Доступность ссылок

Срочные новости

Инаугурация президента Владимира Путина, которая состоялась в понедельник, 7 мая, в полдень, будет традиционной, заранее объявил пресс-секретарь ВВП Дмитрий Песков. С началом церемонии Путин отправился из рабочего кабинета, что в первом корпусе Кремля, в Большой Кремлевский дворец, потом прошел по анфиладе залов в Андреевский зал, где и принял присягу. После этого он вышел на Соборную площадь, где состоялся смотр парада Кремлевского полка. Закончится торжество в Благовещенском соборе Кремля кратким богослужением. Чего ждать России от нового срока Путина? На эту тему рассуждают эксперты, опрошенные Русской службой Азаттыка - радио Свобода.

Инаугурация – это ритуал, а чем общество архаичнее, тем важнее в нем роль ритуалов, замечает политолог Дмитрий Орешкин.

– Это символическое обоснование подчеркивания и фиксация победного статуса Владимира Путина и, с другой стороны, одновременно демонстрация чувства глубокого удовлетворения со стороны трудящихся и чувство лояльности, – поясняет Орешкин. – Это ритуал жертвоприношения, без этого не обходится. Почти все государства в той или иной степени зависят от этих ритуалов. Ну, у нас придумали такой ритуал: раз в шесть лет мы инаугурируем Владимира Владимировича Путина. Я думаю, что здесь недоумевать оснований нет, раздражаться тоже оснований нет, радоваться тоже оснований нет. Так построено нынешнее общество, так построено нынешнее государства.

Инаугурация – это акт, в ходе которого отдельный человек начинает олицетворять собой целый народ

– С точки зрения современного рационального взгляда на жизнь, инаугурация как торжественная церемония не нужна. Можно было бы ограничиться юридическим оформлением того факта, что начался отсчет нового президентского срока, – считает политолог Аббас Галлямов. – Политика, однако, это не только логика. Гораздо важнее в ней эмоции. Инаугурация нужна как ритуал, в ходе которого демонстрируется вся мощь страны и происходит персонификация идеи государства. Инаугурация – это акт, в ходе которого отдельный человек начинает олицетворять собой целый народ.

"Коронация президента" в Петербурге
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:27 0:00

По словам Галлямова, перспективы страны трудно назвать радужными.

– Получив столь мощную поддержку избирателей в ходе выборов, Путин, очевидно, не испытывает никакой потребности менять курс. Единственный стимул к переменам – это ухудшающееся состояние экономики, – считает эксперт. – Поэтому какие-то реформы будут, но они будут носить тактический характер. Сама же суть режима – полная атрофия институтов и замена их политической волей одного отдельного человека – не поменяется. Значит системной трансформации российской политики не произойдет. Путин будет править с опорой на консервативное большинство, подавляя либеральное меньшинство. Экономика в результате будет ухудшаться, социальный пессимизм расти, а для достижения политических результатов система будет впрыскивать в социум новые порции ненависти к "национал-предателям", геям, американцам, украинцам и т. д. и т. п.

Перестановки в правительстве, даже если они будут, ничего не изменят, полагает Галлямов. "Вся система держится на Путине, а правительство является техническим органом. Не оно формулирует задачи и определяет курс", – говорит он.

По мнению Дмитрия Орешкина, это будет самый тяжелый срок для Путина.

В новой шестилетке, решающей, определяющей и завершающей, совершать такие подвиги по присоединению новых земель просто технически негде

– Он поддерживал свой имидж как собиратель и восстановитель земель русских. К несчастью для него, в значительной степени этот имидж был пропагандистско-виртуальный. Потому что ничего особенно сильного он не присоединил, а, наоборот, потерял, в частности, ту же Украину. Сейчас постепенно теряет Приднестровье, которое уходит из сферы влияния, и в общем-то Армения тоже начинает выкручиваться, не говоря уже про Белоруссию и Казахстан. Но телевизионная картинка – Путин победитель, он присоединил Крым! Это, конечно, большая радость: при потере 40-миллионной Украины приобрести двухмиллионный Крым. Людям хватает, – рассуждает Орешкин. – Так вот, в новой шестилетке, решающей, определяющей и завершающей, совершать такие подвиги по присоединению новых земель просто технически негде. Во-первых, все ждут этих подвигов и, соответственно, к ним готовы, и будут встречать с вилами и лопатами и в Белоруссии, и в Казахстане, и где-нибудь еще.

А второй раз завоевывать ту же самую Украину в Донбассе как-то не очень хорошо. То же самое и с Сирией: Путин добился многого, с его точки зрения, войдя в Сирию. Он хотел, чтобы Запад с ним начал говорить, и Запад начал говорить, но немножко не на том языке, на котором ожидалось – на языке ракетных ударов по Сирии, на языке жестких санкций, на языке довольно жесткой информационной войны. Это не совсем то, ради чего стоило тратить такие деньги, терять людей и технику, а вылезти оттуда трудно, – считает Дмитрий Орешкин.

"Он нам не царь" в Петербурге
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:09 0:00

​Какие трудности ждут Путина в новом, уже четвертом президентском сроке?

– Первый момент, который Путину будет создавать трудности в новом сроке, – это то, что на Западе к нему привыкли. Он был победителем, потому что людям не приходило в голову, что можно вот так взять и откусить Крым. Это нарушает правила игры, это нарушает формально подписанные Россией законы. Не должно было быть такого. Но поскольку Путин выше законов, он как раз это и сделал, чем страшно понравился российскому избирателю. Но теперь все понимают, что можно ждать от этого игрока. И везде его ждут. А Путин как раз силен тем, что никогда не делает то, чего от него ждут, и поэтому он всегда неожиданен. Но где он может проявить эту свою неожиданность? Думаю, на международном рынке больших побед и, соответственно, роста популярности ожидать не приходится, – продолжает Орешкин.

Путину не верят: международный бизнес Путину не верит, инвестиций нет, доверия нет, зато есть санкции

– Значит, волей или неволей ему придется одерживать победы на внутреннем рынке: разоблачать предателей, закручивать гайки, вскрывать факты саботажа или еще чего-то нехорошего, как делал в свое время Сталин, конечно, в гораздо более мягкой гибридной форме. При этом он, как разумный человек, отчетливо понимает, что экономические проблемы нарастают. Внутренние проблемы ему тоже ставят довольно жесткий блок в пропагандистской победной риторике. Ему придется волей или неволей заниматься внутренними проблемами, социальными проблемами и, в первую очередь, экономическими.

Я думаю, что это будет период попыток возродить довольно-таки подорванную внутри себя экономику, потому что деньги Путину не верят: международный бизнес Путину не верит, инвестиций нет, доверия нет, зато есть санкции. Тем не менее, так или иначе надо решать проблему с повышением уровня жизни населения, потому что люди думают, что раз мы поднялись с колен и присоединили Крым, значит, стали богаче, а получается наоборот. И чтобы этого ощущения не было, Путину придется что-то делать внутри. Отсюда, наверное, я думаю, будут какие-то перестановки в правительстве, во всяком случае, заявленные намерения сокращать военные расходы и вроде бы даже поддержанные данными из независимых источников. Я думаю, что в той ситуации, куда Россия пришла за последние 10 лет, то есть в ситуацию международной изоляции, систематического недоверия к ее исполнительным и законодательным властям и нежелания рисковать инвестициями, выбираться трудно.

Выбираться придется, так или иначе, непопулярными методами, считает политолог: увеличивать срок выхода на пенсию, повышать налоги и т. д. А для этого нужно поменять команду, поставить хорошо мотивированного человека.

– Поэтому, я думаю, что у Алексея Кудрина есть неплохие шансы занять какую-то существенную экономическую ступень или шесток в этой иерархии. Из этого вовсе не следует, что последует какая-то либерализация, сторонником которой является Кудрин. Потому что его задача будет не обеспечить высокий уровень экономического роста, что при такой модели власти просто технически невозможно, а минимизировать потери от сохранения этой неэффективной вертикальной модели власти. Вот минимизировать он в какой-то мере может, например, так же как Медведев. Так что Путину придется концентрироваться на экономике, а это очень плохо для него, потому что он как раз и силен политически в том, что в глазах людей он не отвечает за экономику. За экономику отвечает кто угодно (губернаторы, олигархи, правительство Медведева), но только не Путин! Путин отвечает за геополитику; Путин поднимает Россию с колен. А оттого, что цены растут – это виноваты капиталисты, логика примерно такая, – говорит Орешкин. – Так вот сейчас, так или иначе, в глазах общества, поскольку он уже у власти 18 лет и остается еще долго, на него будет отбрасываться отблеск и экономических трудностей. Ему не удастся избежать связи его имени с экономическими проблемами. Так что я думаю, что это будет для него тяжелый период, может быть, самый тяжелый из всех тех, которые у него в жизни были.

Казаки бьют нагайками протестующих
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:07 0:00

​Оппозиционный политик Дмитрий Гудков считает, что не стоит ждать политических реформ и улучшения отношений с Западом. Скорее всего, страна будет решать какие-то тактические вопросы в экономике, но никаких серьезных реформ мы не увидим.

Будет борьба за кандидатуру преемника, либо попытка поменять Конституцию, чтобы оставить Путина у власти после 2024 года

– Не будет, например, формирования независимой судебной системы, без которой невозможно привлечение инвестиций. Уж точно ничего не улучшится в системе выборов: также будут отменяться выборы мэров, в том или ином виде останется муниципальный фильтр на выборах губернаторов. Если что-то и поменяется, то, скорее всего, после 2021 года в зависимости от конфигурации, от расклада сил в Госдуме. Если хотя бы какая-то демократическая независимая партия в парламенте окажется, то тогда, конечно, повестка может начать меняться, но я не уверен, что этот разворот будет каким-то резким, – полагает Гудков. – Скорее всего, усилится борьба элит за 2024 год, то есть будет борьба за кандидатуру преемника, либо будет попытка поменять Конституцию, для того чтобы каким-то образом Путина оставить у власти после 2024 года. В общем, два тренда: один тренд – это попытка построить Туркмению, другой – попытаться как-то нормализовать отношения с Западом и хотя бы проводить какую-то разумную экономическую политику. Вот эти два тренда будут тянуть Россию в разные стороны.

Экс-руководитель службы безопасности президента России (при президенте Борисе Ельцине) Александр Коржаков тоже ничего хорошего от нового срока Путина не ждет.

Я не вижу ничего хорошего, что бы делалось для людей

– Практически мы живем в застое, как при Брежневе. С утра до ночи мы видим одно и то же лицо, слышим одни и те же слова, одни и те же обещания, одни и те же совещания, одно и то же политбюро, хоть и называется оно теперь по-другому. Вам не надоело? Мне надоело. И при ручном управлении, созданном Путиным, по-другому не будет, – говорит Коржаков. – Я не вижу ничего хорошего, что бы делалось для людей. Вот, пожалуй, что при Путине холуев добавилось, холуи – это типично российская болезнь, которая в последнее время прогрессирует.

По мнению Коржакова, Россию ждет закручивание гаек, иначе бы Путин не создал новых "опричников" – Росгвардию.

– Все сейчас это понимают, все! Уже многие, кто голосовал за Путина, об этом сто раз пожалели, – утверждает Коржаков. – Просто многие считают, что голосуют за стабильность. Я не знаю, что это за такая стабильность в нищете. Мне, честно говоря, такая стабильность не нравится.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG