

Правозащитники называют обвинения в адрес Бокаева и Аяна политически мотивированными. Международная правозащитная организация Amnesty International назвала Макса Бокаева и Талгата Аяна узниками совести. Международная правозащитная организация Human Rights Watch после ареста Бокаева и Аяна призвала власти Казахстана немедленно освободить их и снять с них обвинения. «Ни один гражданский активист не должен быть отправлен в тюрьму за участие в мирных акциях протеста. Эти люди должны быть освобождены, и власти должны прекратить репрессии против критиков правительства», — сказал тогда Хью Уильямсон, директор HRW по Европе и Центральной Азии.

Представители Европейского союза заявили, что приговор в отношении активистов противоречит международным обязательствам в области прав человека, взятым на себя правительством Казахстана, и призвали власти освободить Бокаева и Аяна. Дипломатическая миссия США в Казахстане также выразила обеспокоенность приговором в отношении Бокаева и Аяна.

Эксперты ООН по правам человека отметили, что Бокаев и Аян «никогда не должны были пойти под суд за то, что воспользовались своими гражданскими правами», и что приговор в отношении активистов противоречит Международному пакту о гражданских и политических правах.

ВОЛОНТЕР-ПРАВОЗАЩИТНИК

32-летний Талгат Аян поднимал социально-экономические и экологические проблемы в Атырау.

По словам руководителя атырауской правозащитной организации «Заман» Асель Нургазиевой, Талгат Аян, юрист по специальности, в 2015 году выступал в суде как представитель общественности с требованием открыть для населения города набережную Урала, огороженную как часть территории государственной резиденции. Суд признал требования горожан обоснованными и принял решение убрать ограждение, чтобы жители города могли беспрепятственно гулять по набережной.

Гражданский активист Талгат Аян задаёт вопрос во время пресс-конференции в службе центральных коммуникаций. Атырау, 20 апреля 2016 года.
Гражданский активист Талгат Аян задаёт вопрос во время пресс-конференции в службе центральных коммуникаций. Атырау, 20 апреля 2016 года.

Талгат Аян провел одиночный пикет против повышения тарифов на коммунальные услуги в Атырау и цен на бензин в 2015 году и был арестован полицией. Благодаря требованиям, выдвинутым Талгатом Аяном, Максом Бокаевым и другими активистами, тарифы на воду в Атырау остались на прежнем уровне. Талгат Аян также организовывал различные гражданские акции.

— Он на протяжении пяти лет активно участвовал в поминальных мероприятиях по жертвам Жанаозенских событий 2011 года, — говорит Асель Нургазиева.

По ее словам, свою общественную деятельность Талгат Аян начинал с волонтерства и планировал создать неправительственную организацию.

— Он создавал волонтерские группы из числа молодежи и оказывал помощь малообеспеченным семьям. Ежегодно одевался Дедом Морозом и раздавал подарки в домах престарелых, детских домах. Он также создал группу по защите прав бездомных животных, — говорит Асель Нургазиева.

Руководитель общественной организации «Демос» Тогжан Кизатова рассказывает, что знакома с Талгатом Аяном с 2011 года. По ее словам, Аян, как профессиональный юрист, оказывал бесплатную помощь нуждающимся семьям, занимался защитой их прав.

— Вся юридическая деятельность Талгата Аяна в Атырау была волонтерской. Мне известно, что он многим оказал помощь. Во время наводнения 2015 года он днем и ночью помогал тем, чьи дома оказались подтопленными. Помогать людям — для него обычное дело. Талгат нам говорил, что необходимо защищать и права животных. Помню, как однажды мы все вместе спасали бездомную собаку на окраине города, — говорит Кизатова.

Тогжан Кизатова вспоминает, как Талгату Аяну удалось разоблачить фальсификации во время выборов.

— Он был независимым наблюдателем во время выборов и заметил, как один избиратель сбросил в урну кучу бюллетеней. Он опубликовал это в Facebook ̕е, — сказала Тогжан Кизатова.

Талгат Аян проводит акцию против повышения тарифов на коммунальные услуги. Атырау, 12 июля 2015 года.
Талгат Аян проводит акцию против повышения тарифов на коммунальные услуги. Атырау, 12 июля 2015 года.

«ВЫДЕРЖУ, СЫНОК, ВЫДЕРЖУ»

Талгат Аян — старший из троих детей в семье его родителей. Он окончил юридический факультет Казахского государственного университета в 2001 году и с тех пор работал в различных организациях по своей специальности. Его мать Улдай Айназарова 35 лет проработала школьным учителем. Сейчас она на пенсии. Его отец Толепкали Аянов долгие годы работал в правоохранительной системе, был прокурором, судьей. После ареста сына он стал его адвокатом.

— Мы с его отцом с утра до вечера находились на работе. Талгат был старшим, и с малых лет на нем были все обязанности по дому. Он присматривал за младшими детьми, рос осознавая свою ответственность, — говорит Улдай Айназарова.

Талгат Аян с женой и двумя дочерьми жил в приобретенном в рассрочку доме в микрорайоне Жумыскер. В начале года он остался без работы и не смог внести плату за жилье, после чего хозяин расторг договор и забрал дом обратно. Сейчас его жена Рашида с двумя дочерьми ютится на съемной квартире младшего брата мужа.

— Талгата обвинили в «получении денег Тулешова». Мой сын с января является безработным. Будь у него на руках такие деньги, разве владелец отобрал бы дом, приобретенный в рассрочку? — вопрошает Улдай Айназарова.

Врачи скорой помощи заходят в квартиру родителей Талгата Аяна, где проводят обыск. Медиков вызвали для матери активиста, которой стало плохо. Атырау, 20 мая 2016 года.
Врачи скорой помощи заходят в квартиру родителей Талгата Аяна, где проводят обыск. Медиков вызвали для матери активиста, которой стало плохо. Атырау, 20 мая 2016 года.

Мать Талгата Аяна говорит, что не посмела даже начать разговор с сыном о том, чтобы он пошел на заключение процессуального соглашения с признанием вины.

— Если бы я сказала сыну, что не выдержу этого и что он, несмотря на свою невиновность, должен признать вину ради выхода на свободу, сын бы послушался меня. Но я не смогла попросить его сделать то, чего он не желает. «Ты сможешь это выдержать, мама?» — спросил он. Я посмотрела ему в лицо и сказала: «Выдержу, сынок, выдержу», — говорит мать активиста.

В офисе Казахстанского бюро по правам человека в Алматы 15 декабря гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна заочно наградили народной премией «Халык батыры». На церемонию награждения из Атырау приехали мать Талгата Аяна Улдай Айназарова и сестра Макса Бокаева Жанаргуль Бокаева.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. После окончания университета работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі» Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG