Доступность ссылок

Срочные новости

Почему Москва остановила возвращение бежавших в Ирак женщин и детей?


Патрульный солдат у входа в дом в деревне недалеко от города Наджаф, в 160 километрах к югу от Багдада. Ирак, 29 мая 2008 года.

Около 50 россиянок обратились к президенту страны Владимиру Путину с просьбой помочь их дочерям и внукам вернуться домой из иракских тюрем. По их словам, в тюрьмах Ирака сейчас находятся около 50 женщин и более 100 детей.

Обратившиеся – жительницы Дагестана, Чечни, Ингушетии и других регионов России.

В апреле этого года в Ираке были приговорены к пожизненному заключению 19 россиянок. Всех их обвиняли в том, что они участвовали в ИГИЛ ( ИГИЛ – террористическая организация, запрещенная во многих странах мира, в том числе в Казахстане и России).

"Наши дочери, поддавшись ложной идеологии, неправильно понимая религию, уехали в Ирак, а осознав свою ошибку, уже не смогли вернуться обратно и стали живым щитом для исламской группировки. У них отобрали документы, любые попытки уехать оттуда жестоко пресекались, вплоть до расстрела", – цитирует отрывок из обращения издание "Кавказский узел".


Чем именно занимались женщины в Ираке – неизвестно.

По данным доклада международной правозащитной организации Human Rights Watch, в ожидании суда женщины и дети содержатся "в условиях крайней скученности".

"Как рассказывала родственница женщины, которую с двухгодовалым ребенком держали в душной сырой камере в пригороде Мосула, где было еще около 25 женщин, их кормили только так, чтобы с голоду не умерли. Много болели, но врач ни разу не появлялся. Одна женщина прямо в камере родила без всякой помощи", – говорится в докладе.

ПРОГРАММА ПО ВОЗВРАЩЕНИЮ

С лета прошлого года в Россию вернулись более 90 женщин и детей из Сирии и Ирака. Операцией по возвращению занимается лично сенатор от Чечни Зияд Сабсаби. Сначала Сабсаби вывозил детей, но 1 сентября впервые в Россию вернулись и женщины.

По данным Human Rights Watch, предоставленным "Настоящему Времени", с августа по декабрь 2017 года – время работы программы по возвращению – в Россию вернулись 23 женщины и 68 детей. Причем, если уроженки Чечни по возвращении оставались на свободе, то дагестанок задерживали уже в аэропорту.

По словам матери вернувшейся 20 октября из Сирии Муслимат Курбановой Аматуллы, примерно через час после прилета в Грозный, когда все бюрократические процедуры были завершены и люди собирались ехать в Махачкалу, там же в аэропорту к ним подошел мужчина, представившийся "Магомедом из Центра “Э”", и сообщил, что Муслимат задержана по подозрению в участии в незаконном вооруженном формировании и должна проехать с ним.

Вместе с Муслимат в тот день вернулись еще две дагестанки. Женщин задержали так же и поместили в СИЗО на несколько месяцев до решения суда, их малолетних детей отдали родственникам.

Всех женщин признали виновными и приговорили к лишению свободы от четырех с половиной до восьми лет. Решение суда вступит в силу, когда их младшим детям исполнится 14 лет.

Правозащитники неоднократно отмечали, что практика наказания женщин, вернувшихся из Сирии, противоречит российским законам. Согласно уголовному кодексу России, лицо, "добровольно прекратившее участие в НВФ (незаконное вооруженное формирование) и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного преступления".

В то же время о коррекционных программах по адаптации к мирной жизни вернувшихся из Сирии и Ирака в Россию неизвестно.

Также по сообщениям правозащитников, российские спецслужбы не оставляют без внимания даже тех женщин, кого по возвращении не преследуют уголовно: их допрашивают и следят за их передвижениями.

Осуждённые россиянки в Центральном уголовном суде Багдада. 29 апреля 2018 года.
Осуждённые россиянки в Центральном уголовном суде Багдада. 29 апреля 2018 года.

ПОЧЕМУ ПРОГРАММУ ОСТАНОВИЛИ?

В декабре прошлого года директор ФСБ, председатель Национального антитеррористического комитета (НАК) Александр Бортников на заседании НАК сообщил, что возвращение в Россию "бывших участников незаконных вооруженных формирований из стран Ближнего Востока" представляет для страны "реальную опасность".

Замдиректора по Европе и Центральной Азии Human Rights Watch Таня Локшина предполагает, что приостановка программы, которая осуществлялась с августа по декабрь 2017-го, может быть связана с этим заявлением.

"Возможно, это связано. При этом Владимир Путин на своей ежегодной пресс-конференции всё в том же декабре похвалил Рамзана Кадырова за программу возвращения, – правда, говорил о ней так, будто речь идет только о детях – женщины остались за кадром. Но в любом случае, после похвалы президента, казалось бы, программа должна быть продолжена, а произошло обратное. Никто не говорит официально, что она закончена, но спецрейсы с женщинами и детьми в Грозный остановились", – сказала Локшина редакции "Настоящего Времени".

Последний рейс из Ирака в Россию, по информации HRW, прибыл 7 февраля 2018 года. Тогда вернулась годовалая россиянка, ее мать – уроженка Чечни – осталась в иракской тюрьме.

В апреле этого года иракский суд признал виновными в участии в группировке "Исламское государство" 31 женщину и приговорил их к пожизненному заключению. По словам уполномоченного по правам человека Чеченской Республики Хеды Саратовой, на сегодня пожизненные сроки получила 21 россиянка, еще 57 женщин ожидают суда в иракских тюрьмах.

"Были разговоры о казненных россиянах, мужчинах, но эта информация не подтвердилась. Детей тех женщин, получивших пожизненно, пытается забрать Зияд Сабсаби (полномочный представитель Чечни при президенте России). Он уехал в Багдад, но его развернули. Сказали, что нужны какие-то процедуры. И он в течение двух месяцев по сей день ждет ответа в Москве, пока не может их вывезти", – сказала Саратова "Настоящему Времени".

В своем докладе HRW указывала на то, что в Ираке привлекают к ответственности и детей от девяти лет: за членство в "ИГ" им грозит до пяти лет лишения свободы, за насильственные действия – до 15 лет. Обращаясь к первым лицам страны, родственницы этих женщин надеются на их экстрадицию и отбывание наказания в России.

Материал Аиды Мирмаксумовой, корреспондента "Настоящего Времени" Редакции Азаттыка.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG