Доступность ссылок

Нефтяники заявили, что на земельный митинг они пошли сами


Гражданские активисты Макс Бокаев (справа) и Талгат Аян в суде по их делу. Атырау, 28 октября 2016 года.

Выступившие со свидетельскими показаниями в суде в Атырау рабочие-нефтяники заявили, что на нашумевший митинг протеста 24 апреля в Атырау они пошли по своей воле, не под влиянием чьей-либо агитации.

ПОКАЗАНИЯ РАБОЧИХ О МИТИНГЕ 24 АПРЕЛЯ

В суде в Атырау по делу гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна, обвиняемых в организации незаконного митинга, в пятницу, 28 октября, выступили некоторые нефтяники, которые заявили, что этих активистов они не знают и на митинг протеста пошли сами. Главным событием этого дня суда стали показания рабочих компаний-подрядчиков нефтеперерабатывающего завода «Болашак» в селе Карабатан об обстоятельствах массового митинга протеста против земельной реформы, состоявшегося 24 апреля. Макса Бокаева и Талгата Аяна обвиняют как раз в организации этого митинга, давшего начало серии протестов против земельной реформы в Казахстане.

Судья Гульнар Даулешова зачитала показания свидетеля обвинения Уали Айдарбекова, данные в ходе досудебного следствия. В этих показаниях говорится, что рабочие заранее предупредили руководство предприятия о своем участии в митинге 24 апреля в Атырау. Руководство не возражало против этого и предупредило, чтобы они не попали в «неприятности». Рабочим предоставили один день отпуска за свой счет. Уали Айдарбеков заявил судье, что «не говорил на следствии такое, однако некоторые моменты из написанного действительно произошли на рабочем месте».

На митинге протеста в Атырау 24 апреля 2016 года.
На митинге протеста в Атырау 24 апреля 2016 года.

Рабочие заявили, что не знакомы с Максом Бокаевым и Талгатом Аяном. О «продаже и предоставлении земли иностранцам на длительный срок» они узнали из новостей по телевидению и социальных сетей и на митинг в Атырау 24 апреля приехали по собственному желанию.

Рабочий Гарифолла Алан говорит, что новость о намечаемом предоставлении земель сельхозназначения иностранцам в аренду на длительные сроки услышал из сообщений по телевидению и по своему желанию пошел на митинг.

Свое участие в несанкционированном митинге в Атырау в апреле этого года Уали Айдарбеков объяснил беспокойством о земельном вопросе.

— Другие люди, подобно мне, наверное, не поняли, что собрание было незаконным. Я пошел с требованием, чтобы землю не продавали, — заявил Уали Айдарбеков.

Адвокаты подсудимых говорят, что в протоколе допроса, который проводили следователи комитета национальной безопасности, указано, что свидетельские показания были взяты в городе Атырау, на самом деле показания у них были взяты в поселке Карабатан.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ «ПРИЗНАТЬ ВИНУ» НЕ ПРИНЯТО

Алматинские журналисты Гульжан Ергалиева и Рысбек Сарсенбай 27 октября присутствовали в зале суда в Атырау, ранее они обратились к судье с заявлением дать разрешение на беседу с подсудимыми о заключении процессуального соглашения с судом о «признании вины». Судья Гульнар Даулешова, зачитавшая их заявление, сказала, что подсудимые Макс Бокаев и Талгат Аян ни на какое процессуальное соглашение не пойдут.

— Я не изменю своего мнения касательно этого. Я к ним отношусь с уважением. Если позволят встретиться, то тем для беседы достаточно, — сказал Макс Бокаев.

Талгат Аян согласился с мнением Макса Бокаева.

Судья заявила, что, ввиду того, что подсудимые отказались подписать процессуальное соглашение и лица, обратившиеся с просьбой о встрече с подсудимыми, не имеют родственных отношений с ними, в удовлетворении ходатайства Гульжан Ергалиевой и Рысбека Сарсенбая отказано.

Журналист Гульжан Ергалиева. Алматы, 26 февраля 2015 года.
Журналист Гульжан Ергалиева. Алматы, 26 февраля 2015 года.

В комментарии Азаттыку Гульжан Ергалиева говорит, что «проблему можно решить не обостряя ее, используя возможности закона, посредством процессуального соглашения».

— Они должны признать, что принимали участие в митинге и агитировали население прийти на митинг. Против активистов выдвинуто очень тяжкое обвинение по пункту 2 статьи 174 о возбуждении социальной и национальной розни. Юристы говорят, что эти обвинения не подлежат смягчению. Я чувствую что-то тяжкое. По такому обвинению были осуждены несколько человек. По этой статье дадут не меньше пяти лет, — говорит Гульжан Ергалиева.

Однако Макс Бокаев уверен, что он ни в чем не повинен.

Я не виновен, и ничего не делал, что могло бы вызвать тревогу или угрозу для жизни людей.

— Какую вину я должен признать? В Казахстане существует закон о проведении мирных собраний, я участвовал в митинге согласно этому закону. Я не виновен и ничего не делал, что могло бы вызвать тревогу или угрозу для жизни людей, - сказал Макс Бокаев в своем комментарии Азаттыку во время перерыва в судебном заседании.

Талгат Аян говорит, что согласен с мнением Бокаева и заявил, что они действовали в соответствии со статьей 20 Конституции Казахстана, согласно которой свобода слова и творчества гарантируются, цензура запрещается и каждый имеет право свободно получать и распространять информацию любым, не запрещенным законом способом. В суде по делу активистов объявлен перерыв до среды, 2 ноября.

ЗАКОН, НЕ ОТВЕЧАЮЩИЙ МЕЖДУНАРОДНЫМ СТАНДАРТАМ

Алматинский правозащитник Бахытжан Торегожина, которая ведет мониторинг судебного процесса, говорит, что большая часть свидетелей со стороны обвинения не знакома с Максом Бокаевым и Талгатом Аяном, но в целом сам митинг протеста, в организации которого их обвиняют, носил мирный характер.

— Они свидетельствуют в суде несмотря на то, что большинство из них не принимало участия в митинге против земельной реформы весной этого года. С точки зрения следователей комитета национальной безопасности, который расследовал дело, главная вина Макса Бокаева и Талгата Аяна заключается в том, что они осмелились выйти на митинг, на который акимат разрешения не давал. Митинг прошел мирно, как в цивилизованных странах. Люди вышли на площадь и обратились со своими требованиями к властям. Власти выслушали их. Президент объявил мораторий. Правительство отреагировало, создало комиссию. Тогда в чем вина активистов? — говорит Бахытжан Торегожина.

В суде по делу гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна. Фото с монитора видеонаблюдения. Атырау, 25 октября 2016 года.
В суде по делу гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна. Фото с монитора видеонаблюдения. Атырау, 25 октября 2016 года.

Причину преследования атырауских активистов она видит и в казахстанском законе «О порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций». Бахытжан Торегожина считает, что действующий закон необходимо отменить, а механизм реализации права населения на проведение мирных собраний привести в соответствие с международными стандартами.

Если бы Казахстан применял не свои репрессивные законы, а законы, соответствующие международным стандартам, Бокаев и Аян сейчас бы не сидели на скамье подсудимых.

— Я не согласна с тем, что их подталкивают к «признанию своей вины» посредством процессуального соглашения. У человека есть право на свободу слова, на участие в мирных шествиях, есть многие других прав, предусмотренных Конституцией. Если бы Казахстан применял не свои репрессивные законы, а законы, соответствующие международным стандартам, Бокаев и Аян сейчас бы не сидели на скамье подсудимых, — говорит Бахытжан Торегожина.

Гражданских активистов Бокаева и Аяна арестовали 17 мая после апрельского митинга в Атырау, который стал крупнейшей акцией протеста за последние пять лет. Им инкриминируют разжигание розни и распространение заведомо ложной информации, нарушение порядка организации и проведения митинга. Макс Бокаев и Талгат Аян отвергают предъявленные им обвинения.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG