Доступность ссылок

Срочные новости

История «жертв домогательств» Роберта Мюллера


Спецпрокурор Роберт Мюллер. Архивное фото.

Cразу в нескольких американских изданиях появились сообщения о том, что специальный прокурор Роберт Мюллер обратился к ФБР с заявлением о попытке обвинить его в сексуальных домогательствах.

«Когда мы на прошлой неделе узнали о том, что женщинам, как утверждают, предлагались деньги в обмен на ложные обвинения в адрес специального прокурора, мы немедленно отправили этот материал в ФБР для расследования», – заявил пресс-секретарь Мюллера Питер Карр, обычно крайне редко общающийся с прессой.

Спецпрокурор Мюллер расследует обвинения в возможном сговоре избирательного штаба Дональда Трампа с Россией. Президент не питает к нему симпатии. Он то и дело обвиняет спецпрокурора в предвзятости и конфликте интересов и требует закрыть расследование.

Основанием для обращения к ФБР стало электронное послание, полученное несколькими вашингтонскими и нью-йоркскими журналистами.

Автор этого письма, представившаяся как Лоррейн Парсонс, проживающая в городе Форт-Майерс, штат Флорида, сообщала, что некоторое время назад ей позвонил мужчина, говоривший с британским акцентом и назвавшийся Биллом Кристенсеном. Он сказал, что хочет задать Парсонс пару вопросов, касающихся ее работы с Робертом Мюллером в юридической фирме Pillsbury, Madison, and Sutro в Сан-Франциско в 1974 году (это самое начало профессиональной карьеры Мюллера). На вопрос, на кого он работает, Кристенсен ответил, что его босс «в некотором роде политик» в Вашингтоне и зовут его Джек Беркман. Парсонс сказала, что работала с Мюллером совсем недолго. Тогда звонивший заявил, что может помочь ей заплатить долг по кредитным картам. Лоррейн Парсонс поразило, что он точно, до доллара, знает сумму долга – около 34 тысяч долларов. Но, разумеется, от Парсонс требуется ответная услуга, которую можно будет обсудить при личной встрече.

От встречи Парсонс отказалась и повесила трубку. Спустя два дня Кристенсен позвонил снова. На этот раз предложение было еще более щедрым: сверх уплаты долга – 20 тысяч долларов. Перед такой суммой Парсонс дрогнула и спросила, что от нее требуется. Кристенсен попросил ее загрузить на смартфон приложение Signal – защищенный мессенджер для обмена криптосообщениями. Разговор продолжался в кодированном режиме. "Я хочу, чтобы вы обвинили Роберта Мюллера в противоправном сексуальном поведении, – сказал Кристенсен, – и дали об этом письменное показание под присягой". Помимо уже обещанных сумм он посулил премию в 10 тысяч от своего клиента – и опять назвал имя Беркмана.

«Я не знаю, кто эти люди и зачем им это, – писала Парсонс. – Я сразу же прекратила разговор и удалила приложение. Я не часто встречалась с Мюллером, когда работала в Pillsbury, но, когда встречалась, он всегда был очень вежлив со мной и никогда не вел себя неподобающе. Не знаю, что нужно этим людям, но я не собираюсь играть роль в какой бы то ни было вашингтонской пьесе за какую бы то ни было плату».

Впоследствии Парсонс получила еще одно текстовое сообщение от Кристенсена: «Лоррейн, дело надо сделать. Последний шанс».

Другая дама, профессор права из Вермонта Дженнифер Тауб, обратилась непосредственно в офис Мюллера. Она получила электронное письмо от человека по имени Саймон Фрик, представившегося сотрудником частного аналитического агентства Surefire Intelligence. «Насколько мне известно, – писал Фрик, – вы в прошлом могли сталкиваться с Робертом Мюллером. Моя организация занимается исследованием прошлого Роберта Мюллера. Укажите мне удобный метод связи с вами (Signal был бы идеальным каналом) и начальную сумму, за которую вы согласились бы рассказать о своих столкновениях со специальным прокурором Робертом Мюллером».

Дженнифер Тауб никогда в жизни с Мюллером не встречалась, тем более не имела столкновений.

Роберт Беркман – лицо в Вашингтоне известное. Он зарегистрированный лоббист, адвокат и комментатор консервативного толка. У него есть свой подкаст под названием «Закулисье», через который он неутомимо распространяет теории заговора демократов.

Журналистам не составило большого труда выяснить, что Surefire Intelligence – фиктивная компания, созданная другим выдающимся троллем и конспирологом, Джейкобом Уолом. В 17 лет Уол прославился как инвестор-вундеркинд, создавший собственный хедж-фонд. В этом качестве он стал звездой Fox News.

Впоследствии, однако, регуляторы обнаружили в его операциях серьезные нарушения и ему было запрещено заниматься этой деятельностью. Джейкоб Уол переквалифицировался в политические активисты, стал называть себя «экспертом трампономики» и в сентябре 2016 года сподобился сфотографироваться с Дональдом Трампом.

В Twitter'e он прославился своими сообщениями о разговорах, будто бы подслушанных им «в хипстерской кофейне в центре Лос-Анджелеса». Мы недавно ссылались на одно такое сообщение: якобы «молодые демократы» шептались о том, что бомбы по почте – их собственная провокация, приуроченная к промежуточным выборам.

Еще 19 октября Джейкоб Уол анонсировал новое разоблачение.

«Говорил сегодня с выдающимся знатоком вашингтонской кухни, который сказал мне, что имеется несколько женщин, готовых предъявить убедительные обвинения грязному копу Роберту Мюллеру».

29 октября последовало новое уведомление:

«Несколько источников в прессе говорят мне, что скандальная история о Мюллере бабахнет завтра. Должно быть интересно. Оставайтесь на связи!»

Назавтра и впрямь бабахнуло. Ультраправый веб-сайт Gateway Pundit опубликовал некий «документ» о сексуальных домогательствах Мюллера. В тот же день Билл Беркман разместил в Twitter'e объявление:

«Кое-какие грустные новости. В четверг, 1 ноября, в полдень, в отеле Holiday Inn в Росслине (ближний пригород Вашингтона. – РС) мы представим первую из жертв сексуальных посягательств специального прокурора Роберта Мюллера. Я восхищаюсь смелостью, достоинством, великодушием и силой духа моей клиентки».

Однако с сайта Gateway Pundit обличительный материал вскоре исчез. Вместо него на сайте появилось сообщение главного редактора Джима Хофта о том, что документ снят для дальнейшего расследования силами редакции, поскольку появились «весьма серьезные обвинения» против Джейкоба Уола. Тем не менее Хофт подтвердил, что объявление о пресс-конференции Беркмана и Уола остается в силе.

Причина замешательства состояла, разумеется, в том, что в тот же день в крупнейших газетах появилось известие об обращении Мюллера в ФБР. Gateway Pundit просто не захотел подставляться. Однако история оказалась более причудливой, чем представлялась вначале.

Журналисты, как ни старались, не смогли найти Лоррейн Парсонс. В 1974 году в указанной юридической фирме сотрудника с таким именем не было. Беркман заявил, что знать не знает ни о какой Парсонс. Он изложил в Twitter'e собственную версию:

«​Утверждения, что я платил женщине, – фальшивка. Левые пытаются защитить Мюллера от обвинений в сексуальных посягательствах и потому в отчаянии нападают на меня. Статусная пресса знает, что Мюллер может пойти ко дну из-за этого, – они хотят перевести стрелки».​

31 октября он продолжал в том же духе:

«​Внесем ясность в сюжет. Имеются две женщины, которым, как намекает пресса, мы как бы предлагали плату. Все это фальшивка. Лоррейн Парсонс, которой никогда не существовало, и Джен Тауб, которая существует, но получила послание от несуществующего лица. В четверг мы представим настоящего обвинителя».​

Из Лос-Анджелеса на пресс-конференцию прилетел Джейкоб Уол. Вместе с ним прибыла и жертва сексуальных домогательств Мюллера. Они сделали совместное селфи, но лицо дамы на фотографии скрыто.

Видимо, Уол не подозревал, что с помощью нехитрого инструмента Google Images можно снять маску с незнакомки.

На следующий день вашингтонская пресса устремилась в Holiday Inn. К ее пущему разочарованию, жертва домогательств так и не предстала перед журналистами. Как объяснил Джейкоб Уол, по прибытии в Вашингтон она испугалась за свою жизнь, «запаниковала и улетела в другое место». Беркман пообещал предъявить ее публике в ближайшее время. Оба разоблачителя наперебой говорили, что дама, пострадавшая от сексуальных посягательств Мюллера, вполне состоятельна и ни в какой оплате не нуждается. Она фэшн-дизайнер из хорошей семьи, а не какая-нибудь побирушка. Что касается мифической Лоррейн Парсонс, то это способ отвлечь внимание публики от подлинных обвинений, тщательно проверенных, изложенных в письменном виде и под присягой скрепленных подписью жертвы. Они, правда, не предъявили этих показаний и запутались, диктуя по буквам ее имя, зато взахлеб хвалили друг друга. На вопрос 20-летнему Уолу, не мало ли он каши ел, чтобы заниматься такими расследованиями, Беркман ответил, что Уол – «чудо-ребенок, который затмил Моцарта».

«Вы готовы к федеральной тюрьме?» – спросили обоих. «Нет, не готовы», – ответил Беркман.

Технология всей этой истории описана Алексеем Апухтиным в «Неоконченной повести» еще в 1888 году:

– Граф велел уже назначить на это место чиновника канцелярии, Сергеева...

– Какого это Сергеева? – воскликнула графиня. – Уж не того ли, который в прошлом году был замешан в это грязное дело? Он украл какую-то шубу, или что-то в этом роде...

– Вы ошибаетесь, графиня; Сергеев ничего не украл, а напротив того: у него украли шубу.

– Ну, это совершенно все равно, он ли украл или у него украли... Главное то, что он был замешан в гадком деле, une affaire de vol*, а потому очень странно назначать его на такое видное место...

* Дело о краже (фр.)

И не очень понятно, к какому прошлому отсылает в Twitter'e Джейкоб Уол на фоне известного логотипа.

Материал Русской редакции Азаттыка – Радио Свобода.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG