Доступность ссылок

Срочные новости

«Казахстан парализован». Как страна стала «плохим примером» борьбы с коронавирусом


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев и сотрудники его администрации перед резиденцией Акорда в день траура по жертвам коронавируса. Нур-Султан, 13 июля 2020 года.

В западной прессе пишут о Казахстане как о «плохом примере» для всего мира, показывающем, как не нужно вести борьбу с коронавирусом. СМИ отмечают также, что во время пандемии в стране ухудшаются экономическая ситуация и положение с политическими свободами. Американское издание посвятило статью диджею из казахстанской глубинки.

ПАНДЕМИЯ, ОБНАЖИВШАЯ СЛАБОСТЬ СИСТЕМЫ

Два месяца назад Казахстан называли образцом борьбы с коронавирусом для других государств Центральной Азии, но сейчас страна превратилась в «плохой пример», демонстрирующий, как «не нужно поступать с COVID», написало на этой неделе австралийское издание Conversation. Если в середине мая, когда Казахстан снял режим чрезвычайного положения, в стране было более пяти тысяч случаев заражения, то сейчас количество инфицированных приближается к 69 тысячам. Точное число летальных исходов неизвестно: по официальным данным, от коронавируса скончались 375 человек, но в это число не включают умерших, причиной смерти которых власти указали другие заболевания, обозначив COVID «сопутствующим диагнозом», а также жертв пневмонии, вспыхнувшей в начале лета и унесшей за полтора месяца более двух тысяч жизней.

Казахстан стал первой страной в мире, во второй раз объявившей общенациональный карантин после всплеска новых случаев заражения, отмечает Conversation. В статье пишут о многочисленных жалобах казахстанцев на переполненность больниц, отсутствие тестов, длинные очереди у лабораторий и аптек, дефицит лекарств.

Лекарства появились на черном рынке — по высоким ценам. В начале пандемии Казахстан получил международную гуманитарную помощь, в том числе из США, Китая и России. Сейчас социальные сети пестрят фотографиями купленных в аптеках препаратов с наклейками и печатями, показывающими, что лекарства — гуманитарная помощь, которая не должна поступать в продажу, говорится в статье.

«Коммуникация никогда не была сильной стороной казахстанских властей. В разгар пандемии, когда люди оплакивали своих родных, в Нур-Султане 6 июля устроили онлайн-концерты и фейерверки, приуроченные ко Дню столицы, который совпал с 80-летием [экс-президента Нурсултана] Назарбаева, известного как "лидер нации". Официальные власти заявили, что таким образом надеялись поднять настроение медработникам», — пишет Conversation.

В ответ на общественную критику власти объявили 13 июля днем общенационального траура по жертвам COVID-19. Такое публичное признание провала со стороны правительства является исключительным, отмечает издание. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сказал о возможном роспуске кабинета министров, если ситуация не улучшится к концу июля.

«Креатив власти» и «утраченный капитал доверия». Как 13 июля скорбел Казахстан:

«Креатив власти» и «утраченный капитал доверия». Как скорбел Казахстан
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:35 0:00


«Пандемия обнажила слабые стороны правительства, построенного на повальной коррупции, протекции и личной преданности политикам. В настоящее время Казахстан парализован в условиях кризиса, который требует наличия сильных и эффективных государственных институтов, принятия решений на основе фактических данных и подотчетности государства, — ни одно из этих качеств не присуще этой авторитарной власти», — резюмирует Conversation.

«ОГРОМНАЯ РАЗНИЦА» МЕЖДУ СТАТИСТИКОЙ И РЕАЛЬНОСТЬЮ

Увеличение заболеваемости коронавирусом в Центральной Азии комментируют в британской газете Financial Times. В статье «Центральноазиатские страны опасаются экономического удара на фоне роста числа случаев заболевания» пишут, что нынешняя ситуация продемонстрировала «опасность раннего снятия карантина», что обернулось чрезмерной нагрузкой на систему здравоохранения.

«В Казахстане нехватка лекарственных средств привела к многочасовым очередям в аптеках. Министерство здравоохранения заявляет о нехватке тысячи врачей для борьбы с пандемией и начало выдавать статистические данные о смертности раз в неделю, признав, что с трудом может справиться с подсчетом», — пишет Financial Times.

Очередь перед аптекой в Алматы. 29 июня 2020 года.
Очередь перед аптекой в Алматы. 29 июня 2020 года.

«Между статистикой и тем, что мы видим в реальной жизни, — огромная разница. Мы оказались не готовы к такому количеству инфицированных», — цитирует газета руководителя сети частных клиник в Нур-Султане Лейлу Ишбаеву.

Один из признаков того, что распространение заболевания гораздо шире, — это значительный рост случаев пневмонии среди людей, тест на COVID-19 которых оказался отрицательным. На прошлой неделе министерство здравоохранения сообщило, что тысячи людей лежат в больницах с пневмонией, и опровергло утверждения китайского посольства о том, что в стране распространяется новая «неизвестная пневмония», смертность от которой выше, чем от коронавируса, пишет Financial Times. Всемирная организация здравоохранения вслед за этим объявила, что пневмония в Казахстане, вероятно, является неправильно диагностированной коронавирусной инфекцией. 17 июля Минздрав Казахстана сообщил, что после консультаций с ВОЗ он начнет включать в статистику заболевших COVID-19 людей с пневмонией, у которых коронавирус не подтвержден ПЦР-тестами, но течение болезни идентично проявлениям коронавирусной инфекции. До этого некоторые казахстанские врачи заявляли, что пневмония неясной этиологии, не типичная для лета, — это следствие коронавируса, и призывали министерство «прекратить игры со статистикой».

415 смертей от пневмонии за неделю. Эти цифры не включены в статистику COVID-19 (9 июля 2020 года):

УЖЕСТОЧЕНИЕ КОНТРОЛЯ ПОД ПРИКРЫТИЕМ COVID-19

В американском журнале World Politics Review вышла статья «Полицейские государства по всей Центральной Азии активизируются под прикрытием COVID-19», в которой описывают, как авторитарные власти во время пандемии используют возможность усилить тотальный контроль.

«Министерство внутренних дел Казахстана экспериментирует с созданной в Китае национальной системой слежки, известной [на местном уровне] под названием "Сергек", для обеспечения полного соблюдения введенных правительством ограничений на передвижение и других мер, направленных на пресечение распространения вируса. Если кто-то нарушает карантин, камеры видеонаблюдения, оснащенные технологией распознавания лиц, могут предоставить доказательства для местных судов, в то время как геолокационные настройки двух используемых в Казахстане приложений предусматривают возможность подключения с тем, чтобы определить, отошел ли человек на расстояние более 30 метров либо 100 метров от своего дома. К 11 мая, концу двухмесячного чрезвычайного положения в стране, 2 424 человека были обвинены в нарушении карантина в Алматы и 3 347 — в Нур-Султане», — пишет World Politics Review.

Атмосфера во всей Центральной Азии, неблагоприятная для политических свобод в лучшие времена, становится еще более ограниченной в результате COVID-19.


«Сергек» — в переводе с казахского «бдительный» — действует с начала 2020 года. Только в Алматы по всему городу насчитывается более двух тысяч камер. Противоречивый проект является «частью усилий президента Касым-Жомарта Токаева, направленных на то, чтобы последовать примеру Китая и построить национальную систему наблюдения и слежения за каждым гражданином». После своего первого официального визита в Китай в октябре 2019 года Токаев поручил подчиненным «перенять китайский опыт» цифровизации, что вызвало критику в Интернете. Токаев похвалил китайскую провинцию Синьцзян, где «власти построили массовое полицейское государство и посадили в лагеря заключения по крайней мере миллион этнических уйгуров», отмечает World Politics Review.

«Токаев идет по стопам своего предшественника, правившего много лет Нурсултана Назарбаева, который первым привлек Китай для внедрения в стране технологий распознавания лиц и обработки данных. Атмосфера во всей Центральной Азии, неблагоприятная для политических свобод в лучшие времена, становится еще более ограниченной в результате COVID-19», — говорится в статье.

Поставщиком оборудования для проекта «Сергек» выступает китайская компания Hikvision, находящаяся под санкциями США из-за причастности к созданию систем слежки для репрессий в отношении уйгуров, казахов и других тюркоязычных народов Синьцзяна. Другая попавшая в санкционный список США китайская технологическая компания Dahua является ключевым партнером казахстанской компании Korkem Telecom, на которую возложена задача расширения возможностей страны в области видеонаблюдения, пишет World Politics Review.

«Власти также использовали COVID-19 для того, чтобы заставить замолчать критиков, чему во многих случаях способствовала обширная инфраструктура наблюдения. По официальным данным, по меньшей мере 300 человек были задержаны властями по всему [Центрально-Азиатскому] региону за распространение ложной информации, причем большую часть задержанных составили журналисты и активисты оппозиции», — пишет World Politics Review, упоминая дело алматинского активиста Альнура Ильяшева, которого приговорили к трем годам ограничения свободы с запретом заниматься публичной деятельностью за критические посты о реакции правительства и партии власти на коронавирусной кризис.

«Эти репрессии эффективны именно потому, что власти стран Центральной Азии на протяжении многих лет наращивают свой потенциал в области наблюдения. Сейчас пандемия дает им возможность массово протестировать эффективность своих новых технологий, что позволяет им подготовиться к будущим волнениям или нестабильности. Атмосфера во всем регионе — неблагоприятная для политических свобод в лучшие времена — еще более сужается в результате COVID-19», — заключает World Politics Review.

УСПЕХ ПАРНЯ ИЗ КАЗАХСТАНСКОЙ ПРОВИНЦИИ

В американской газете New York Times в статье «Знакомьтесь: 19-летний казахстанец, сделавший хит из Roses» рассказывают о молодом человеке из города Аксу Павлодарской области Иманбеке Зейкенове. Он стал знаменитым благодаря ремиксу, который он сделал на песню Roses американского рэпера Saint Jhn. Ремикс Иманбека занял пятое место в чарте U.S. Billboard Hot 100 и выбрался на первое место в британском музыкальном чарте.

«Он обучался в колледже, получал железнодорожную специальность и до декабря прошлого года работал на местном вокзале. Но всё изменилось летом 2019 года, когда он открыл для себя песню под названием Roses американского рэпера Saint Jhn. Иманбек разместил ремикс в российских социальных сетях, не задумываясь о последствиях. Через несколько месяцев он удивился, узнав, что стал поп-звездой», — описывает его историю New York Times.


В интервью газете Иманбек рассказал, что сделал свой ремикс без разрешения автора: «Я не знал, что делать и как это исправить, поэтому просто выложил в Сеть». Несколько месяцев спустя произведение парня из Казахстана, без музыкального образования, получило известность на Западе.

В конце августа прошлого года он подписал контракт с российским лейблом Effective Records, после чего заключил соглашение с Saint Jhn, чтобы официально выпустить ремикс. В конце 2019 года творчество начало приносить доход, и Иманбек смог уволиться с работы на вокзале.

«Пока он всё еще делает музыку на своем 10-летнем ноутбуке, используя копию FL Studio. Его единственным обновлением стала пара наушников, предоставленная лейблом. Единственное напоминание об обретенной им славе — наводнившие его электронную почту и мессенджер WhatsApp и Instagram сообщения от артистов, спрашивающих о потенциальном сотрудничестве. Иманбек делает скриншоты каждого из них в качестве личного сувенира, перед тем как отправить его своему менеджеру», — пишет New York Times.

Иманбек говорит, что ему нужно трудиться, чтобы доказать, что он не звезда одного лишь хита.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG