Доступность ссылок

Срочные новости

«Спаси меня, не дай мне умереть!» Откровения врачей, борющихся за жизни больных COVID-19


Медик в защитном костюме и пациентка в «красной зоне» медицинского центра в Актобе.

Когда началась эпидемия коронавируса, при Актюбинском медицинском центре был открыт провизорный центр на 40 коек. За три месяца их количество достигло 400. В интервью Азаттыку сотрудники центра рассказывают о борьбе за пациентов и о том, как эпидемия изменила их взгляды на жизнь.

«НАДО НЕМНОГО ПОТЕРПЕТЬ, И МЫ ПОБЕДИМ»

Нурбахыт Серикова, врач-невролог, заведующая инсультным центром Актюбинского медицинского центра:

В первое время мы проводили в больнице по 14 дней. Пациенты продолжали поступать беспрерывно. Мы не замечали, как проходил день и наступал вечер, не знали, какой день недели или сколько времени. Спали по одному-два часа. В состоянии сильного стресса забывали про сон. Хотелось спать, но стоило прикрыть глаза, как появлялось чувство, что на тебя смотрит больной в тяжелом состоянии.

Это очень коварный вирус. Попав в организм, он просто так его не покидает. Человеку вроде становится лучше, а вирус снова поднимает голову. Это негативно влияет на психологию человека. В людях с пневмонией, вызванной COVID, преобладает страх. Он стоит в их глазах. Больные не смыкают глаз и просят: «Спаси меня, не дай мне умереть!» Я впервые здесь увидела такой пронизывающий насквозь взгляд. Люди с этим заболеванием не спят. «Пытаюсь уснуть, но кто-то душит меня», — говорят они со страхом. У них густеет кровь.

Это болезнь всего организма. Страдают почки, печень — все органы. Если у пациента диабет или прежде был инсульт, то мы носим его чуть ли не на руках, чтобы выходить. Многое зависит от самого больного. Некоторые позволяют страху овладеть собой.

Врач-невролог Нурбахыт Серикова.
Врач-невролог Нурбахыт Серикова.

Есть люди, которые, напротив, не дают закрасться сомнению. У нас была пациентка в возрасте. Ситуация была очень сложной. Жизненные показатели, дыхание, сатурация — всё было плохо. Она как проснется, бывало, сразу начинала искать помаду, чтобы накрасить губы. Задыхалась, ей тяжело было дышать, но лежала с накрашенными красной помадой губами. «Я должна быть красивой, если вдруг придут или позвонят домашние», — говорила она. Эта женщина не поддалась болезни. В итоге выздоровела.

Вирус также обостряет существующие заболевания, и в результате многие не избежали смерти. Дон Кожагулов, известный в Западном Казахстане невролог, умер на моих глазах. Он был моим педагогом. Когда я была студенткой, говорил мне: «Ты станешь невропатологом». Никогда не думала, что мне придется заполнять свидетельство о его смерти. Тяжело видеть смерть человека, который был тебе как отец. Он передал все свои знания ученикам. Сложно говорить о нем как о мертвом человеке. Он был с нами до конца. Прежде я думала, что у меня сильный характер, но, когда вспоминаю своего учителя, не могу сдержать слез.

Мы все заболели, несмотря на защитные костюмы. Мне было стыдно говорить, что у меня жар. Носить ПЧК (противочумный костюм. —​ Ред.) очень сложно, особенно с высокой температурой. Когда видела людей, нуждающихся в моей помощи, говорила себе: «Я должна выдержать, немного потерпеть». Говорят же, что через три дня человек привыкает и к могиле. Действительно, привыкла.

Врачи рассматривают рентген-снимок пациента.
Врачи рассматривают рентген-снимок пациента.

Не хотелось показывать свою слабость медсестрам и младшему персоналу. Беспокоилась, что, если проявлю слабость, они сломаются. Уже четвертый месяц, как мы подбадриваем друг друга. «Надо немного потерпеть, и мы победим вирус».

Некоторые могут сказать: «Она делает это небесплатно, получит компенсацию». Проблема не в деньгах. Мы каждый день видим борьбу между жизнью и смертью, и думаешь, не нужно ничего, лишь бы не потерять близких. Для меня нет ничего дороже прежней жизни, когда жила от зарплаты до зарплаты. Я хочу беззаботно завтракать со своей семьей.

Мне сейчас 29 лет. Для своих родителей я всё еще ребенок. Но пандемия заставила меня повзрослеть. Поняла, что у меня спокойный характер. Думала, что я стремительный и эмоциональный человек, оказалось, что довольно выдержанный. Не знаю, может быть, это связано с тем, что я дочь врача и у меня были сильные учителя. Я патриот. Не ожидала от себя такого самопожертвования.

«ПОНЯЛА, ЧТО СЧАСТЬЕ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ПРОСТЫХ ВЕЩАХ»

Мейрамгуль Аманкулова, медсестра Актюбинского медицинского центра:

Сейчас работа упорядочилась. Число пациентов, кажется, тоже немного сократилось. Конечно, были трудные времена. В одно время в тяжелом состоянии находилось сразу несколько человек. Когда выходила со смены, коллеги нуждались в помощи и приходилось оставаться с ними.

Как бы мне тяжело ни было, не было мысли уволиться и уйти. Как можно было бросить людей, которые обращались к нам за помощью? Никто не заставлял нас выбирать эту профессию.

Медсестра Мейрамгуль Аманкулова.
Медсестра Мейрамгуль Аманкулова.

Я очень благодарна своим коллегам. Никто не сказал: «Я устал». Несмотря на свое больное состояние, они добросовестно выполняли свою работу. Никто не уходил после дежурства со словами: «Мое время закончилось, мне нужно отдохнуть». В день поступало по пятнадцать-двадцать пациентов. Было много тяжелобольных. Не было времени на нытье и страдания. Мы сделали всё, чтобы преодолеть все трудности.

В прошлом больные с пневмонией редко попадали в реанимацию. Несколько лет назад у меня тоже была пневмония: запустила грипп. Я получила немного антибиотиков и быстро выздоровела. В этот раз пневмония была другой.

Все мы люди и, когда здоровы, много чего хотим. Хотим что-то купить, сделать. Но если нет здоровья, ничего не хочется. Самое главное — это ваше здоровье, благополучие вашей семьи. Я поняла, что счастье заключается в простых вещах.

«НАША МЕЧТА — ПОСТАВИТЬ НА НОГИ БОЛЬНЫХ»

Мейрамгуль Отарбаева, медсестра Актюбинского медицинского центра:

В этом году будет 28 лет, как я работаю медсестрой. Я впервые столкнулась с такой ситуацией. Мы работаем, не видя семьи, по множеству дней. Были моменты, когда о делах близких узнавали только по телефону. У меня трое детей. Старшему — 24 года, среднему — 16, младшему — 13 лет. Пусть они и большие, но они мои дети, и мне было тяжело их не видеть, скучала. Я благодарна своему мужу, который не позволил детям почувствовать мое отсутствие. Очень хорошо помогали волонтеры, они носили нам еду. Мы всем безмерно благодарны. Когда работа в больнице систематизировалась, открыла соцсети и испытала большую радость, прочитав слова благодарности выздоровевших пациентов.

Медсестра Мейрамгуль Отарбаева.
Медсестра Мейрамгуль Отарбаева.

Смерть сопровождает меня с детства. Лишилась матери в возрасте семи лет. Затем скончался отец. Я не боюсь смерти. Не сегодня, так завтра всех это ждет. Но люди хотят пожить подольше ради своей семьи, детей. У каждого больного, поступающего к нам, есть семья, родственники. Думая о них, желаешь пациентам быстрого выздоровления. Мечта всех врачей и медсестер — поставить больных на ноги.

«КОЛЛЕГИ УМИРАЛИ НА НАШИХ ГЛАЗАХ»

Светлана Агзамова, директор по контролю качества медицинских услуг в Актюбинском медицинском центре:

В середине мая в Казахстане смягчили условия карантина, и сразу возросло число больных. 40 мест в нашем центре стало не хватать. Было много людей с запущенной болезнью. Некоторые умирали сразу после поступления.

В те дни мы заходили в свои отделения в восемь утра и выходили в двенадцать ночи. Пациенты поступали беспрерывно. Помимо прибывающих на скорой помощи, были самообращающиеся. В приемном отделении не было мест. Мы работали в режиме 7/24.

Каким сильным бы человеком ты ни был, тебя обуревает страх, когда прямо на глазах умирают люди. Не потому что тебе страшно или хочется сбежать с такой работы. Мы страдали от бессилия, от невозможности помочь. Нервничали, нарушался сон. Иногда спали всего по два часа, а перед глазами стояли страдающие люди.

На наших глазах также умирали коллеги. В такие минуты мы чувствовали беспомощность. Все погибшие врачи запустили болезнь, спасая людей, служа обществу. Если честно, нам, врачам, некогда смотреть за собой. В первую очередь помогаем больным. Врачей также мало. В беготне с утра до вечера снижается иммунитет. Никто не знает, что нас ждет впереди. Конечно, страшно. Но что делать? Моя обязанность — помогать больным. Я давала клятву Гиппократа.

Светлана Агзамова, директор по контролю качества медицинских услуг в Актюбинском медицинском центре.
Светлана Агзамова, директор по контролю качества медицинских услуг в Актюбинском медицинском центре.

Я не могу сказать, что ситуация с пандемией стабилизируется. Возможно, немного стало лучше. Как я заметила, люди не прекращают проводить праздничные, поминальные мероприятия. Если один человек приходит на такое мероприятие с высокой температурой, он может заразить до 50–60 человек. Если рядом оказываются люди, страдающие сахарным диабетом, болезнями почек, сердечно-сосудистыми заболеваниями, то они заражаются быстро из-за ослабленного иммунитета.

Да, сейчас не так, как было в первое время, работа в больницах систематизировалась. Есть лекарства, достаточно кислорода. Но мы не всегда можем помочь. Болезнь приходит внезапно. Она может протекать бессимптомно, и больные лечатся дома, а затем неожиданно может произойти обострение. Поэтому люди не должны безответственно относиться к мерам профилактики.

Я работаю врачом 15 лет. В этом году впервые мы не отмечали свой профессиональный праздник. Как праздновать, когда такая эпидемия?! Лишь бы все были живы-здоровы. Еще отметим.

Медработник в Актюбинском медицинском центре.
Медработник в Актюбинском медицинском центре.

Этот вирус не выбирает. Им заражаются старики, женщины, мужчины. Я сама переболела пневмонией. Лечилась здесь же, на работе. Люди же не будут ждать. Мы специалисты, поэтому в любом случае должны помогать больным. Были дни, когда приходилось работать с температурой, кашлем. Сейчас такое время, когда врачи не могут позволить себе поболеть. От имени нашего коллектива хочу выразить благодарность волонтерам, жителям нашего города, которые оказали нам поддержку в такое трудное время. Небольшая поддержка в трудные времена дарит тепло и силы. Пусть никто не болеет!

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG