Доступность ссылок

Срочные новости

Депутат сейма Польши: Искандер Еримбетов рассказал о пытках


Депутат сейма Польши Марчин Свенчицкий. Алматы, 17 апреля 2018 года.

Депутат польского парламента Марчин Свенчицкий и итальянский правозащитник Антонио Станго, прибывшие в Казахстан по приглашению ряда местных правозащитных организаций, встретились с несколькими арестованными, обвинения против которых считают политически мотивированными, их родственниками и защитниками. О встречах в Алматы они рассказали в эксклюзивном интервью Азаттыку.

Депутат сейма Польши Марчин Свенчицкий и президент итальянской Федерации по правам человека Антонио Станго 16 апреля посетили в следственном изоляторе Алматы бизнесмена Искандера Еримбетова (которого обвиняют в причастности к «отмыванию» денег из БТА Банка, предположительно выведенных бывшим банкиром Мухтаром Аблязовым) и гражданских активистов Алмата Жумагулова (поддержавшего движение «Демократический выбор Казахстана», которое создано Аблязовым и в марте признано властями Казахстана экстремистским) и Кенжебека Абишева (он, как и Жумагулов, подозревается в «публичных призывах к совершению актов терроризма), признанных рядом казахстанских правозащитных организаций «политзаключенными».

Тюремный спецавтомобиль стоит перед так называемым ежом - металлическими профилями с наваренными на них прутьями-шипами, - который предназначен для препятствования проезду на территорию СИЗО, где в этот момент проходят встречи зарубежных посетителей с казахстанскими «политическими» заключенными. Алматы, 16 апреля 2018 года.
Тюремный спецавтомобиль стоит перед так называемым ежом - металлическими профилями с наваренными на них прутьями-шипами, - который предназначен для препятствования проезду на территорию СИЗО, где в этот момент проходят встречи зарубежных посетителей с казахстанскими «политическими» заключенными. Алматы, 16 апреля 2018 года.

В планах Свенчицкого и Станго было посещение бывшего главы «Казатомпрома» Мухтара Джакишева, который содержится в тюрьме, расположенной в поселке Долинка Карагандинской области, и которого правозащитники называют политическим заключенным. Однако, как они говорят, власти отказали в этом, обосновав тем, что Джакишев содержится в тюрьме строгого режима, что не позволяет допуск к нему иностранцев. В связи с изменением планов Свенчицкий и Станго отменили вылет в Караганду и во вторник, 17 апреля, дали пресс-конференцию в Алматы. Вечером в этот день они улетают на родину.

Азаттык публикует эксклюзивное интервью, которое ему вечером в понедельник дали Марчин Свенчицкий и Антонио Станго.

«ЛУЧШЕ УЖАСНЫЙ КОНЕЦ, ЧЕМ УЖАС БЕЗ КОНЦА»

Азаттык: Господин Свенчицкий, господин Станго, каковы цели вашего приезда в Казахстан?

Марчин Свенчицкий: Я депутат польского сейма, состою в комиссии по справедливости и правам человека, а также в комиссии по делам Европейского союза. Приехал сюда, чтобы посмотреть, как соблюдаются права казахстанских граждан, которые, как нам кажется, по политическим мотивам находятся в тюрьме. Мы встретились с ними, с их адвокатами, с членами их семей, а также с высокопоставленными чиновниками Казахстана, которые отвечают за условия содержания заключенных в СИЗО.

Азаттык: На какой период вы прилетели в Казахстан и что планировали успеть за это время?

Марчин Свенчицкий: Мы прилетели в субботу [14 апреля] утром и улетаем во вторник [17 апреля] вечером. Мы посетили только один город — Алматы, хотя в планах у нас было посетить поселок Долинка Карагандинской области, где находится тюрьма. Но мы не получили на это разрешение, потому что нам сказали, что это лагерь строгого режима и туда запрещено допускать иностранцев.

Азаттык: С кем из заключенных, которых отнесли к «политическим», вам удалось встретиться в Алматы?

Марчин Свенчицкий: В Алматы нам удалось встретиться с такими заключенными: господином Искандером Еримбетовым, Алматом Жумагуловым и Кенжебеком Абишевым.

Встреча гражданских активистов в Алматы. Слева - Алмат Жумагулов. 29 июля 2017 года.
Встреча гражданских активистов в Алматы. Слева - Алмат Жумагулов. 29 июля 2017 года.

Азаттык: В каком формате проходили эти встречи?

Марчин Свенчицкий: Встречи проходили в широком формате, потому что на этих встречах присутствовали депутаты из других стран, незнакомые нам журналисты, а также присутствовали заместитель министра внутренних дел, заместитель министра иностранных дел, заместитель генерального прокурора и другие важные лица, в том числе из Национального бюро по противодействию коррупции, а также местные власти из Алматы, которые отвечают за внутренние дела.

Азаттык: У вас была возможность конфиденциально встретиться с кем-то из заключенных?

Марчин Свенчицкий: Мы вдвоем [с Антонио Станго] и с нашим переводчиком в присутствии охранника встретились только с Искандером Еримбетовым. С ним и с другими заключенными мы встретились в широком формате, а после этого с господином Еримбетовым встретились и конфиденциально.

Азаттык: Мы не настаиваем на том, чтобы вы нам сказали, о чем шла речь при вашей конфиденциальной встрече с Искандером Еримбетовым. Однако рассказал ли Еримбетов при встрече в широком формате о тех пытках, о которых он раньше говорил своей матери — в связи с чем она подавала жалобу в генеральную прокуратуру, — но о которых он раньше не рассказывал представителям властей, а также лицам, приглашенным властями?

Бизнесмен Искандер Еримбетов, которого обвиняют в причастности к «отмыванию» денег из БТА Банка и который содержится под арестом с ноября 2017 года.
Бизнесмен Искандер Еримбетов, которого обвиняют в причастности к «отмыванию» денег из БТА Банка и который содержится под арестом с ноября 2017 года.

Марчин Свенчицкий: Да, он рассказал, как это [пытки] происходило, какие моменты. Это слышали не только мы, это слышали и высокопоставленные чиновники, которые записывали его слова. Так что мы надеемся на возобновление следствия по этим пыткам. Первое расследование было закрыто, и он сказал, по каким поводам, — в результате чего не дошли до правды. Он говорил о пытках, которые были в декабре и до половины января, и о расследовании уголовного дела по жалобе на пытки спецпрокурором, который ничего не нашел и закрыл дело. Здесь много проблем, потому что этот спецпрокурор прежде был в группе, которая отвечала за расследование, так что можно сказать, что он расследовал действия своих бывших коллег. Это получается конфликт интересов, во-первых.

Во-вторых, Искандера Еримбетова так били и так ему угрожали, что он боялся рассказывать всю правду. Ему угрожали еще сокамерники: что они его просто убьют, если он расскажет, что был избит. Как он может сказать спецпрокурору, что был избит, если после разговора с ним он возвращается в ту же камеру, где уголовники уже знали, что у него была встреча со спецпрокурором? Он просто боялся это высказывать [рассказывать о пытках].

Азаттык: Искандер Еримбетов пояснил, почему он решил рассказать об этом именно сейчас?

Марчин Свенчицкий: Он проявил храбрость, сказав, что будет говорить правду, несмотря на возможные последствия. Господин Еримбетов заявил: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца».

ВСТРЕЧИ С РОДСТВЕННИКАМИ ЗАКЛЮЧЕННЫХ И ЧИНОВНИКАМИ

Азаттык: С кем из казахстанских чиновников вы встречались и о чем шла речь?

Марчин Свенчицкий: С нами встретились заместитель министра внутренних дел, заместитель генерального прокурора, заместитель министра иностранных дел, который выступал в роли модератора этой встречи, представитель Национального бюро по противодействию коррупции, представитель департамента внутренних дел Алматы и представитель местного департамента уголовно-исполнительной системы. Они говорили о прогрессе в вопросе сокращения численности заключенных и по другим показателям, в том числе о сокращении количества пыток. Они говорили, что есть и недостатки, которые они готовы рассмотреть с нами. В этой встрече участвовали, кажется, депутаты парламента Испании, Румынии и какие-то журналисты, кажется, из Великобритании и Чешской Республики. Были также два сенатора из парламента Казахстана.

Азаттык: С кем вы после прилета в Алматы встретились из родственников и защитников содержащихся под стражей?

Гайни Еримбетова, мать подследственного предпринимателя Искандера Еримбетова (слева), с адвокатом Гульнарой Жуаспаевой (защищающей Кенжебека Абишева) и адвокатом Алмата Жумагулова Жанарой Балгабаевой (справа) возле ворот СИЗО Алматы. Алматы, 16 апреля 2018 года.
Гайни Еримбетова, мать подследственного предпринимателя Искандера Еримбетова (слева), с адвокатом Гульнарой Жуаспаевой (защищающей Кенжебека Абишева) и адвокатом Алмата Жумагулова Жанарой Балгабаевой (справа) возле ворот СИЗО Алматы. Алматы, 16 апреля 2018 года.

Марчин Свенчицкий: Мы встретились с родителями Искандера Еримбетова и его супругой, с мужем и дочерью одного блогера [Ардак Ашим из Шымкента], которая принудительно заключена в психбольницу и ожидает решения суда. Мы также встретились с адвокатом Мухтара Джакишева — Нурланом Бейсекеевым — и адвокатами других заключенных.

Азаттык: Что еще в Казахстане вы хотели успеть сделать? С кем вы еще хотели бы встретиться?

Марчин Свенчицкий: После пресс-конференции [17 апреля] в нашем плане есть встреча с заместителем министра внутренних дел: он дал согласие на еще одну встречу с нами, пока он находится в Алматы. Мы хотели бы представить ему наши предложения, из которых самое главное — это изменить меру пресечения в отношении этих трех лиц [Искандера Еримбетова, Алмата Жумагулова и Кенжебека Абишева] с содержания под арестом в СИЗО на другую. Например, Искандера Еримбетова можно было бы освободить под поручительство или поместить под домашний арест.

Что же касается Мухтара Джакишева — о нем мы тоже много говорили, — мы хотели бы предложить, чтобы было выполнено решение Комитета ООН по правам человека, которое рекомендует освободить Джакишева, потому что у него не было достаточной возможности защиты во время судебного процесса. Мы также хотели бы, чтобы ему разрешили пройти медицинскую комиссию на инвалидность и чтобы он получил право выйти раньше из тюрьмы, если комиссия посчитает его инвалидом.

Азаттык: По итогам встреч в Казахстане после возвращения в Польшу какой порядок действий будет у вас, господин Свенчицкий?

Марчин Свенчицкий: Я, конечно, подготовлю отчет для своего парламента, и на этой основе будем думать, что делать дальше. Но одно могу сказать: мы не выпустим из-под своего контроля этот вопрос — не оставим его на полдороге.

«НЕОБХОДИМО ПРОДЕЛАТЬ БОЛЬШУЮ РАБОТУ»

Азаттык: Господин Станго, какую цель вы ставили перед собой перед поездкой в Казахстан?

Когда я вернусь в Италию — и не только в Италию, но и в Европу, — я буду рассказывать о ситуации здесь, буду информировать комиссию по правам человека итальянского парламента.

Антонио Станго: Мне была интересна сама программа моего друга. Мы здесь встретились со многими людьми — это было очень интересно для меня, тем более что я три года назад был в Казахстане. Я знаю многих людей здесь, которые работают в области прав человека. Я знаю политические проблемы в стране в связи с правами человека. Первое, это как сочетается с международным правом Конституция и в целом законодательство Казахстана. Мне очень интересно наблюдать, как происходит — хорошо или не так хорошо, как хотелось бы, — имплементация международного права в Конституцию. Когда я вернусь в Италию — и не только в Италию, но и в Европу, — я буду рассказывать о ситуации здесь, буду информировать комиссию по правам человека итальянского парламента. Чтобы глубже исследовать эту проблему, я надеюсь побывать еще раз в Казахстане с депутатом итальянского парламента, который также работает в области прав человека: в возглавляемой мной Федерации по правам человека состоит депутат итальянского парламента.

Азаттык: С концептуальной точки зрения какую еще проблему в области соблюдения прав человека вы видите в Казахстане?

Президент Федерации по правам человека Италии Антонио Станго. Алматы, 17 апреля 2018 года.
Президент Федерации по правам человека Италии Антонио Станго. Алматы, 17 апреля 2018 года.

Антонио Станго: Мне интересно наблюдать за возможностью имплементации в казахстанское право решений Комитета ООН по правам человека. Я знаю, что несколько казахстанских активистов подавали жалобы в комитеты ООН по правам человека и против пыток, поскольку Казахстан ратифицировал все факультативные протоколы Конвенции против пыток. Я хочу знать, как эта система конкретно в Казахстане работает. Как Казахстан это делает — поскольку с точки зрения международных стандартов Комитет ООН по правам человека может играть большую роль. Я много раз был в Женеве, в Совете ООН по правам человека — думаю, что и там я могу выступить с анализом состояния прав человека в Казахстане.

Я надеюсь, что Казахстан сможет в перспективе приблизиться к международным стандартам в области прав человека, — правда, для этого необходимо проделать большую работу. Ваше правительство знает, что ему надо еще много сделать в этом направлении. Мы, как активисты по правам человека, конечно, хотим, чтобы Казахстан как можно скорее достиг этих стандартов.

Азаттык: Спасибо, господин Свенчицкий и господин Станго, за интервью.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG