Доступность ссылок

Срочные новости

«Всю вину переложили на Аллаха». Семьи умерших медиков не получают компенсации


В Казахстане семьи медиков, погибших во время эпидемии коронавирусной инфекции, могут остаться без компенсаций. Этого права их, в частности, лишает приказ о таких выплатах.

В начале апреля, когда эпидемия коронавирусной инфекции в Казахстане еще только набирала обороты, появился приказ № 129 двух министерств. В документе от 9 апреля за подписью тогдашнего министра здравоохранения Елжана Биртанова и министра труда и социальной защиты Биржана Нурымбетова говорилось, что медработники, инфицированные коронавирусом во время проведения противоэпидемических мероприятий по борьбе с COVID-19, получат по два миллиона тенге и 10 миллионов тенге выдадут их семьям в случае смерти зараженного медика. Медики говорят, что приказ, изданный до реальной вспышки эпидемии COVID-19, которую Казахстан переживает сейчас, устарел, содержит лазейки и лишает множество медработников права на компенсацию.

«ОСТАВИЛИ ОДИН МИЛЛИОН ТЕНГЕ»

Медсестра поликлиники № 10 в Шымкенте Махаббат Торекулова умерла в 58-летнем возрасте от коронавируса.

— [У матери] был 38-летний стаж. Насколько я знаю, в последнее время она раздавала бесплатные лекарства в поликлинике. Вскоре два человека в коллективе заболели COVID, их увезли на машине скорой помощи. Спустя два дня у мамы появились симптомы болезни. Когда ее доставили в больницу, вначале диагностировали двустороннюю пневмонию. Позднее обнаружили COVID. Больница была закрыта, никого не пропускали. Через три дня, 21 июня, мама скончалась, — рассказывает ее сын Кахроман Жолдыбеков.

Недавно пришли заместитель акима города и главный врач поликлиники и оставили материальную помощь в размере одного миллиона тенге из благотворительного фонда. Сказали, что на все воля Аллаха.


Мужчина уверен, что мать заразилась на работе.

— Никто не выходил из дома, кроме мамы. Она ходила только на работу и возвращалась. Поликлиника находится недалеко, в двухстах метрах. После смерти [матери] мы пошли к ней на работу. Спросили: «Чем можете помочь?» Сказали, что им необходимо проконсультироваться с юристом. Новостей пока нет. Недавно пришли заместитель акима города и главный врач поликлиники и оставили материальную помощь в размере одного миллиона тенге из благотворительного фонда. Сказали, что на всё воля Аллаха. Создалось впечатление, что он один виноват. Всю вину переложили на Аллаха, — говорит он.

Кто имеет право на компенсации?

В соответствии с приказом №129, выплаты полагаются следующим категориям сотрудников сферы здравоохранения:

  • Врачам, среднему и младшему медработникам инфекционных стационаров, включая отделения реанимации и других стационаров, определенных для оказания медицинской помощи пациентам с коронавирусной инфекцией COVID-19;
  • Врачам, среднему и младшему медработникам провизорных стационаров, врачи и фельдшера скорой медицинской помощи, в том числе при амбулаторно-поликлинических организациях, а также врачи и средние медицинские работники санитарной авиации;
  • Врачам, среднему и младшему медработникам карантинных стационаров, водителям бригад скорой медицинской помощи, специалистам лабораторий, работникам санитарно-эпидемиологической службы, работникам приемных отделений экстренных стационаров и организаций первичной медико-санитарной помощи, определенным к приему пациентов с острыми респираторными вирусными инфекциями, пневмонией и забору биологического материала.

Обещанные правительством 10 миллионов тенге в качестве компенсации близким скончавшегося от коронавируса медработника семья медсестры Махаббат Торекуловой пока не получила, и неизвестно, получит ли.

Галым Ербосынов, врач-эксперт поликлиники, где она работала, говорит, что поликлиника относится к третьей категории, упомянутой в приказе, — организациям первичной медико-санитарной помощи, но и внутри медучреждения существует некая градация персонала.

— В эту категорию входят не все врачи. Включены только те, кто был в прямом контакте с этими пациентами. Мы подали документы [Махаббат Торекуловой] в управление здравоохранения. Комиссия выяснит это, — говорит Ербосынов.

Комиссия должна установить, входил ли в обязанности Торекуловой прием пациентов с ОРВИ или пневмонией.

«ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ВЫПЛАТИТЬ КОМПЕНСАЦИЮ»

Ситуация вокруг Махаббат Торекуловой неуникальна. У некоторых работников, по всей видимости умерших от COVID-19, анализ на эту болезнь попросту не брали. Так, социальный работник поликлиники № 1 города Шымкента Балсара Керимбекова официально скончалась от пневмонии.

— 20 июня мама пришла домой с работы очень слабая. В тот день у нее поднялась температура, начали сильно болеть руки и ноги. В течение десяти дней она лечилась дома, но температура не спадала. Она была госпитализирована только 30 июня. Скончалась 3 июля в отделении интенсивной терапии городской больницы № 2. До настоящего времени не была предоставлена помощь ни правительством, ни по месту работы. Мы сами также не обращались. Похоронили в соответствии с нашим финансовым положением. Мы не требуем, но ожидаем помощи от правительства, — говорит ее сын Жалгас Нуржигитов.

Есть еще история Куляй Егеубай, медсестры Байганинской районной больницы Актюбинской области. Она была одним из 42 скончавшихся медиков, которых 13 июля президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев посмертно наградил как погибших в борьбе с эпидемией COVID-19. Компенсацию не видели и в этой разбитой горем семье.

— Мама посмертно награждена орденом «Курмет». Но пока наша семья не получила никакой финансовой помощи от государства. Мы обратились в управление здравоохранения Актюбинской области по поводу выплаты компенсации. Нам ответили, что она предоставляется только работникам провизорных центров. До поступления в провизорные центры зараженные люди проходят через фильтр. Мама работала в фильтре, то есть в приемном отделении. Она заразилась, выполняя свои профессиональные обязанности. Двое из ее шестерых детей еще не встали на ноги, — говорит дочь покойной Асель Бакытжанкызы.

Медсестра Куляй Егеубай.
Медсестра Куляй Егеубай.

Родственники покойной настаивают, что Куляй ходила на работу до конца июня, а о том, что она «погибла в борьбе с эпидемией», говорится даже в президентском указе о посмертном награждении.

Иное мнение у начальника Егеубай, главного врача Байганинской районной больницы Абзалбека Иманбаева. Он говорит Азаттыку, что погибшая медсестра была специалистом по проведению разъяснительной работы среди отказывающихся от вакцинации — в частности, посещала таких людей на дому. Он настаивает, что с начала карантина женщина работала «дистанционно» и с инфицированными «не общалась». Главрач также оставил решение о компенсации за областной комиссией.

«Они следуют правилам, утвержденным министерством здравоохранения. В правилах министерства говорится, что компенсация полагается только работникам провизорных центров, инфекционных и карантинных госпиталей», — заявил он.

ИЗМЕНИТЬ ПРИКАЗ № 129

У медиков масса претензий и к тексту самого приказа о компенсациях. По словам председателя Актюбинского областного филиала профсоюза работников здравоохранения Кайрата Сабыра, в это постановление правительства необходимо вносить изменения, так как текст устарел.

— В приказе есть два пункта, которые вызывают наш протест. В одном из них говорится о «зараженных вирусом во время чрезвычайного положения». Чрезвычайное положение в Казахстане закончилось 11 мая. В другом пункте говорится, что у получателя компенсации должен быть положительный результат теста на коронавирус. У большинства людей с пневмонией тест на коронавирус в массовом порядке дает отрицательный результат. Потому что вирус проник в легкие. Лаборатория не может его обнаружить, — говорит Кайрат Сабыр.

Отраслевой профсоюз работников здравоохранения 15 июля обратился с письмом к вице-премьеру Казахстана Ералы Тугжанову и в министерство здравоохранения, в котором потребовал внести изменения в приказ в ближайшее время.

— Медицинский персонал, будь то врачи, курьеры или водители, заразился при выполнении своих профессиональных обязанностей. Поэтому им в обязательном порядке должны выплатить компенсацию. Думаю, что сумма в один миллион тенге болеющим гражданам стала бы большой помощью, — говорит председатель профсоюза.


Врач медицинского центра MEDIKER в Актобе Нурлыбай Кошаманулы напоминает, что число зараженных коронавирусом в начале апреля, когда принималось постановление, было не таким высоким, как сегодня. По данным на 9 апреля, заражение было подтверждено у 781 человека в стране. Сейчас официально признано 77 тысяч таких случаев и 610 летальных исходов.

— Это показатель без учета случаев пневмонии. Это означает, что порядок выплаты надбавки, который были принят в апреле, быстро устарел. В сложившейся ситуации невозможно защитить медицинских работников по тем же правилам. Эпидситуация в стране всё еще остается сложной. Одним из доказательств этого является открытие одного за другим провизорных центров в Актобе. И детский санаторий, и частная клиника — все они стали госпиталями из-за необходимости. Во всех этих медицинских учреждениях самоотверженно трудятся врачи, медсестры и медработники. Некоторые были заражены, другие скончались. Они ни в чем не виновны. Мои коллеги поверили в обещания властей и были обмануты, — говорит Кошаманулы.

ЧТО ГОВОРИТ МИНИСТР ЗДРАВООХРАНЕНИЯ?

18 июня заместитель министра здравоохранения Ляззат Актаева заявила, что в Казахстане коронавирусом заразились 1 904 медицинских работника. На тот момент это составляло 12 процентов от общего числа подтвержденных случаев инфицирования коронавирусом. С тех пор власти не публикуют статистику о количестве зараженных врачей.

На брифинге 21 июля министр здравоохранения Алексей Цой сказал, что региональные комиссии «направили в министерство документы 123 медработников, которые заразились вирусом на работе, и 59 скончавшихся медработников, заразившихся на рабочем месте». Он добавил также, что в правительстве «рассматривают» вопрос о выплате в августе компенсации врачам, которые заразились коронавирусом и пневмонией, клинические признаки которой схожи с COVID-19.

«Сейчас у нас законодательно выплачивается компенсация только медработникам, которые заболели от короновируса на рабочем месте и то же самое, кто скончался от заболевания, вызванного коронавирусом на рабочем месте. Других нормативных документов у нас сейчас нет. Но мы данный вопрос рассматриваем. После объединения статистики (по коронавирусу и пневмонии. —​ Ред.) у нас будет четкий код. Данный подход мы сейчас рассматриваем», — сказал министр на брифинге.

Днем позже Цой сделал новое заявление. Он сообщил, что с 1 августа, когда власти намерены начать включать в статистику COVID-19 случаи вирусной пневмонии с отрицательным ПЦР-тестом, в новую базу не внесут заболевших и умерших от этого заболевания до данной даты.

«Тоже хочет поиграть со статистикой». Методология Цоя и реакция общества:


Как это отразится на выплатах болевшим медикам и семьям тех, кто скончался до определенного Минздравом срока начала отсчета, пока неизвестно. Некоторые пользователи социальных сетей в ответ на это решение обвинили ведомство в попытке «вновь занизить» данные и «уклониться» от выплат компенсаций.

  • 16x9 Image

    Дилара ИСА

    Дилара Иса - репортёр Азаттыка в городе Шымкенте. Родилась в феврале 1986 года. Окончила Северо-Казахстанский университет имени М.Козыбаева и Казахский национальный педагогический университет имени Абая в Алматы. Работала в газете «Жас Алаш». С 2012 года сотрудничает с Азаттыком.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG