Доступность ссылок

Срочные новости

Бота Джардемали: «Если вернусь, меня также арестуют и будут пытать»


Бота Джардемали, сестра находящегося под следствием казахстанского предпринимателя Искандера Еримбетова, юрист, работающая в Европе. Фото сделано в январе 2018 года в Брюсселе.

Бота Джардемали, сестра подследственного бизнесмена Искандера Еримбетова, пока отвергает возможность своего прибытия в Казахстан для дачи показаний по делу об «отмывании» средств БТА Банка. Обвинения в адрес своего брата она называет вымышленными и сфабрикованными.

Упоминаемая уже в первых публикациях по делу бизнесмена 46-летнего Искандера Еримбетова его младшая сестра Бота Джардемали, которая проживает в Брюсселе и находится под защитой бельгийского государства в качестве политического беженца, до последнего времени практически не была известна казахстанской общественности. Родители Еримбетова и некоторые его знакомые считают, что преследование бизнесмена связано со стремлением казахстанских властей вернуть из-за границы его сестру, работавшую юристом у бывшего главы БТА Банка Мухтара Аблязова, которого казахстанские власти обвиняют в многомиллиардных хищениях средств из банка.

Родители бизнесмена — Гайни и Мырзахан Еримбетовы — заявляют, что их сына, содержащегося под арестом с ноября, избивают и подвергают пыткам в следственном изоляторе Алматы. Власти говорят, что жалоб подследственный не высказывает. На пресс-конференции 10 января в Алматы Гайни Еримбетова сказала, что сотрудники спецслужб требовали, чтобы Искандер Еримбетов уговорил свою сестру вернуться и дать показания против Аблязова.

Читайте еще: Заявления о пытках отодвинули на второй план суть «дела Еримбетова»

Сама Бота Джардемали с момента ареста ее брата не давала публичных комментариев и не озвучивала свою позицию по делу.

Бота Джардемали прервала молчание на минувшей неделе, опубликовав в американской газете U.S. News & World Report статью, в которой призвала президента США Дональда Трампа во время приема в Белом доме президента Казахстана Нурсултана Назарбаева отреагировать на нарушения прав человека и описала ситуацию, в которой оказался Искандер Еримбетов. «Он пережил многочисленные попытки удушения. Он был заперт в одиночестве в холодной камере без достаточной одежды. Ему угрожали сделать инъекции ВИЧ-инфицированной крови. Вдобавок ко всему ему сказали, что его сын и наш пожилой отец также будут арестованы, если он не будет сотрудничать [с КНБ]», — написала Бота Джардемали.

Фотография бизнесмена Искандера Еримбетова, которую его мать, Гайни Еримбетова, разместила в качестве главного фона на своей страничке в Facebook'e.
Фотография бизнесмена Искандера Еримбетова, которую его мать, Гайни Еримбетова, разместила в качестве главного фона на своей страничке в Facebook'e.

Незадолго до выхода этой публикации бельгийская газета Le Vif рассказала историю Искандера Еримбетова, разместив фотографию Боты Джардемали с плакатом с надписью: «Свободу Еримбетову, заложнику назарбаевского режима». Благодаря этим публикациям имя сестры Искандера Еримбетова стремительно обрело известность в Казахстане, однако она как личность всё же продолжала оставаться во многом неизвестной.

Азаттык провел с Ботой Джардемали видеоинтервью посредством Skype, задав вопросы о преследовании ее брата и обвинениях по делу БТА.

— По версии следователя Перова [руководитель межведомственной следственной группы], якобы 12 лет назад, в 2005 году, Мухтар Аблязов и я, младшая сестра Искандера, вовлекли Искандера в легализацию денежных средств, как говорит следствие ранее похищенных в БТА Банке. Согласно следствию, Искандер якобы получал деньги от Аблязова, а потом их инвестировал в Казахстан. И потом соответственно отмытые денежные средства якобы направлялись за рубеж, возвращались обратно Аблязову, по версии следователя, — говорит Бота Джардемали. — Также следствие заявляет, что мой брат финансировал свой бизнес по предоставлению авиауслуг через свою компанию «Скай Сервис», используя деньги Аблязова.

Искандера Еримбетова обвиняют, по словам его сестры, в том, что он якобы приобрел в декабре 2013 года фабрику «Конфеты Караганды» на деньги, полученные от Аблязова. Бота Джардемали отмечает, что Аблязов в этот период находился под экстрадиционным арестом во Франции. Версию следствия о причастности Искандера Еримбетова к отмыванию денег БТА, а также его личные связи с бывшим руководителем БТА Банка Мухтаром Аблязовым Бота Джардемали решительно отвергает:

— Я могу сказать однозначно, что всё это вымышленные, сфабрикованные и плохо сформулированные обвинения. Искандер никогда не работал ни с Аблязовым, ни со мной. И он не имел никакого отношения к БТА Банку — он не был клиентом БТА Банка и не брал кредитов и не получал никакие услуги в БТА Банке. Искандер достаточно крупный бизнесмен, но ни одна из его компаний не была клиентом БТА Банка и никогда не кредитовалась через БТА Банк. В личном плане Искандер никогда не контактировал с Аблязовым, не был его товарищем, не имел никакого бизнеса с ним.

Бота Джардемали о деле своего брата: обвинения сфабрикованы (видеоинтервью)

Бота Джардемали о деле своего брата: обвинения сфабрикованы
please wait

No media source currently available

0:00 0:19:54 0:00

«МЕНЯ АРЕСТУЮТ... БУДУТ ПЫТАТЬ»

Искандер Еримбетов является, по словам его сестры, достаточно известным в бизнес-кругах предпринимателем. Он всегда, с ранней молодости, занимался только бизнесом, начал еще в институте, когда учился на математическом факультете в КазГУ. В 1990-х годах работал специалистом по ценным бумагам в Казкоммерцбанке, потом инвестбанкиром в «Казкоммерц Секьюритис», а затем ушел в собственный бизнес. Его частный бизнес никак не был связан с банковской деятельностью, говорит Бота Джардемали, добавляя, что Искандер Еримбетов никогда не работал на государство и не был государственным чиновником.

— Когда я приехала из Америки в Казахстан в 2005 году и начала работать в БТА Банке, к тому времени Искандер был уже крупным бизнесменом. Для меня это был принципиальный вопрос, потому что я всегда хотела быть независимой от моей семьи, хотела сама строить свою карьеру, без помощи старшего брата, совершенно самостоятельно. Поэтому, вернувшись в Казахстан, я не пошла работать ни в один из его проектов, а начала строить самостоятельную карьеру. И нужно сказать, что многие люди, которые знали нас по отдельности, не подозревали, что мы были братом и сестрой, — поясняет Бота Джардемали.

Защитники Искандера Еримбетова на процессуальном суде по определению ему меры дальнейшего пресечения: в первом ряду справа адвокат Жанара Балгабаева, слева Гайни Еримбетова — мать Искандера Еримбетова, во втором ряду второй справа Мырзахан Еримбетов — отец Искандера Еримбетова. Алматы, 9 января 2018 года.
Защитники Искандера Еримбетова на процессуальном суде по определению ему меры дальнейшего пресечения: в первом ряду справа адвокат Жанара Балгабаева, слева Гайни Еримбетова — мать Искандера Еримбетова, во втором ряду второй справа Мырзахан Еримбетов — отец Искандера Еримбетова. Алматы, 9 января 2018 года.

Аблязов, БТА Банк и обвинения

В Казахстане Мухтар Аблязов обвиняется в многомиллиардных хищениях из БТА Банка, которым руководил до февраля 2009 года. Аблязов выехал в Лондон после того, как банк перешел под контроль правительства Казахстана. Он получил политическое убежище в Великобритании.

В 2011 году Казахстан обратился к правительству Великобритании об экстрадиции Мухтара Аблязова. В феврале 2012 года Высший суд Лондона принял решение о его аресте на 22 месяца по обвинению в неуважении к суду.

В ноябре 2012 года Высший суд Лондона вынес решение о взыскании 2,1 миллиарда долларов США с Аблязова в пользу БТА Банка. До 31 июля 2013 года, пока Аблязов не был задержан во Франции по запросу России (его обвиняют в хищениях в Казахстане, России и Украине), его местонахождение оставалось неизвестным. В декабре 2016 года Госсовет Франции отменил указ об экстрадиции Аблязова, обосновав это тем, что запрос о выдаче был сделан по политическим причинам. 9 декабря его освободили из тюрьмы под Парижем, он остается во Франции. Астана в 2017 году официально предъявила обвинения в «создании организованного преступного сообщества», оценив нанесенный им ущерб в семь с половиной миллиардов долларов. Аблязов обвинения отвергает. В июне 2017 года Аблязов был осужден заочно на 20 лет тюрьмы. Он заявил, что ему всё равно, какие решения принимает казахстанский суд.

Однако именно эта родственная связь, которая, конечно, известна спецслужбам, по ее словам, как раз и была незаконно использована в качестве причины и повода ареста ее брата.

— Я хочу сказать, что все обвинения, которые они выдвинули против Искандера, абсолютно лживые, и единственная связь Искандера с Аблязовым — это я. Так как я занималась юридической защитой Мухтара Аблязова на Западе, — соответственно, Казахстан стал преследовать меня. И теперь следствие, арестовав Искандера, хочет добиться одной цели — чтобы я вернулась в Казахстан. И всё, что от него хотят, — чтобы он вынудил меня каким-либо образом, чтобы я вернулась в Казахстан, — убеждена Бота Джардемали.

Следствие не только через брата Искандера Еримбетова но и через других людей пытается, по словам Боты Джардемали, выманить ее из Европы в Казахстан. Подобную ситуацию она оценивает как «дикую».

— Вам не кажется вся ситуация совершенно дикой? Мне никто никаких вопросов не задавал, показания моих никто не спрашивал. Вдруг хватают моего брата, арестовывают, пытают, бьют, а потом начинают передавать мне — через различные каналы, — что я должна поехать в Казахстан и давать какие-то показания. Я одно могу сказать, что вся эта ситуация уже давно вышла за рамки правового поля. Если у следствия есть какие-то вопросы ко мне, они могут задать мне их в любое время, действуя в рамках международного права. Приедут они в Европу или пришлют мне эти вопросы из Казахстана в Бельгию, мне всё равно. Просто они должны действовать согласно международным процедурам, — говорит Бота Джардемали, добавляя, что у казахстанских властей есть сведения о ее местонахождении и возможность действовать в рамках «международной процедуры».

Вместе с тем она отвергает — во всяком случае, пока — всякую возможность своего возвращения в Казахстан. Эту свою позицию она обосновывает следующим образом:

— Понимаю очень чётко одну вещь — если я вернусь в Казахстан, Искандера, конечно, никто не отпустит, меня арестуют, так же как Искандера, так же как Искандера, меня будут пытать, нас обоих посадят на долгое время и отберут у Искандера весь его бизнес, фактически разрушив всю нашу семью. Вот и всё!

ГОВОРИТЬ ИЛИ НЕ ГОВОРИТЬ О ПЫТКАХ?

Бота Джардемали в связи с комментариями некоторых пользователей социальных сетей, в которых они утверждают, что защита Искандера Еримбетова с самого начала, то есть с момента его задержания, повела себя неправильно, заявляя о незаконности его задержания, и в дальнейшем распространяя информацию о пытках и о других фактах физического и психологического давления в отношении него, говорит, что ее «поражают эти комментарии».

— Искандера незаконно арестовали, против него сфабриковали обвинения. Обвинения, сфабрикованные против него, настолько юридически не обоснованы, что строить какую-то защиту сейчас совершенно преждевременно. При этом, когда его арестовали, к нему не пускали ни родителей, ни жену, ни адвоката — его в это время били и пытали, — говорит Бота Джардемали.

В этой ситуации, по ее словам, защита Искандера Еримбетова не могла «сидеть и молчать», не зная при этом, «будет ли он живой к утру или нет».

— Конечно, мы такого не могли допустить, мы не могли молчать. И надо сказать, что мои родители вышли на пресс-конференцию только месяц спустя, только 7 декабря, потому что в течение почти месяца они пытались, используя средства, предоставленные законом, получить доступ к Искандеру, ввести адвоката, которого они наняли для него, и остановить его истязания. Это ни к чему не привело, и поэтому они фактически были вынуждены выйти на публичную пресс-конференцию и заявить о том, что происходит в СИЗО и как истязают моего брата, — говорит Бота Джардемали.

Что же касается юридической защиты по существу дела Искандера Еримбетова, то, как говорит его сестра, сейчас фактически нет материалов уголовного дела. Существует только, по ее словам, «плохо написанное поверхностное обвинение, поэтому защите фактически не с чем еще работать».

В минувшую пятницу, 19 января, апелляционный суд в Алматы оставил Еримбетова под арестом, несмотря на слова стороны защиты о пытках и готовность поручиться за бизнесмена нескольких известных персон, в том числе его дяди писателя Олжаса Сулейменова. Бота Джардемали отмечает, что решение апелляционной инстанции ее не удивляет.

Я была совершенно поражена таким цинизмом, жестокостью, с которой Искандера продемонстрировали всей стране. Я считаю, что это действие абсолютно незаконное, оскорбляющее и унижающее человеческое достоинство. И само по себе это содержит элементы состава преступления.

Бота Джардемали говорит Азаттыку, что она была поражена тем, что следователь 12 января «вытащил к себе» ее брата из СИЗО якобы для проведения следственных действий и пригласил туда некоторые проправительственные СМИ, которые фотографировали, снимали на видеокамеру Еримбетова, а затем опубликовали материалы.

— Если честно, я была совершенно поражена таким цинизмом, жестокостью, с которой Искандера продемонстрировали всей стране. Я считаю, что это действие абсолютно незаконное, оскорбляющее и унижающее человеческое достоинство. И само по себе это содержит элементы состава преступления. С одной стороны, меня, как сестру, до глубины души потрясло состояние Искандера и эта публичная его демонстрация. С другой точки зрения, как юрист-правозащитник, я хочу сказать, что такими действиями следствие подтвердило то, что в отношении Искандера происходят пытки, — говорит Бота Джардемали.

Она также была очень поражена тем, что потом на одном из проправительственных сайтов было опубликовано медицинское заключение, в котором описывались некоторые травмы на теле Искандера и говорилось, что травмы получены от удара о кровать и тумбочку.

— Это же совершеннейший абсурд! Все это понимают, и я думаю, что в Казахстане, и не только в Казахстане, люди умеют читать между строк. Конечно же, все знают, что никаких тумбочек в камерах СИЗО не существует, — говорит Бота Джардемали.

Фотокопия фрагмента текста заявления Гайни Еримбетовой в связи с пытками в отношении ее сына Искандера Еримбетова. Алматы, 10 января 2018 года.
Фотокопия фрагмента текста заявления Гайни Еримбетовой в связи с пытками в отношении ее сына Искандера Еримбетова. Алматы, 10 января 2018 года.

Жалобы родителей Искандера Еримбетова на пытки в отношении него вынудили прокуратуру завести уголовное дело. Однако Бота Джардемали скептически оценивает перспективу данного дела, которое называет «попыткой скрыть следы преступления», а не стремлением по-настоящему расследовать.

Как говорят казахстанские правозащитники, уголовные дела по жалобам подследственных и осуждённых на пытки редко заводятся, а те дела, которые всё же были заведены, еще реже доходят до суда.

«О СПИСКЕ МАГНИТСКОГО»

В интервью Азаттыку Бота Джардемали говорит, что будет обращаться в Госдепартамент и конгресс США, чтобы расширить действие глобального «закона Магнитского» на сотрудников казахстанских органов, которые преследуют ее брата и пытают его.

Глобальный «закон Магнитского» — это закон, который, по ее словам, позволяет наложить персональные санкции на людей, занимающихся политическим преследованием и нарушающих права человека в любой точке мира. И санкции могут быть совершенно разные: от замораживания активов и счетов до невозможности получения виз, обучения и тому подобное, поясняет Бота Джардемали.

— Я буду добиваться, чтобы в санкционный список были включены лица, которые осуществляют незаконное политическое преследование Искандера; которые взяли его в заложники и используют для того, чтобы заставить меня, политического беженца, вернуться в Казахстан; которые также незаконно используют, преследуют и мучают его коллег Василину Соколенко, Дмитрия Пестова и Михаила Зорова, — выражает решимость Бота Джардемали.

Она пока оставила без ответов вопросы, связанные с обстоятельствами, приведшими ее в Европу в поиске политического убежища, вопросы касательно фрагмента в бельгийской публикации, в котором говорится, что Мухтар Аблязов своим освобождением из французской тюрьмы во многом обязан защите со стороны Боты Джардемали, а также о расследовании, которое ведется в Бельгии в отношении нее.

На родине в отношении Джардемали ведется расследование по подозрению в причастности к незаконной выдаче кредитов БТА Банком. Приговора в отношении нее, даже заочного, нет, однако следственные органы до окончания расследования и до суда назвали ее «беглой преступницей». Это произошло в декабре прошлого года, когда бюро по противодействию коррупции отвергло сообщения «о давлении» на Искандера Еримбетова. «Усилия беглых преступников М.Аблязова и Б.Джардемали по "политизации" и намеренному искажению хода данного расследования являются очередной попыткой ухода от ответственности», — заявила тогда антикоррупционная служба. Бота Джардемали считает эти обвинения безосновательными и заявляет о готовности ответить на вопросы следствия, если они будут направлены «согласно международной процедуре». Насколько известно Боте Джардемали, дело против нее в Казахстане возбудили в 2013 году, через четыре года после национализации БТА, тогда же власти объявили ее в розыск. По ее мнению, власти выдвинули обвинения с целью «нейтрализовать» ее как лицо, «которое организовывало правовую защиту людей, покинувших Казахстан в результате незаконных преследований».

— Интерпол удалил меня из розыска, посчитав обвинения против меня политически мотивированными. Казахстан пытался завести также уголовные дела против меня и в России, и Украине — в двух странах, где я никогда не работала. Но самые различные попытки нейтрализовать меня у них не получились. Именно поэтому Искандера и взяли в заложники. С того момента, как я уехала из Казахстана в 2009 году, Искандер всё это время жил и работал в Казахстане в полной уверенности, что, если он не нарушает закон, никто не будет его преследовать из-за сестры. Но, к сожалению, его убеждённость дорого ему стоила, — сказала Джардемали.

Джардемали говорит, что кампания против нее активизировалась, когда она взялась за дело супруги Аблязова — Алмы Шалабаевой — и дочери Алуа, которых в 2013 году вывезли из Италии в Казахстан против их воли (итальянский суд признал их депортацию незаконной, в декабре 2013 года Шалабаева с дочерью вернулась в Италию). Позже, когда во Франции арестовали Аблязова, по словам Боты Джардемали, она занималась защитой его интересов.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG