Доступность ссылок

Срочные новости

«Пройти путь позднего Брежнева и потерять независимость»


Серикжан Мамбеталин, гражданский активист, бывший лидер партии «Руханият».

Врач по образованию, в прошлом лондонский нефтетрейдер, Серикжан Мамбеталин внезапно для многих в начале 2010-х появился на казахстанском политическом поле, заявив идею партии «зеленых». Поход в политику обернулся для него в 2016 году приговором с ограничением свободы и запретом на общественно-политическую деятельность. Недавно Мамбеталин получил паспорт Великобритании, утратив казахстанское гражданство. В интервью Азаттыку Серикжан Мамбеталин рассказывает о том, как он пытался влиять на политику и как политика повлияла на него.

Политическая карьера Серикжана Мамбеталина в Казахстане после его возвращения из эмиграции в Великобритании началась с партии «Руханият». В 2010 году он возглавил эту партию, не пользующуюся популярностью и получившую на двух предшествовавших его приходу президентских выборах менее полпроцента голосов. На партийном съезде новый лидер представил свою политическую платформу, позже он пригласил в партию писателя Мухтара Шаханова. Партию, допущенную к парламентским выборам 2012 года, в последний момент сняли с гонки по заявлению бывшего ее председателя Алтыншаш Джагановой, пожаловавшейся на нарушения. В итоге Джаганова тогда вернулась к руководству партией, а Мамбеталина оттуда исключили.

После того как Мамбеталина «ушли» из партии, он не оставил гражданскую активность, был открыт для СМИ, выражал мнение по тем или иным вопросам на своей странице в Facebook’е. После одного из постов в социальной сети — в котором он перепечатал отрывок из книги в Интернете, авторство которой приписывают активисту Мурату Телибекову, — против Мамбеталина завели дело о «возбуждении розни». Дело завершилось обвинительным приговором, суд приговорил Мамбеталина и другого активиста, Ермека Нарымбаева, к реальным срокам; позже апелляционная инстанция заменила это наказание на ограничение свободы. Но из-за уголовного дела по статье 174, которая считается в Казахстане «экстремистской», Мамбеталина, как и других осуждённых по обвинению в «возбуждении розни», внесли в список лиц, «связанных с финансированием экстремизма и терроризма». Ограничения, с которыми Мамбеталин столкнулся после этого, как он говорит, вынудили его сменить гражданство.

ПОДДАННЫЙ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА

Серикжан Мамбеталин: В связи с блокировкой ИИН (индивидуального идентификационного номера. — Ред.) мне недоступна ни одна банковская услуга, заблокированы кредитные карты, а также услуги ЦОНа — например, не могу записать своих малышей на себя. Два раза мы с моим адвокатом Ермуратом Мукановым пытались оспорить эти ограничения в суде, но в связи с тем, что мое ограничение на занятие общественной деятельностью действует до 2021 года, я принял непростое для себя решение. Мой паспорт, на котором не осталось ни одной чистой страницы, стал непригоден для поездок за границу. Новый не могу получить из-за блокировки ИИН.

Британский паспорт Серикжана Мамбеталина.
Британский паспорт Серикжана Мамбеталина.

Поэтому сменил гражданство и получил паспорт Великобритании. Это вынужденный шаг, но власть не оставляет мне другого выбора. Я благодарен Великобритании, которая предоставила гражданство.

Азаттык: Какова процедура смены гражданства?

Серикжан Мамбеталин: Когда пришел сдавать документы на паспорт в визовый центр в Алматы, люди очень сильно удивились, потому что никто, сидя в Казахстане, не получал английский паспорт. Обычно получают те, кто уезжают за границу или живут в Англии. Я здесь всё это оформил, документы отправил. Потом, правда, съездил на интервью. Там надо дать клятву по английским законам, сдать экзамен. Всё это заняло два дня. Я приехал обратно и получил по посылке мой паспорт. Очень всё просто. Они могли бы мне отказать под предлогом, что я не живу в Англии, не плачу там налоги, осуждён в Казахстане. Но они вполне лояльно отнеслись и дали мне паспорт.

Азаттык: Какие ограничения на вас действуют как на иностранца?

Серикжан Мамбеталин: Ограничения стандартные. Я не могу участвовать в выборах, не могу выдвигаться в депутаты или президенты. Не имею права работать в госорганах и официальных должностях. Преимущество в том, что я отныне нахожусь под защитой Великобритании и могу теперь обращаться в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. В этом плане у меня больше защиты и возможностей. Мне в этом плане проще сейчас. Если получу вид на жительство, у меня будут такие же права, как у казахстанцев. Встану на налоговый учет, и, скорее всего, мне дадут индивидуальный номер налогоплательщика, как иностранцу.

Больше года как я могу выезжать из страны. В январе прошлого года ездил на инаугурацию Трампа в Вашингтон. Скоро я получу выездную визу в новый паспорт. И смогу выехать. А пока я могу, как гражданин Великобритании, выезжать и въезжать в Казахстан до 30 суток без визы.

Азаттык: Что теперь будет с вашей судимостью?

Серикжан Мамбеталин: Пока толком непонятно. Я, в общем-то, уже вышел из гражданства Казахстана, поэтому вопрос этот довольно-таки тонкий. В цивилизованном мире такой уголовной статьи, по которой меня осудили, нет. Условно говоря, по английским законам я вообще невиновен. У меня нет судимости. Но так как меня осудили по казахстанским законам и она у меня еще висит, ограничение на занятие общественной деятельностью, мы сейчас адвокатом будем разбираться.

ПОХОД В ПОЛИТИКУ

Азаттык: Вы хотите жить в Казахстане? Какие у вас планы?

Серикжан Мамбеталин: Я буду здесь жить и работать. Возможно, какой-то общественной работой буду заниматься. Типа правозащитной деятельности, если нужно будет. Посмотрим. Всё будет зависеть от ситуации. А так я жить не собираюсь ехать в Англию. Я там достаточно, 10 лет, прожил.

Азаттык: Расскажите о своем возвращении на родину после жизни в Великобритании. Почему вы вернулись в Казахстан? Чем до возвращения зарабатывали на жизнь?

Серикжан Мамбеталин: Я вернулся из Лондона в Казахстан в 2009 году, став вице-президентом Торгово-промышленной палаты. В Англии я работал сначала в нефтетрейдинговой компании «Евразия Ойл» с 2002 года. А после того как она перешла под контроль Тимура Кулибаева (зятя президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. — Ред.) и офис был переведен в Лозанну, я работал консультантом по нефтегазовому комплексу, зарабатывая на организации сделок.

Азаттык: Когда вы появились на общественно-политическом поле, вокруг вас было немало слухов о том, что вы «проект Акорды». Мол, жил человек хорошо за границей, но зачем-то вернулся. Как вы относитесь к таким разговорам?

Серикжан Мамбеталин в бытность лидером партии «Руханият» (слева) вместе с писателем Мухтаром Шахановым (справа) перед возложением цветов к памятнику жертвам Декабрьских событий 1986 года. Алматы, 17 декабря 2011 года.
Серикжан Мамбеталин в бытность лидером партии «Руханият» (слева) вместе с писателем Мухтаром Шахановым (справа) перед возложением цветов к памятнику жертвам Декабрьских событий 1986 года. Алматы, 17 декабря 2011 года.

Серикжан Мамбеталин: Слухи были разными. После того как «Викиликс» опубликовал текст якобы нашей беседы с тогдашним послом США в Казахстане, где он высказывает мысль, что за мной могут стоять политики, проживавшие в изгнании, как Кажегельдин или Аблязов, Акорда восприняла меня как угрозу. Потому что так и не смогла понять, кто стоит за «Руханиятом». А ответ был простой — никто. Это был мой собственный проект, от начала и до конца профинансированный мною лично.

Азаттык: Когда вы ехали сюда, вы всерьез планировали заняться политикой? На какой позиции во власти себя видели?

Серикжан Мамбеталин: Идея вернуться домой в политику созрела после принятия поправок в Конституцию, которая снимала ограничения по срокам избрания для первого президента. Я понимал, что страна пройдет путь позднего Брежнева и в итоге может потерять независимость, что сейчас и происходит. Чиновником я себя не видел, хотя тех денег, которые я потратил на партию, хватило бы, чтобы купить место министра или его зама. Я планировал создать именно политическую партию, за которой будут сотни тысяч сторонников, как механизм прихода к власти.

Азаттык: Вы говорите о «покупке» партии? Звучит по меньшей мере необычно. Почему вы не создали собственную партию, если решили идти в политику?

Серикжан Мамбеталин: Я не планировал покупать изначально готовую партию. Я был готов зарегистрировать новую партию. Но условия регистрации и требования закона были такие тяжелые и запутанные, что стало понятно: шансов на создание новой партии нет никаких. Поэтому я начал искать возможность стать во главе «спящей» партии, типа Партии патриотов, «Адилета» или «Руханията», чтобы перебрендировать в партию «зеленых». С руководством этих партий я разговаривал лично, но только Алтыншаш Джаганова решилась продать партию мне.

Сделка была необычная, так как в партии нельзя прописать владение напрямую, как в бизнесе. Мы решили, что я плачу половину из миллиона [долларов] при выполнении условий, вторую половину после съезда. Главным условием с моей стороны было то, что Джаганова не просто согласует сделку с Акордой, но и организует мою личную встречу с президентом после избрания председателем. Этого условия она не выполнила (в 2012 году после исключения из «Руханията» Мамбеталин говорил, что не платил Джагановой наличными, но якобы заключил договоренность с ее сыном, что инвестирует несколько сотен тысяч долларов в его бизнес в Чехии. Сын Джагановой Алишер Сулейменов тогда опроверг слова Мамбеталина, заявив, что у него нет никакого бизнеса за рубежом. — Ред.).

Рабочий президиум съезда партии «Руханият». Справа налево: поэт Мухтар Шаханов, председатель партии Серикжан Мамбеталин и председательствующий на съезде композитор Калдыбек Курманали. Алматы, 30 ноября 2011 года.
Рабочий президиум съезда партии «Руханият». Справа налево: поэт Мухтар Шаханов, председатель партии Серикжан Мамбеталин и председательствующий на съезде композитор Калдыбек Курманали. Алматы, 30 ноября 2011 года.

На выборах в мажилис мы были зарегистрированы на законных основаниях, получили кандидатские удостоверения и начали предвыборную кампанию. Но когда власть увидела, что партия с Мухтаром Шахановым во главе списка набирает голосов не меньше, чем «Нур Отан», то решилась снять нас с гонки, придумав смехотворный повод о якобы отсутствии кворума. Хотя наш съезд в гостинице «Казахстан» прошел при аншлаге.

УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ЗА ПЕРЕПЕЧАТКУ

Азаттык: Поговорим об уголовном деле против вас, заведенном в 2015 году. Как вы расцениваете преследование?

Серикжан Мамбеталин: Снятие «руханиятовцев» с выборов, последовавший за ним рейдерский захват партии, за которую я, кстати, так и не получил большинство потраченных денег, и посадка меня в тюрьму в 2015 году — это звенья одной цепи. Единственный плюс от всего этого — народ понял, что я никогда не был «проектом Акорды», и все разговоры оказались лишь слухами, которые распространяли как провластные, так и оппозиционные провокаторы.

Обвиняемые в «возбуждении розни» за опубликованный в Facebook’е пост активисты Серикжан Мамбеталин и Ермек Нарымбаев (слева). Алматы, 10 декабря 2015 года.
Обвиняемые в «возбуждении розни» за опубликованный в Facebook’е пост активисты Серикжан Мамбеталин и Ермек Нарымбаев (слева). Алматы, 10 декабря 2015 года.

Если быть откровенным, то я лично не ожидал наказания в виде двух лет лишения свободы за пост чужой цитаты в Facebook’е. Потому что до сих пор считал и считаю, что никакого преступления я не совершал. Более того, все убедились еще раз, что я порядочный и честный гражданин, если власть не нашла ничего и вынуждена была предъявить подобное смехотворное обвинение. Самое главное в приговоре было даже не ограничение свободы, а запрет на любую общественную деятельность в течение пяти лет.

Азаттык: Суд первой инстанции вынес приговор с реальным лишением свободы, это позже апелляционный суд смягчил приговор после вашего письма с «раскаянием». «Я полностью раскаиваюсь в своих ошибках и понимаю, что только человеческое понимание и сочувствие позволяют мне рассчитывать на снисхождение. Я уже получил горький и нелицеприятный для себя урок. И он показателен для всех других», — написали вы. Какие чувства у вас вызывает сейчас то письмо?

Серикжан Мамбеталин: Я был первый политик в Казахстане, кто получил подобное ограничение. Ограничение абсолютно незаконное, так как подобной нормы нет даже в уголовном кодексе. Поэтому, когда мой адвокат принес письмо с «раскаянием», я не колеблясь подписал его. Логика моя была простая. Во-первых, сидеть за слова Телибекова не видел смысла. Во-вторых, если по законам, написанным под диктовку Акорды, я виновен, то я готов «признать вину», хотя с самого начала и не отрицал, что опубликовал этот пост. И готов даже раскаяться, если раскаяние поможет избежать зоны. Тем более, подписав его, я никого не предаю. Более того, моим единственным условием подписания письма было то, что Ермек Нарымбаев тоже получит условный срок и окажется на свободе. Подписав письмо, я освободил не только себя, но и своего «подельника». Хотя он, возможно, об этом и не знает. А вообще, прежде всего я думал о родителях и своем новорожденном ребенке, которому на момент ареста было чуть больше месяца.

Обвиняемый в «возбуждении розни» Серикжан Мамбеталин разговаривает в суде со своей матерью. Алматы, 22 декабря 2015 года.
Обвиняемый в «возбуждении розни» Серикжан Мамбеталин разговаривает в суде со своей матерью. Алматы, 22 декабря 2015 года.

Кстати, если хотите убедиться, что мой приговор был политический, зайдите на страницу Телибекова в «Википедии».Там до сих пор опубликованы слова, за которые я отсидел и имею ограничения. А власти делают вид, что не замечают ее.

«ПРОПИТАТЬСЯ ДУХОМ ДЕМОКРАТИИ» В АНГЛИИ И ОСТАТЬСЯ В КАЗАХСТАНЕ

Азаттык: Зачем вы сфотографировались с Рыскалиевым? Человек разыскивается. Вас не вызывали после этого?

Серикжан Мамбеталин: Фотографию с бывшим акимом Атырауской области я опубликовал после того, как его «пригласили» на допрос в агентство по противодействию коррупции. В 90-х я знал его как хорошего бизнесмена, который, уже будучи официальным мультимиллионером, возглавил область. Было много слухов о его смерти, которые я решил развеять. И рад, что большинство простых граждан, особенно жители запада страны, выразили поддержку. Надеюсь, и суд, если таковой состоится, оправдает его.

Азаттык: Вы открыто критикуете не только систему государственной власти в Казахстане, ее отдельных представителей, но и президента страны. Каких общественно-политических взглядов вы придерживаетесь?

Серикжан Мамбеталин: Моя критика власти и даже президента всегда была конструктивной. Я либерал. Прожив в Англии много лет, я пропитался духом свободы и демократии. Власть, запретив партию «зеленых» — «Руханият», взяла на вооружение нашу риторику. Президент, который до нас никогда не говорил о «зеленой» энергетике, энергосберегающих технологиях, стал инициатором ЭКСПО по этой тематике. Да и «Рухани жангыру» перекликается с нашей партией «Руханият» и партийной программой духовного возрождения народа «Экология души». Сейчас я, как гражданин Великобритании, не могу быть избранным на выборах и не имею права участвовать официально в политических образованиях. Свой приговор по тяжелой «экстремистской» 174-й статье и последующее ограничение на общественную деятельность я по совету своего адвоката буду, возможно, оспаривать уже в Европейском суде по правам человека в Страсбурге как гражданин Евросоюза. Я никогда не считал себя преступником и надеюсь, что Европейский суд встанет на мою сторону и обяжет Казахстан исполнить решение.

Обвиняемого в «возбуждении розни» Серикжана Мамбеталина выводят из зала суда. Алматы, 20 января 2016 года.
Обвиняемого в «возбуждении розни» Серикжана Мамбеталина выводят из зала суда. Алматы, 20 января 2016 года.

Азаттык: Вы сейчас испытываете со стороны властей или силовых органов какое-либо давление?

Серикжан Мамбеталин: Пока, слава богу, никаких проблем нет. Недавно ходил к начальнику миграционной полиции, он дал мне разрешение на выезд, сейчас вот собираю документы.

Пока еще много непонятного, нет даже юридических моментов, которые бы описывали мою ситуацию. Это впервые в Казахстане, когда человек, живя здесь, отказывается от гражданства и получает гражданство другой страны. Это ситуация новая как для меня, так и для власти. Поэтому пока вот этими комментариями ограничимся.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка в Уральске с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG