Доступность ссылок

Срочные новости

Жанболат Мамай: «Загадка, на что власти потратили 13,5 миллиарда долларов?»


Казахстанский активист Жанболат Мамай.

Лидер инициативной группы по созданию Демократической партии в Казахстане Жанболат Мамай в интервью Азаттыку подверг критике действия правительства в период чрезвычайного положения, объявленного в связи с распространением коронавируса, и поделился мнением относительно того, какие меры должны быть приняты властями.

Азаттык: Господин Мамай, как инициативная группа по созданию Демократической партии расценивает действия властей в период объявленного чрезвычайного положения и карантина в Казахстане?

Жанболат Мамай: С самого начала карантина мы подвергаем критике как противоэпидемические меры правительства, так и социально-экономические программы. К примеру, предоставление населению 42 500 тенге сопровождалось большим скандалом. Сказали, что эти деньги выдадут одним, но не выдадут другим. В недавнем интервью [президент Казахстана] Касым-Жомарт Токаев сказал, что «на борьбу с коронавирусом выделили шесть триллионов тенге». Это около 15 миллиардов долларов США по текущему обменному курсу. (В интервью ТАСС Токаев заявил, что меры обошлись государству в 13 миллиардов долларов. — Ред.). 4,2 миллиона человек получили по 42,5 тысячи тенге, выплатили надбавку врачам, в трех городах построили больницы — и, по подсчетам, на борьбу с коронавирусом израсходовали около 1,5 миллиарда долларов. Так куда же ушли оставшиеся 13,5 миллиарда долларов?

На какую сферу их потратили? Кому эти деньги даются? Снова раздадут олигархам и частным банкам? Это самая насущная проблема. Мы не видим прозрачности со стороны властей. Есть многое, что вызывает критику. К примеру, в Соединенных Штатах открыто пишут о каждом долларе, который выдается на поддержание экономики. У нас же загадка, на что потратили 13,5 миллиарда долларов.

Азаттык: Вы требуете, чтобы правительство выделило по 200 тысяч тенге каждой семье в стране и объявило кредитную амнистию. У вас есть конкретно разработанный проект или программа по реализации этого предложения?

Жанболат Мамай: Безусловно. Мы опирались на опыт США, Японии и Южной Кореи после вспышки коронавируса. Говорим, что каждой семье в Казахстане необходимо предоставить помощь в размере 200 тысяч тенге. Потому что люди сидят дома. Они должны покупать еду, лекарства и другие вещи. Поэтому мы потребовали, чтобы эту сумму выплачивали ежемесячно. Также мы говорим о необходимости освобождения всех граждан Казахстана, малого и среднего бизнеса от налогов в следующие три-шесть месяцев.

По оценкам экспертов, как минимум два-три миллиона человек потеряют работу после карантина.


Самая большая программа касается объявления кредитной амнистии для всех жителей страны. По оценкам экспертов, как минимум два-три миллиона человек потеряют работу после карантина. То есть впереди нас ожидают трудности. На данном этапе, мы считаем, необходимо объявить кредитную амнистию для всего населения. Как сохранить благополучие рядовых граждан? Они не должны испытывать материальных проблем, не должны остаться без еды.

Восемь миллионов человек обратились за социальной помощью в размере 42 500 тенге. Это показывает, что ситуация в стране неважная. Может быть, один миллион человек подали заявки, хотя деньги у них есть. Но не менее семи миллионов человек, получается, находятся в трудном финансовом положении и недовольны этим.

Азаттык: Вы изложили свои предложения в виде документов и разработали проект?

Жанболат Мамай: Да. Мы разместили это в социальных сетях. И открыто говорим об этом в прямом эфире.

Азаттык: В прошлом году, когда по указу Токаева малообеспеченным и многодетным семьям простили кредиты на сумму 300 тысяч тенге, многие выступили против. «Я плачу налоги, погашаю свои кредиты, и я против того, чтобы за счет моих налогов погашали чужие кредиты», — высказывались жители страны. Не думаете ли вы, что ваше предложение о кредитной амнистии вызовет такое же недовольство?

Жанболат Мамай: Наоборот, в Казахстане нет людей без кредитов. Сколько людей берет кредиты, чтобы погасить свои ежедневные долги, а не купить дорогой автомобиль или ненужные вещи? В настоящее время средняя зарплата по стране составляет 200 тысяч тенге. Более 50 процентов этой суммы люди тратят на покупку продуктов. В таком случае они не могут позволить себе покупать одежду, бытовую технику и другие необходимые вещи. Вынуждены брать кредиты. Инициатива поддерживается всеми. Я не встречал людей, которые бы высказывали возражения. Приближенные к власти эксперты, возможно, скажут, что это неправильно.

Во-вторых, с 2008 года казахстанским банкам второго уровня было выделено около пяти триллионов тенге. Между тем сейчас в Казахстане долги по потребительским кредитам составляют сумму в размере 4,4 триллиона тенге. Получается, что пять триллионов — это невозвратные деньги. Ни один тенге не был возвращен в казну и государственный бюджет.

Почему мы должны оказывать помощь частным банкам?


Вместо того чтобы оказывать неизмеримую помощь частным банкам, пусть власти попытаются погасить кредиты рядовых жителей. Особенно во время экономического кризиса. Сейчас люди всё равно не смогут погасить свои кредиты. Все их кредиты станут проблемными. Вчера в интервью Токаев заявил, что не будет оказывать бесплатную помощь банкам. То есть они хотят оказать еще раз помощь. Это сейчас противоречит самому закону капитализма. Почему мы должны оказывать помощь частным банкам? Почему мы должны помогать таким олигархам, как Нурлан Смагулов? Люди, освобожденные от кредитов, потратят свои деньги на другие вещи. Возьмут еще кредиты. Это приведет к экономическому оживлению.

Люди стоят перед зданием почты в Кызылорде, чтобы получить социальную помощь в размере 42 500 тенге.
Люди стоят перед зданием почты в Кызылорде, чтобы получить социальную помощь в размере 42 500 тенге.

Азаттык: В стране увеличилось число безработных. По официальным данным, выплаты в размере 42 500 тенге получили 4,2 миллиона человек. Как выходить из кризиса после карантина? В ходе одной из прямых трансляций в Интернете вы сказали, что приступите к работе после отмены карантина. Чем вы намерены заняться?

Жанболат Мамай: Если нас не услышат в социальных сетях, не обратят внимания на нашу петицию, которую подписали 50 тысяч человек, если не захотят услышать о ситуации в стране, — у нас нет другого выбора, кроме как пойти на мирный митинг. Прежде всего, кредитная амнистия и улучшение социально-экономического положения населения. После отмены карантина каждой семье в Казахстане должны предоставить по 200 тысяч тенге, освободить всех от налогов. Мы планируем поднять эти вопросы и провести большой мирный митинг. Мы не видим средств коммуникации, которые бы довели наши пожелания.

Азаттык: Во время чрезвычайного положения и карантина парламент Казахстана, похоже, форсирует принятие нескольких законопроектов. Законопроект о мирных собраниях направлен на подпись президенту. Вносятся поправки в законы о выборах, политических партиях, рассматривается законопроект о парламентской оппозиции. Что вы думаете об этом?

Жанболат Мамай: Власти в полной мере воспользовались чрезвычайным положением для принятия антидемократических законов. Ведь закон о мирных собраниях прямо противоречит демократическим принципам. К примеру, одно из положений закона гласит, что митинги могут проводиться только в специально отведенных местах. Комитет ООН сделал заявление в связи с инициативой правозащитника Евгения Жовтиса.

Закон о политических партиях не приведет к либерализации и демократизации. Как инициативная группа по созданию политической партии, мы пережили это. Сокращение с 40 до 20 тысяч (говорит о сборе необходимого количества подписей для создания партии. — Ред.) в принципе ничего не меняет.

Нам нужен новый закон о политических партиях. Мы также рассматриваем закон о парламентской оппозиции. Этим законом также не создаются условия для того, чтобы оппозиционные силы могли войти в парламент и затем объединиться в оппозиционные фракции в парламенте. Говорят, что можно будет формально выступать на совместных заседаниях и вносить предложения. Без правильного закона о выборах и политических партиях не будет парламентской оппозиции.

Я не могу сказать, что партия «Ак жол» Азата Перуашева или Коммунистическая народная партия Владислава Косарева являются парламентской оппозицией. Это очень забавная ситуация. Поэтому предпринимаются усилия для укрепления этой авторитарной системы. Мы предложили, чтобы во время чрезвычайного положения не обсуждали законы, затрагивающие общественные интересы. Прежде всего парламент должен обсуждать социально-экономическую ситуацию в стране. Врачи массово заражаются коронавирусной инфекцией, в министерстве здравоохранения разгорается скандал. Депутаты должны были это обсуждать. Главной заботой парламентов других стран является экономика, социальное положение населения, предотвращение распространения коронавируса. Они обсуждают такие актуальные вопросы. Между тем никто из наших депутатов не говорил о социальном положении населения, спорах вокруг 42 500 тенге, кредитах, поддержке бизнеса. Они должны обсуждать вопросы, связанные с повседневной жизнью людей. К сожалению, этого не произошло. Мертвый парламент. Они утверждают всё, что поступает к ним. Он стал своего рода нотариальной палатой исполнительной власти.

Азаттык: В Казахстане традиционно группы или отдельные лица, называющие себя оппозицией, обвиняют друг друга. К примеру, вас тоже называют проектом властей. Что вы на это скажете?

Если бы оппозиционная партия служила этому режиму, она бы не критиковала напрямую Нурсултана Назарбаева.


Жанболат Мамай: Я продолжаю давать исчерпывающие ответы на это. Если бы оппозиционная партия служила этому режиму, она бы не критиковала напрямую Нурсултана Назарбаева. Она не стала бы критиковать нынешний режим Назарбаева и поднимать вопросы об интересах страны. Проектом правительства я бы назвал находящиеся в парламенте партии «Ак жол» и Коммунистическую народную партию. Мы своими делами заявляем о себе. Отмена нашего съезда, назначенного на 22 февраля, также показывает, что власти работают против нас. Вчера стало известно, что против пяти наших активистов в Жанаозене возбуждено уголовное дело по обвинению в «возбуждении розни» (статья 174).

Мы политическая сила, которая находится под всесторонним давлением властей. В будущем мы будем организовывать большие собрания в интересах народа и страны. Будем заниматься, готовиться только делами, считаю, что другого пути нет.

Азаттык: Спасибо за интервью.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG