Доступность ссылок

Срочные новости

«Токаев еще не пришел к власти». Акежан Кажегельдин — о ЧП, своих письмах в Акорду и встречах с Назарбаевым


Акежан Кажегельдин, бывший премьер-министр Казахстана.

Экономика Казахстана находится под негативным воздействием падения цен на нефть, основной экспортный товар, и существенного замедления деловой активности в свете карантинных мер из-за коронавируса. Насколько адекватны действия властей, в том числе бывшего и нынешнего президентов, в ответ на кризис? Какой план предлагают критики Нур-Султана? Об этом и не только Азаттык поговорил с бывшим премьер-министром Акежаном Кажегельдиным, который возглавлял правительство в сложные 1990-е годы, затем перешел в оппозицию, а последние 22 года живет за рубежом.

Азаттык: Как вы оцениваете план властей, разработанный администрацией президента Касым-Жомарта Токаева и правительством Аскара Мамина, по поддержанию экономики и предоставлению помощи населению в связи со вспышкой коронавируса?

Акежан Кажегельдин: План — дело легкое. Написали на бумаге «сделаем это, сделаем то, выделим деньги» и перечислили с десяток мер. Первый вопрос — уберечь население. Нужно спасать врачей. По статистике, на сегодняшний момент (интервью записывалось 1 мая. — Ред.) более чем из трех тысяч заразившихся — 820 врачей. Куда мы докатимся с такими показателями? Мы не готовы ко всем трудностям. Комиссия не готова. Мы не знаем, выделили деньги или нет. Люди не могут сдать тесты [на коронавирус], больницы не готовы. Если мы выберемся благополучно из этой ситуации, то это будет не благодаря правительству, а по воле бога. К [президенту] Касым-Жомарту Токаеву прежде я относился иначе. Мы проработали вместе около трех с половиной лет, посетили много стран. С нынешними взглядами и действиями у этого человека (говорит о Токаеве. — ​Ред.) будущего нет. Огромное испытание выпало не только на долю Токаева, но и на людей, государственные структуры, на всех нас. Как нам быть? Действия [власти]​ никуда не годятся.

Азаттык: Власти Казахстана после объявления чрезвычайного положения закрыли на карантин Алматы и Нур-Султан. Позже карантин ввели и в других городах. Считаете ли вы эти меры правильными для предотвращения распространения эпидемии?

Акежан Кажегельдин: Я говорил об этом раньше, могу сказать и сейчас. Принятые карантинные меры очень правильные. Люди должны оставаться дома, чтобы больницы, правительство, уполномоченные органы могли подготовиться. Но сколько времени они должны сидеть дома? Прошло более четырех недель. Никакого продвижения. Проблема в этом. Люди должны жить, питаться, кормить детей, покупать лекарства. Нужно платить за электроэнергию, тепло- и водоснабжение, телефон. Нужны деньги. А деньги не дают. Многие остались без работы. Бюджетники тоже дома. Да, им платят. Но что будет с теми, кто занимался бизнесом? Одним лишь карантином ничего не решить.

Азаттык: Что вы думаете о надбавках, которые власти назначили врачам, задействованным в борьбе с коронавирусом?

Акежан Кажегельдин: Сегодня мы должны давать гарантии врачам. Если врач умрет от болезни завтра, помогая кому-то, его дети, семья и пожилые родители останутся без опоры. Нужно поднимать вопрос об этом и принимать соответствующий закон. Деньги есть. Средств достаточно. Но их местонахождение неизвестно, люди не знают. Нурсултан Назарбаев (бывший президент Казахстана, который в прошлом году ушел с поста президента после почти 30 лет руководства страной, но сохранил широкие полномочия и занимает пост председателя Совета безопасности. — Ред.) заявил, что в различных фондах хранится 90 миллиардов долларов. Их надо использовать прямо сейчас. Это народные деньги. Люди терпели 30 лет, работали годами, платили налоги.

Автомобиль скорой помощи едет по улице Алматы. Иллюстративное фото.
Автомобиль скорой помощи едет по улице Алматы. Иллюстративное фото.

Азаттык: В соцсетях от вашего имени опубликован план из 24 пунктов по преодолению кризиса. Его разместили на сайте «Загранбюро оппозиции». Этот действительно ваш план?

Акежан Кажегельдин: Это синопсис из 24 пунктов. Сама программа обширная. Она состоит из нескольких разделов. Это работа группы людей. Я руководил этой группой. Недавно я направил письмо Касым-Жомарту [Токаеву] и приложил этот документ.

Азаттык: Вы имеете в виду программу?

Акежан Кажегельдин: Да, я отправил программу. Направил ее идею. Саму программу им в руки передавать нельзя. Неизвестно, примут ее или нет. Я не знаю, как это будет происходить, если примут. Любую хорошую вещь можно испортить, используя не по назначению. Знаете, у каждого второго есть водительские права, но один управляет машиной хорошо, а другой плохо. В жизни то же самое. В этой системе я не вижу правительства, которое реализует эту программу. Это первое. Второе — комиссию по реализации программы нужно отделить от правительства.

Азаттык: Какую конкретно программу вы бы предложили людям во время карантина и кризиса? Правительство платит потерявшим доходы по 42 500 тенге (95 долларов), а партия «Нур Отан» предоставляет помощь в размере 50 тысяч тенге (117 долларов). Есть ли у вас более эффективный и выгодный план, как нужно оказывать помощь, сколько на нее выделить?

Акежан Кажегельдин: Прежде всего нужно подумать о том, как нам миновать первую волну эпидемии, будет ли вторая волна и как защититься от нее. Поэтому наш план может быть продлен с 12 до 24 месяцев. Сколько миллионов человек остались без работы и зарплаты? Нужно подсчитать. Необходимо рассчитать их ежемесячные и годовые потребности. Налог на добавленную стоимость и все другие налоги должны быть отменены. Правительство не получит налогов. Нужно распределить средства из фонда и быть готовыми к спасению населения. После возвращения спрятанных за границей средств необходимо их пересчитать и подумать о следующей программе. Если предложенную нами программу примут и реализуют, в следующем году можно открыть тысячи рабочих мест.

Азаттык: Есть ли у вас доверенные лица, которые могут реализовать эту программу, если вам разрешат работать?

Акежан Кажегельдин: Реализацией этой программы должен руководить президент. Потому что это большая ответственность перед народом. Если мне поступит приглашение, соберу команду. В 1992 году в правительство пришли никому не известные молодые люди, и мы вместе с чиновниками советских времен провели реформу. В Казахстане много специалистов. Они пишут письма правительству, Токаеву. Но письма не доходят. Специалистов достаточно. Нам нужна программа и политическая воля, желание начать.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

Азаттык: Вы говорили с Касым-Жомартом Токаевым после его вступления в должность президента?

Акежан Кажегельдин: Нет.

Азаттык: Сколько писем вы написали?

Акежан Кажегельдин: Это было второе письмо.

Азаттык: Значит, вы направили два письма. Получили ответ?

Акежан Кажегельдин: Нет. До сегодняшнего дня ответа на было. Возможно, и не будет. Возможно, выйдут на связь как-то иначе. Я этого не знаю. Это письмо предназначалось не только Токаеву, а народу. Много лет назад, когда я только начал работать с Нуреке (говорит о бывшем президенте Нурсултане Назарбаеве. —​ Ред. ), мы договорились, что я буду говорить ему всё, независимо от того, хорошая весть или плохая. Даже когда я перешел в оппозицию, я продолжал созваниваться с ним. Мы встречались несколько раз. В последний раз я написал ему осенью 2016 года. Передал письмо через одного человека из посольства в Европе. Я еще три года назад говорил ему, в какой ситуации может оказаться Дарига Назарбаева (имеет в виду суд по делу вокруг недвижимости Дариги Назарбаевой и ее сына Нурали Алиева в Лондоне. —​ Ред.). Написал, чтобы они вернули деньги из-за границы, предупредил, что они могут их лишиться.

Азаттык: То есть вы предполагали, что имущество Назарбаева, его родственников и окружения может быть конфисковано в другой стране?

Акежан Кажегельдин: Я написал об этом в ноябре 2016 года. Это письмо дошло до Нурсултана Абишевича Назарбаева. Я это знаю.

Азаттык: Разве вы таким образом не оказали помощь родственникам и окружению Назарбаева?

Акежан Кажегельдин: Нет, я не говорил, чтобы они скрывали. Когда я давал ему советы, я не говорил, как прятать или выводить деньги. Я сказал ему, что Казахстан — единственная страна, в которой можно сохранить деньги. Не в ОАЭ, не в Европе, не в Швейцарии или США. Я сказал: «Объявите амнистию, верните деньги, если хотите остаться у власти, направьте деньги на будущее страны. Вы их лишитесь, если скроете за границей».

Азаттык: Назарбаев послушал вас? Ответил на ваши письма?

Акежан Кажегельдин: Он мне ни разу не сказал, что я написал неправильно.

Азаттык: Следовательно, ответ был?

Акежан Кажегельдин: Иногда передает устно. Обижается на тех, кого я поддерживал. Ругает их. Но ни одного не снял с должности. Потому что знает, что я правильно говорю.

Азаттык: Вы сказали, что несколько раз встречались с Нурсултаном Назарбаевым. Вы об этом говорили и ранее. Где проходили ваши встречи? Что конкретно обсуждалось?

Акежан Кажегельдин: Во время самой примечательной встречи Нуреке поприветствовал меня и первым делом сказал: «То, что мы делали против тебя, — ошибка. Извини». Я ответил ему: «Давайте не будем говорить о прошлом, давайте думать о будущем». В то время он действовал с оглядкой. Но потом, я думаю, кто-то сказал ему, что можно купить всех. Затем был скандал, завели дело (имеет в виду дело «Казахгейт». — Ред.). Я записал аудио длительностью один час и пять минут. Сказал, чтобы он ушел достойно, если решит оставить власть. Сказал, что нужно проводить реформы. В какой-то момент он и сам начал говорить об усилении парламента.

Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.
Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Азаттык: Господин Кажегельдин, вы не ответили на мой вопрос. Сколько раз и где вы встречались с Назарбаевым?

Акежан Кажегельдин: Если вы встречаетесь с человеком, который занимает высокий пост во власти, и предадите это огласке на следующий день, это неправильно. Больше никто с вами не встретится. Если это ложь, пусть Нуреке скажет об этом. Свидетелей встречи достаточно.

Азаттык: Вы не торгуетесь? Вы говорите, что неоднократно встречались с Назарбаевым. Пишете письма Токаеву. Разве за всем этим нет политических игр и политического торга? Этот вопрос неизбежно возникнет в умах многих.

Акежан Кажегельдин: Люди могут спросить, что я могу, кроме критики, что я способен сделать, что предлагаю. Вот почему я отправляю документы, которые могу составить. Если бы в Казахстане было независимое телевидение, я бы высказал свои мысли. Но его нет. Поэтому я пишу письма. Я не прошу себе должностей. Так было с Назарбаевым, это повторяется и с Касым-Жомартом Токаевым.

Азаттык: Вам вынесли заочный приговор в сентябре 2001 года. Сейчас у вас есть препятствия для въезда в Казахстан?

Акежан Кажегельдин: Я скажу вам, что дважды посещал Казахстан за эти годы. Конечно, неофициально, ездил тайно. В Казахстане нет настоящей армии и сил, строго охраняющих границу. Любой человек может пересечь границу с Казахстаном. Для меня это политический вопрос.

Азаттык: Вы думаете, что подвергнетесь гонениям, аресту и осуждению, если вернетесь?

Акежан Кажегельдин: Нет, дело не в этом. Несколько стран, в том числе Великобритания, запросили мое дело в Казахстане, чтобы в 2010 году выдать мне визу и паспорт. Они неоднократно запрашивали все документы, в том числе показания свидетелей и доказательства. Последний раз запрос делал генеральный прокурор Италии в 2016 году. Казахстан ни разу не передал дело зарубежным правительствам. Почему? Потому что это сырое и политическое дело. Однажды, когда Нуреке решит уйти сам, либо в день, когда он полностью отойдет от власти, я вернусь в страну.

Азаттык: Вы живете за рубежом. За границей живет также оппозиционер и критик казахстанских властей Мухтар Аблязов. В Казахстане есть молодой политик Жанболат Мамай. Я видел их планы по выходу из кризиса. Мухтар Аблязов вместо 42 500 тенге предлагает выдавать каждому по 50 тысяч тенге ежемесячно. К примеру, если в одной семье пять человек, они получат 250 тысяч тенге, а если шесть человек — 300 тысяч тенге. Жанболат Мамай настаивает на том, чтобы каждой семье выдавали по 200 тысяч тенге. Есть и другие предложения. Как вы относитесь к планам этих людей?

Акежан Кажегельдин: Если [Жанболат Мамай] зарегистрирует Демократическую партию, пусть даже не сам Жанболат, а новая волна лидеров неправительственных организаций, которые идут с ним, с этим справится. У программы Демократической партии есть будущее. Ее можно реализовать. Предложение Мухтара Аблязова тоже правильное. Мухтар знает, сколько денег у правительства. Сегодня 50 тысяч тенге — это совсем ничего. Нельзя сказать, что денег нет, они есть. Но где они? Народ не знает, как расходуются эти деньги. Боюсь, что и сам Касым-Жомарт Токаев этого не знает. Токаев еще не пришел к власти.

Азаттык: Жанболат Мамай предложил выпустить и продать государственные ценные бумаги. Такой же пункт есть в вашем плане. Два очень похожих плана. Обсуждали ли вы, согласовывали между собой?

Жанболат Мамай.
Жанболат Мамай.

Акежан Кажегельдин: Я не в том положении, чтобы согласовывать с ним что-то, обсуждать. Мы не контактируем с ним. Недавно видел его в эфире. Но личной встречи с Жанболатом не было. Я наблюдаю за ним со стороны. Он один из таких лидеров, в которых нуждается Казахстан. Среди таковых — поэт-импровизатор Ринат Заитов. Я не знаю, чем он сейчас занимается. Он тоже способен повести народ за собой. Если [из тюрьмы] выйдет Макс Бокаев, он тоже может повести людей за собой. Есть граждане, которые могут вести людей.

Азаттык: За последние несколько лет Мухтар Аблязов призывал к проведению множества акций протеста в Казахстане. Его сторонники собираются в обозначенных местах, открыто выражают поддержку. Но мы не видим никого, кто бы от вашего имени, как представителя оппозиции, выходил на площадь, скандировал лозунги и требовал вашего возвращения и оправдания. Что это может означать?

Акежан Кажегельдин: Это значит, что я не вкладываю свои слова в чьи-либо уста. Если я призову людей выйти на митинги, то и сам должен принять в них участие. Я не могу, находясь за границей, указывать людям, чтобы они собирались там, где их могут избить, скрутить, сделать с ними что-нибудь. У меня язык не повернется на такие призывы.

Азаттык: Спасибо за интервью!

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG