Доступность ссылок

Срочные новости

«Бардак и безответственность». COVID-19 и неучтенные смерти в Казахстане


Люди в защитных костюмах при погребении на спецкладбище под Алматы, отведенном для захоронения умерших от коронавируса. Алматинская область, 25 мая 2020 года.

В западной прессе рассказывают о казахстанцах, потерявших близких во время пандемии, и пишут о сомнениях по поводу достоверности казахстанской статистики заболеваемости коронавирусом и смертности от COVID-19. СМИ обращают внимание на сложную эпидемиологическую ситуацию в Байконуре, предполагая, что смерти от коронавируса там не учитываются в статистике ни Казахстана, ни России, которая арендует город вместе с космодромом.

«ГОРЬКАЯ ПРАВДА»

Казахстанцы, которые потеряли родных во время пандемии, винят правительство в неспособности подготовиться к вспышке коронавируса и говорят о коррупции, разрушившей систему здравоохранения, пишет англоязычный сайт Eurasianet.org.

«Жаннур Жумагельдина начала задыхаться посреди ночи, ее мать вызвала скорую. Неотложка не приехала. На следующее утро в больнице города Семей отказались принять 28-летнюю больную с инвалидностью», — пересказывает Eurasianet.org историю одной из многих заболевших. Жаннур становилось хуже, и ее мать Майра Жумагельдина снова позвонила в службу скорой помощи. Когда медики приехали, было поздно: Жаннур умерла. Причиной смерти указали сердечную недостаточность, и этот летальный исход не будет отражен в официальной статистике смертности от коронавируса.

«Но [эта смерть] служит трагической иллюстрацией скрытого ущерба, который пандемия наносит некоторым самым уязвимым членам общества, тогда как правительство показывает неспособность обуздать всплеск коронавируса, вызванный преждевременным снятием карантина, который пришлось вводить повторно», — пишет Eurasianet.org.

Мать Жаннур, которая все эти годы ухаживала за ней, теперь задается вопросом, можно ли было спасти дочь, если бы ей своевременно оказали медицинскую помощь. Так думают многие скорбящие семьи по всей стране.

Сотни миллионов долларов были выделены системе здравоохранения на борьбу с коронавирусом, но к пандемии она оказалась неготовой. Власти «пытаются наверстать упущенное»: расширяют коечный фонд, привлекают военных врачей и студентов медицинских вузов. Но всё это не может утешить тех, кто потерял близких.

«Правительство во всём виновато. Во всем виноваты воры, которые воруют у народа. Все эти смерти, вся эта кровь — на них», — сокрушается житель Шымкента, похоронивший отца.

Казахстанский политолог Досым Сатпаев разделяет эту мрачную оценку. «Горькая правда состоит в том, что многие из них, возможно, были бы еще живы, если бы не управленческий бардак, цинизм, чёрствость и коррупция в системе, если бы не многолетний развал здравоохранения и безответственность на всех уровнях, а также низкий уровень доверия к тому, что делают и говорят наверху», — написал он в Facebook'е.

«СИСТЕМА СКРИПИТ»

В британском журнале Economist в статье «Власти стран Центральной Азии признают проблему с COVID-19. В случае Туркменистана — с пылью» рассказывают об эпидемиологической ситуации в регионе и принимаемых властями центральноазиатских государств решениях.

В Туркменистане, одной из немногих стран в мире, отрицающих наличие случаев COVID-19, президент появился на публике в защитной маске, отмечает издание. При этом власти настаивают, что носить маски необходимо «для защиты от пыли, а не микробов».

Другие государства Центральной Азии сталкиваются с всплеском заболеваемости и повторно вводят ограничения. «В Казахстане официально диагностированные случаи взлетели примерно на 1 400 процентов после ослабления строгой изоляции в мае. Правила, требующие от людей соблюдать дистанцию и носить маски, нарушались. В настоящее время власти пытаются обеспечить их соблюдение, аккуратно размечая кружки в популярных для проведения пикников парках и развешивая в городах плакаты, пропагандирующие ношение масок», — пишет Economist.

Медицинский работник в «красной зоне» больницы для пациентов с COVID-19 в Актобе.
Медицинский работник в «красной зоне» больницы для пациентов с COVID-19 в Актобе.

В начале июля в Казахстане вновь закрыли торговые центры и спортзалы, хотя кафе и рестораны по-прежнему могут принимать посетителей на летних площадках. Казахстан, как и другие страны Центральной Азии, пытается препятствовать семейным мероприятиям, проведение которых — укоренившаяся традиция, способствовавшая распространению вируса.

Правительство вынуждено было признать, что всплеск пневмонии, вероятно, отражает неправильно диагностированные случаи COVID-19. Учитывая, что за последние месяцы было зарегистрировано на 163 тысячи случаев пневмонии больше, чем за тот же период прошлого года, официальные цифры случаев коронавирусной инфекции — 80 тысяч — явно занижены, считает Economist.

«Система здравоохранения скрипит под тяжестью нагрузки, в больницах крупных городов не хватает коек. Общественный гнев по поводу того, как правительство справляется с пандемией, нарастает, это усугубляется раскатистым, но глухим к отчаянию своих граждан салютом в столице страны Нур-Султане в честь государственного праздника, совпавшего с 80-летием экс-президента Нурсултана Назарбаева», — пишет Economist.

COVID-19 В БАЙКОНУРЕ: 30 СМЕРТЕЙ ВНЕ СТАТИСТИКИ?

В американском журнале Forbes в статье «Тревоги вокруг коронавируса захватили город, откуда отправляют грузы в космос» пишут о сложной обстановке в Байконуре в связи с ростом числа заражений COVID-19.

Международные СМИ сообщают, что Байконур охвачен второй волной коронавируса и жители беспокоятся о долгосрочном воздействии на город. Город, который вместе с космодромом входит в комплекс, арендуемый у Казахстана Россией, закрыт на карантин в июне после всплеска заболеваемости.

Верблюды на фоне инфраструктуры космодрома Байконур в Кызылординской области Казахстана.
Верблюды на фоне инфраструктуры космодрома Байконур в Кызылординской области Казахстана.

Глава российской корпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин заявил, что ситуация не должна сказаться на запусках аппаратов и доставке грузов на борт Международной космической станции.

«Перенос времени отправки [грузов на МКС] может повлиять на эксперименты и другую работу на космической станции. Кроме того, отсрочка отправки означает, что экипажу, возможно, придется растягивать запасы еды и других припасов на борту до прибытия новых поставок, хотя запас провизии есть всегда, поскольку запуски сложно предсказать даже в хорошие времена», — отмечает Forbes.

Американский журнал ссылается на статью в российской англоязычной газете Moscow Times, которая написала, что в Байконуре, городе с 36-тысячным населением (по данным переписи 2009 года), от коронавируса умерли 30 человек. Газета пишет, что о смерти трех десятков заразившихся в Байконуре на прошлой неделе сообщил заместитель директора Федерального медико-биологического агентства России Владимир Романов. Затем глава Роскосмоса Рогозин охарактеризовал ситуацию в городе как «очень сложную» — это серьезное заявление для чиновника страны, которую обвиняют в преуменьшении угрозы коронавируса.

В разговоре с Moscow Times врачи, сотрудники Роскосмоса и жители Байконура описывают мрачную картину.

«Такое ощущение, что мы живем в городе-зомби, так много больных, люди умирают. Мы решили взять дело в свои руки и начали сбор средств и доставку товаров по домам», — рассказала Moscow Times 24-летняя жительница Байконура Гульнат Кадырбеева, сотрудница строительной компании, которая с 13 июля работает волонтером.

«У нас всё полностью переполнено, вирус распространился быстро, мы такого не ожидали», — говорит медсестра байконурской больницы, которая сказала, что число умерших в городе, по ее подсчетам, перевалило за сотню.

Глава небольшой транспортной компании 28-летний Есбулат Жеткергенов сообщил, что ему ежедневно звонят родственники умерших с просьбами перевезти тела, поскольку местная ритуальная служба не в состоянии справиться с ростом числа смертей от вируса, пишет Moscow Times.

Табличка на выезде из города Байконур.
Табличка на выезде из города Байконур.

Особенный статус Байконура означает, что статистику сложно проверить. В обычное время для въезда на территорию нужно разрешение, а в условиях карантина — его ввели 25 июня — город и вовсе закрыт от остального мира, отмечает издание. Большинство заразившихся проходят лечение в Центральной медицинской больнице, находящейся в ведении Федерального медико-биологического агентства России, и есть путаница насчет того, какая страна отвечает за регистрацию коронавируса в городе.

30 погибших в городе не значатся ни в казахстанской, ни в российской статистике. Вице-министр здравоохранения Казахстана Ажар Гиният в июне сказала, что заболевшие и умершие в Байконуре включаются в данные по Кызылординской области. Но в этом регионе, согласно сведениям Минздрава Казахстана, зарегистрировано всего семь летальных исходов от COVID-19. Поиск по официальному коронавирусному реестру России показывает, что Москва также не включала Байконур в официальный подсчет.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG