Доступность ссылок

Срочные новости

Второй год второго президента: рецессия и «угроза стабильности»


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев и чиновники на одном из блокпостов на въезде в Нур-Султан после закрытия города на карантин. 19 марта 2020 года.

В международной прессе на уходящей неделе пишут об экономической рецессии в Казахстане, вызванной падением цен на нефть и распространением коронавируса. В СМИ отмечают, что этот кризис представляет собой «самую большую угрозу внутренней стабильности» в новейшей истории страны, и предрекают «сложный второй год» президентства Касым-Жомарта Токаева. В СМИ рассказывают также о первом заседании в режиме онлайн в коммерческом суде Лондона — слушании по иску Казахстана против молдавского бизнесмена Анатола Стати.

НА «СПАСЕНИЕ» БАНКОВ ВЫДЕЛИЛИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ НА АНТИКРИЗИСНЫЕ МЕРЫ

Американский аналитический центр Jamestown Foundation в статье «Президент Казахстана Токаев вступает во второй, турбулентный год в должности» комментирует экономическую ситуацию в Казахстане и отмечает риски, с которыми сталкивается правящий режим через год после отставки Нурсултана Назарбаева с поста президента (который по-прежнему обладает широкими полномочиями) и вступления в должность его ставленника Касым-Жомарта Токаева. Если первый год президентства Токаев был отмечен массовыми протестами, ответственность за которые власти возложили на живущего за границей оппонента, экс-банкира Мухтара Аблязова, то сейчас Казахстан оказался перед лицом экономического кризиса.

«Двойной удар — низкие цены на нефть и продолжающаяся пандемия коронавируса, которая приостановила значительную часть мировой торговли, — возможно, представляет собой самую большую угрозу внутренней стабильности, с которой когда-либо сталкивался Казахстан, даже по сравнению с бурными 1990-ми годами», — пишет Jamestown Foundation.


Цены на нефть, основную составляющую экспорта Казахстана, рухнули в марте, после того как Россия и Саудовская Аравия не смогли согласовать дальнейшее снижение объемов добычи.

«Казахстан традиционно поддержал Россию, заблокировавшую предложение ОПЕК об ускорении сокращения производства. Однако министр энергетики Нурлан Ногаев позже сказал, что коллективная сделка "всегда шла на пользу", и признал, что крах соглашения ОПЕК + застал казахстанские власти врасплох», — говорится в статье.

Четверть ВВП Казахстана и около 60 процентов государственных доходов формируются за счет продажи сырой нефти. Из-за падения цен на нефть ослабла национальная валюта: курс доллара вырос с 382 тенге в начале года до 450 в конце марта. В результате резких девальваций в 2009, 2014 и 2015 годах реальные доходы населения неоднократно снижались, падение курса тенге приводило к неизбежному росту цен на импортные товары — от автомобилей и электроники до одежды и продуктов питания.

«Казахстан к длительному экономическому шоку подготовлен хуже, чем Россия», — считает Jamestown Foundation.

«Бери у Токаева». Просьбы сельчан и ответы властей (2 апреля 2020 года):

«Бери у Токаева». Просьбы сельчан и ответы властей
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:35 0:00


Номинальный рост ВВП Казахстана в 2019 году составил 4,5 процента; ожидалось, что в 2020 году ВВП увеличится на 4,1 процента. Однако министр национальной экономики Руслан Даленов признал, что макроэкономический прогноз придется пересмотреть в сторону понижения. Бюджет верстался с расчетом 55 долларов за баррель нефти, но в марте нефть марки Brent торговалась ниже 25 долларов.

Снижение доходов от продажи нефти означает сокращение государственных расходов, что влечет существенные последствия для широкого круга компаний, которые либо зависят от государственных субсидий, либо активно работают с обширным государственным сектором. Ситуация в банковском секторе остается «структурно хрупкой», качество активов, как отмечают в статье, будет ухудшаться.

Шок от падения цен на нефть усугубляется вспышкой коронавируса COVID-19, которую Всемирная организация здравоохранения признала пандемией. Правительство Казахстана, где с 16 марта действует чрезвычайное положение, заявило о выделении 9,8 миллиарда долларов в рамках масштабного антикризисного пакета помощи предприятиям и работникам.

«Хотя цифра впечатляет в абсолютном выражении (ВВП Казахстана в 2019 году составил в общей сложности 178,2 миллиарда долларов), она меньше, чем правительство потратило на спасение банковского сектора от дефолтов в 2017–2019 годах. Пособия по безработице, которые администрация Токаева планирует выделить, — скудная сумма в 42 500 тенге (95 долларов) на человека. <...> Всё это говорит о том, что второй год правления Токаева будет гораздо сложнее, чем его первый год», — заключает Jamestown Foundation.

КАЗАХСТАН ВОСПОЛЬЗУЕТСЯ «КОПИЛКОЙ»

На англоязычном сайте Eurasianet.org в статье «Коронавирус и цены на нефть толкают Казахстан к рецессии» тоже пишут о пересмотре Нур-Султаном экономических прогнозов в свете пандемии коронавируса и падения нефтяных котировок.

Блокпост на границе Алматы и Алматинской области. 30 марта 2020 года.
Блокпост на границе Алматы и Алматинской области. 30 марта 2020 года.


По прогнозам министра национальной экономики Руслана Даленова, в этом году «экспорт снизится на 16,3 миллиарда долларов до 35,1 миллиарда долларов, импорт сократится на 7,5 миллиарда долларов до 26,6 миллиарда долларов, а [ожидаемый] номинальный ВВП оценивается в 69,7 триллиона тенге (155 миллиардов долларов США), что на 4,8 триллиона тенге (10,6 миллиарда долларов США) ниже предыдущего прогноза».

Цены на сырье, основной экспортный товар Казахстана, резко снизились. «По собственным оценкам правительства, стоимость экспортируемой нефти с начала года упала на 65,7 процента, а средняя цена на металлы упала на 15,6 процента», — пишет Eurasianet.org.

В статье также цитируют первого заместителя министра финансов Берика Шолпанкулова, заявившего, что правительство намерено привлечь 2,4 триллиона тенге (5,3 миллиарда долларов) для погашения дефицита бюджета.

«Казахстан раскрывает свой кошелек, чтобы снизить широкое социальное воздействие кризиса», — отмечает Eurasianet.org, упоминая, что 31 марта Касым-Жомарт Токаев объявил о выделении средств для поддержки получателей социальной помощи и помощи бизнесу для преодоления кризиса.

«Не умирать же нам от голода», или Карантин и многодетные (31 марта 2020 года):

«Не умирать же нам от голода», или Карантин и многодетные
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:08 0:00


«Масштабы экономического спада, который — если собственные прогнозы правительства будут точными — превзойдет даже кризис 2008-2009 годов, заставляют Казахстан глубже засунуть руку в свой карман. Одним из важных источников помощи являются резервы Национального фонда, он является центральным элементом плана правительства по выходу из кризиса», — пишет Eurasianet.org. В настоящее время в Нацфонде аккумулировано около 60 миллиардов долларов.

По мнению казахстанского экономиста Меруерт Махмутовой, периодически возникающая необходимость «лезть в копилку» должно заставить правительство усвоить некоторые тяжелые уроки, отмечает издание. «В 2015–2016 годах Казахстан тратил в два раза больше нефтяных доходов, чем поступало. В этом году разрыв поступлений и расходования нефтяных доходов будет уже, видимо, не в два раза, а в три раза. Будем учиться жить без нефти», — цитирует экономиста Eurasianet.org.

ПЛАНЫ ЗАНЯТЬ ТРИ МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ ЗА РУБЕЖОМ

Британское новостное агентство Reuters в материале «Казахстан снижает прогноз добычи нефти, рассматривая спад ВВП в этом году» также сообщает о пересмотре прогнозных оценок. «Экономика Казахстана сократится на 0,9 процента в этом году из-за снижения цен на нефть и сокращения добычи, что вынудит правительство вывести больше денег из резервов своего Национального фонда, заявил в четверг министр экономики Руслан Даленов», — говорится в публикации.

Женщина в защитной маске на фоне табло с курсами валют в Алматы. 16 марта 2020 года.
Женщина в защитной маске на фоне табло с курсами валют в Алматы. 16 марта 2020 года.


Reuters отмечает, что Казахстан планирует сократить производство нефти до 86 миллионов тонн в 2020 году, тогда как ранее планировалось добыть 90 миллионов тонн. Правительство намерено взять в этом году из Национального фонда 4,77 триллиона тенге (10,6 миллиарда долларов), хотя изначально собиралось изъять оттуда 2,7 триллиона тенге.

В другой статье Reuters цитируют заявление вице-министра экономики Берика Шолпанкулова, который сообщил, что «Казахстан планирует занять три миллиарда долларов на внешних рынках капитала для финансирования дефицита бюджета в этом году».

«Страна — экспортер нефти в Центральной Азии увеличивает целевой показатель дефицита бюджета до 2,4 триллиона тенге (5,4 миллиарда долларов США), или 3,5 процента ВВП, из-за падения цен на энергоносители, вспышки коронавируса и дополнительных расходов на стимулирование экономики», — пишет Reuters.

СУД В ЛОНДОНЕ ПО ДЕЛУ СТАТИ В ОНЛАЙН-РЕЖИМЕ

В британской газете Financial Times между тем пишут, что начавшиеся в лондонском суде слушания по иску Казахстана против молдавского бизнесмена Анатола Стати и его сына Габриэля, которые ведут многолетнюю тяжбу с Нур-Султаном в судах других стран, впервые проходят в дистанционном режиме — в связи с пандемией коронавируса. Заседания транслировались в прямом эфире на хостинге YouTube. Это стало возможным благодаря принятию в Британии законодательства о чрезвычайной ситуации в связи с коронавирусом.


Правительство и Национальный банк Казахстана судятся в Лондоне с Анатолом Стати, его сыном Габриэлем, банком BNY Mellon и другими. Ранее по иску Стати были заморожены средства Национального фонда Казахстана, хранящиеся в BNY Mellon. Анатол Стати и его сын, инвестировавшие в нефтегазовый сектор Казахстана, добиваются в судах нескольких западных стран возмещения убытков, которые, по словам бизнесменов из Молдовы, они понесли из-за попыток властей Казахстана рейдерским способом завладеть их собственностью.

Судья Высокого суда Найджел Тир согласился с предложением представляющих интересы Казахстана адвокатов использовать сервис видеоконференций Zoom для проведения судебного процесса и его трансляции в YouTube.

Партнер адвокатской конторы Stewarts Law Фиона Джиллетт, нанятая казахстанской стороной, сказала, что виртуальное судебное разбирательство, «первое для коммерческого суда», «необходимо для поддержания нормальной работы [судебной системы Великобритании]».

Азаттык ранее писал, что в декабре 2019 года суд первой инстанции в Брюсселе признал обоснованным вынесенное в 2013 году решение арбитражного суда Стокгольма о взыскании с Казахстана более полумиллиарда долларов в пользу Стати. Министерство юстиции Казахстана, назвавшее это решение «противоречивым», оспаривает его.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG