Доступность ссылок

Пропаганда ИГ всё больше нацелена на Иран и его суннитов


Скриншот выпущенного группировкой ИГ видео на персидском языке.

Радикальная группировка «Исламское государство» активизирует свои проекты на языке фарси в надежде привлечь в свои ряды недовольных иранцев, особенно из числа суннитского меньшинства.

НОВАЯ ЦЕЛЬ — ИРАНСКИЕ СУННИТЫ

Экстремистская группировка «Исламское государство» (ИГ) недавно расширила кампанию по вербовке иранцев и распространению своего послания среди говорящих на фарси слушателей. В конце марта ИГ опубликовало редкое видео на персидском языке, в котором суннитское меньшинство Ирана призывают подняться против иранской власти, в которой доминируют шииты. Видеоролик в иранской государственной прессе посчитали «глупостью» и попыткой группировки покрыть растущие потери в Ираке.

С тех пор ИГ опубликовало четыре выпуска своей онлайн-пропагандистской публикации «Румия» — название которой означает Рим на персидском языке, намекая на пророчества о том, что мусульмане победят Запад, — на нескольких языках, включая английский, русский, французский и индонезийский.

За последние шесть лет Иран привлек старших военных советников и тысячи «добровольцев», чтобы помочь своему региональному союзнику президенту Сирии Башару Асаду подавить вооруженное восстание, где Асаду противостоят ИГ и другие исламистские боевики, а также группы, поддерживаемые Турцией и США.

ИГ выступает за радикальную салафитскую версию суннитского ислама и рассматривает шиитов как еретиков и контролирует часть территории Ирака и Сирии, называя ее «халифатом». Иран также активно участвует в борьбе против ИГ в Ираке, где, как сообщается, Корпус стражей исламской революции (IRGC) дает советы иракским войскам и помогает мобилизовать шиитских повстанцев.

В ПЕРЕВОДЕ НА ФАРСИ

Иранские официальные лица, включая верховного лидера аятоллу Али Хаменеи, заявляли, что их усилия не позволят ИГ продвигаться на территорию Ирана. Официальные лица в Тегеране предупредили, что они предпримут «решительные» действия, если боевики ИГ приблизятся к границам Ирана на расстояние 40 километров.

— ИГ опубликовало переводы избранных посланий и заявлений на фарси, но, как кажется, это первый случай публикации «Румии» в переводе, — говорит Азаттыку старший научный сотрудник Международного центра по изучению радикализации и политического насилия (ICSR) Чарли Винтер.

ИГ опубликовало переводы избранных посланий и заявлений на фарси, но, как кажется, это первый случай публикации «Румии» в переводе.

В то же время он отмечает, что группировка публикует письменные материалы и субтитры к видео на фарси с 2015 года. Чарли Винтер говорит, что видеоролики и персидские издания журнала «кажутся логичным продолжением того, что уже происходит».

Первое издание «Румии» на персидском языке включает статью, в которой объясняется, почему жестокая идеология группы разрешает убийство неверующих. Второй выпуск включает изображение окровавленного ножа на первой странице и дает советы, как убивать неверующих ножом. Содержание журналов, как представляется, является прямым переводом предыдущих изданий «Румии».

Интернет-пропаганда ИГ является ключевым аспектом его стратегии привлечения новых членов или сочувствующих и распространения его сообщений о терроре во всем мире. Группировка смогла завербовать тысячи последователей со всего мира, чтобы те отправились в Сирию и Ирак, и вдохновила отдельные акты насилия в других местах, часто используя в качестве мишеней места больших скоплений людей.

«ПОДОБНЫ НЕФТИ И ВОДЕ»

Степень успеха пропаганды среди суннитов Ирана трудно оценить. По мнению экспертов, идеология группировки малопривлекательна для иранцев-суннитов, которые, по оценкам, составляют около 5–10 процентов от общей численности населения в 81 миллион человек и регулярно подвергаются дискриминации или преследованиям.

— Салафизм и персидская культура подобны нефти и воде: они не смешиваются. Насильственный экстремизм скорее является продуктом нестабильности, чем его основной движущей силой, и в большей степени зависит от радикализации во время кризиса, чем до него. Ни одно из этих условий не распространяется на Иран, который является стабильным и имеет сильные государственные институты, — говорит старший эксперт по Ирану из «Международной кризисной группы» (ICG) Али Ваез. Он добавляет, что «группировки, подобные ИГ, используют беспорядок», и говорит, что внутри суннитской общины Ирана может существовать недовольство, но это далеко не то же самое, что беспорядок.

Али Ваез, старший эксперт по Ирану из «Международной кризисной группы» (ICG).
Али Ваез, старший эксперт по Ирану из «Международной кризисной группы» (ICG).

Относительно высокая явка в иранских суннитских регионах страны на президентских и местных выборах 19 мая, составившая, по официальным данным, от 60 до 90 процентов, может указывать на то, что экстремистская пропаганда в значительной степени не достигает своей цели. В то же время некоторые сообщения и растущие предупреждения со стороны иранских официальных лиц свидетельствуют о том, что экстремистская группировка сумела завербовать некоторых иранцев.

В июне 2016 года иранские новостные сайты со ссылкой на неназванный «информированный источник» сообщали, что власти арестовали 18 человек, которые использовали очень популярное приложение Telegram для вербовки новичков.

«Восемнадцать высокопоставленных управляющих каналами Telegram внутри страны были идентифицированы и арестованы. Некоторые из этих людей управляли группами с сотнями членов», — сказал неназванный источник. Точное время и место предполагаемых арестов остается неясным.

НОВОБРАНЦЫ ИЗ ИРАНА?

В августе 2016 года командующий иранскими сухопутными войсками заявил, что ИГ завербовало людей из провинции Керманшах на западе Ирана. «Они вербовали некоторых в Нафт-Шахре и Гаср-э Ширине и западных регионах», — сказал бригадный генерал Ахмад Реза Пурдастан, добавив, что два члена ИГ были убиты в столкновениях с силами безопасности. «Они были обучены и имели пояса смертников». В том же месяце министр разведки Ирана Махмуд Алави сказал, что власти помешали полутора тысяче молодых иранцев присоединиться к ИГ. Иранские власти также заявили, что пресекли несколько запланированных «террористических» операций в общественных местах в Тегеране и других городах.

На прошлой неделе власти в афганской провинции Нангархар на востоке страны, где, как сообщается, активно действует ИГ, выпустили видеоролик, в котором человек утверждал, что он из иранской провинции Западный Азербайджан и присоединился к группировке ИГ через Telegram, который, как полагают, имеет миллионы пользователей в Иране. «Во имя бога, я Ясер из Ирана, из Западного Азербайджана. Я присоединился к ДАИШ [ИГ] через приложение Telegram», — говорится в видеоролике. Этот человек также утверждает, что неуказанное число иранцев вступило в ИГ в Нангархаре.

Сотрудники афганских сил безопасности в провинции Нангархар. 24 мая 2017 года.
Сотрудники афганских сил безопасности в провинции Нангархар. 24 мая 2017 года.

Вскоре после этого депутат нижней палаты афганского парламента Хазрат Али сказал, что в этом регионе активно действует около десятка боевиков ИГ.

— По информации, которая у меня сейчас есть, в регионе действуют 10 или 12 иранцев, в том числе выходцев из племени шинвари, таких как из Ачинского района. В прошлом число иранских бойцов в [ИГ] превысило 100, но я не уверен, куда они ушли или что с ними случилось, — сказал Хазрат Али Афганской редакции Азаттыка 30 мая.

Азаттык не смог независимо проверить эту информацию.

Чарли Винтер говорит, что об иранцах в рядах ИГ часто забывают, даже если, согласно его исследованиям, они относительно хорошо представлены в статистике операций смертников ИГ. В докладе, который Чарли Винтер подготовил для расположенного в Гааге Международного центра по борьбе с терроризмом (ICCT), говорится, что семь иранцев-смертников провели теракты в Ираке и Сирии с декабря 2015 года по ноябрь 2016 года.

— Иранские бойцы редко, если вообще когда-либо, фигурируют в пропагандистских видеороликах ИГ, так что о них упоминают только в восхвалениях террористов-смертников, — и эти изображения обычно остаются вне поля зрения, потому что их так много. Невозможно знать, на каком языке они говорят, — говорит Винтер.

Али Ваез называет ИГ «серьезной угрозой для Ирана», отмечая, что это «не доморощенная угроза». Он считает очень ограниченной привлекательность идеологии ИГ для суннитского меньшинства Ирана.

Перевела с английского Анна Клевцова.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG