Доступность ссылок

Срочные новости

«Инфляция, безработица, девальвация», или Три вызова для Казахстана


Покупатель в торговом центре «Артем» в день введения чрезвычайного положения. Нур-Султан, 16 марта 2020 года.

Нефтезависимый Казахстан на фоне падения мировых цен на нефть и резкого удешевления тенге ввел режим чрезвычайного положения в связи с коронавирусом. Какой эффект на экономику может оказать выделение правительством 400 милилардов тенге? Как следует потратить деньги и на что направить усилия? На эти и другие вопросы Азаттыка ответил руководитель онлайн-проекта Ekonomist.kz экономист Касымхан Каппаров.

Азаттык: Что вы скажете по поводу мер, озвученных правительством Казахстана в связи с введением режима чрезвычайного положения?

Касымхан Каппаров: Они показывают, что принимались в срочном порядке. Это в первую очередь меры реагирования. Мы видим, что правительство изыскивает средства из текущего бюджета, были озвучены цифры — 300 миллиардов тенге на «Дорожную карту бизнеса», 400 миллиардов тенге на программу «Экономика простых вещей». Скорее всего, это было сделано за счет перераспределения внутри бюджета, то есть о том, что будут выделены деньги из Национального фонда, пока не было заявлено.

Руководитель онлайн-проекта Ekonomist.kz экономист Касымхан Каппаров. Алматы, 20 декабря 2018 года.
Руководитель онлайн-проекта Ekonomist.kz экономист Касымхан Каппаров. Алматы, 20 декабря 2018 года.

Эти меры реагирования больше направлены на то, чтобы решить существующие сейчас проблемы. Я ожидал услышать от правительства план по решению проблем, которые возникнут через месяц или два, если такая ситуация сохранится. Впервые за 30 лет у нас введен режим чрезвычайного положения. Это сразу же ударило по всему сектору услуг. Он у нас составляет 50 процентов всей экономики. Основная масса населения — больше половины — занята в сфере услуг, и мы понимаем, что с текущей ситуацией у нас через месяц-два встанет вопрос растущей безработицы. Вот по этому важному вопросу, важному для людей, для населения, для бизнеса в первую очередь, — я не услышал ответов.

Азаттык: Какие конкретно проблемы могут возникнуть в сфере услуг?

Касымхан Каппаров: Есть компании, которые уже сейчас несут убытки. Это авиалинии, туроператоры, турагентства, отели. Со вчерашнего дня — это рестораны, кафе, магазины непродовольственных товаров, также торгово-развлекательные центры, кинотеатры, все досуговые места. Они уже сейчас несут убытки. Но нужно понимать, что есть эффект отложенный — это тот бизнес, который начнет страдать через месяц простоя, когда ему нужно будет выплачивать кредиты, аренду, зарплату, то есть здесь уже встанет вопрос по всему сектору услуг. И это совсем другой масштаб.

Азаттык: Власти страны ведь обещают приостановить начисление пени и ввести налоговые каникулы?

Касымхан Каппаров: По налогам у нас с 1 января этого года действуют налоговые каникулы для малого и среднего бизнеса сроком на три года. То есть все заявленные меры правительства в плане снижения налоговой нагрузки не являются кардинальными. Послабления по налогам не будут решающими для бизнеса, у которого стоит вопрос о закрытии, увольнении людей. Здесь большую роль будет играть предоставление правительством кредитов, беспроцентных кредитов для поддержания текущего бизнеса. Банки для физлиц сделали отсрочку, то есть при просрочке более 90 дней не будут начисляться пеня и штрафы, но это только по потребительским кредитам. Почему из этого списка исключены те люди, которые взяли автокредиты и ипотеку? Общее снижение деловой активности в экономике ударит и по их доходам. В этом плане ипотечникам будет сложнее. Если они живут в квартире, купленной по ипотеке, они не смогут ее выплачивать, то тогда встанет вопрос об их выселении. Конечно, для социального спокойствия, как мне кажется, финансовому регулятору нужно будет включить и эту категорию и предоставить им льготы.

Женщина в маске проходит мимо очереди в аптеку. Алматы, 18 марта 2020 года.
Женщина в маске проходит мимо очереди в аптеку. Алматы, 18 марта 2020 года.

Азаттык: Насколько эффективной для экономики страны будет поддержка в размере 400 миллиардов тенге (около 920 миллионов долларов. —​ Ред.), которые правительство обещает выделить?

Касымхан Каппаров: Сумма в размере 400 миллиардов тенге будет направлена на «Экономику простых вещей» и в первую очередь на те отрасли, которые уже сейчас испытывают дефицит в Казахстане. Приоритетными направлениями будут импортозамещение и продовольственная безопасность. Сейчас мы видим, что в связи с закрытием границ с Китаем Россия вводит ограничение на передвижение, и это основные страны, откуда шел импорт в Казахстан.

Видимо, правительство понимает, что накопленных запасов в Казахстане в скором времени будет недостаточно.

Видимо, правительство понимает, что накопленных запасов в Казахстане в скором времени будет недостаточно. Поэтому в таком срочном режиме правительство изыскивает средства на то, чтобы кредитовать создание бизнеса в этих направлениях. Более детально, думаю, правительство еще выступит. Скажет, какие именно производства будут считаться приоритетными. Но, на мой взгляд, мера нужная. Она вынужденная, конечно...

Азаттык: Дадут ли эти меры ожидаемые результаты?

Касымхан Каппаров: Конечно, вопрос в сроках. Возможно, у предпринимателей не получится быстро взять этот кредит, поставить оборудование, начать производство. Правительству необходимо иметь запасной план на тот период, когда запасы закончатся, а новое производство еще не будет запущено. Мне кажется, уже сейчас нужно вести переговоры с соседними государствами о том, чтобы на государственном уровне делали эти закупки.

Азаттык: Как разумнее использовать эти деньги и на что направить усилия?

Касымхан Каппаров: Я считаю, это хорошо, что у нас есть резерв в виде Нацфонда. Но нужно понимать, что сейчас в экономике такая уникальная ситуация, и мы не знаем, сколько она продлится. Есть прогнозы, что распространение коронавируса может остановиться через шесть месяцев или через год, а это всё будет сказываться на цене на нефть. Соответственно, для Казахстана это означает, что резервы в Нацфонде будут тратиться.

Национальный фонд Казахстана

Создан в 2000 году, в нем аккумулируются средства от продажи сырьевых ресурсов. Средства фонда зачастую изымаются на выполнение бюджетных программ. По данным американского издания Wall Street Journal, Казахстан в период с 2000 по 2016 год изъял из Нацфонда 83 миллиарда долларов. До падения цен на нефть в 2014 году объем фонда достигал 77 миллиардов долларов. В 2015 году, когда в стране состоялись президентские выборы (последние с участием пришедшего к власти до распада СССР Нурсултана Назарбаева, который в 2019 году сложил с себя полномочия, но сохранил значительную власть, сделав президентом своего ставленника Касым-Жомарта Токаева), власти направили по поддержание курса тенге в заданном коридоре миллиардные суммы. После выборов Назарбаев сказал, что удержание курса тенге обошлось стране в 28 миллиардов долларов.

По моим подсчетам, Нацфонд при цене на нефть 30 долларов за баррель не получит притока денег. Потому как себестоимость нефти с налогами у нас 30 долларов. Если цена на нефть хотя бы полгода будет держаться ниже 40 долларов, то для Казахстана это очень сложный внешний фон. И в таком случае средства Нацфонда будут тратиться достаточно быстро, потому что здесь будет работать эффект домино. То есть придется спасать в первую очередь население, потом бизнес, банки, потом — посевная, то есть, кроме государства, здесь очень мало кто может помочь, и поэтому важно правильно выставить приоритеты при расходовании бюджетных средств и средств Нацфонда.

Азаттык: Есть мнение, что любой кризис — это также и возможность...

Касымхан Каппаров: Да, так говорят экономисты, и эта возможность в первую очередь для страны провести какие-то сложные реформы, которые она не могла оправдать перед населением. Сейчас для правительства появляется окно возможностей, чтобы провести такие структурные реформы. Допустим, после девальвации 2015 года у нас очень активно начали говорить о приватизации, затем цена на нефть вернулась на комфортную территорию, и эти разговоры прекратились. С той девальвации прошло пять лет, но мы не подготовились к следующей девальвации. То есть к этой ситуации мы подошли абсолютно неподготовленными, как с точки зрения резервов Нацбанка, так и с точки зрения правительства и тех инициатив, которые правительство реализовывало в течение пяти лет.

К этой ситуации мы подошли абсолютно неподготовленными.

Я напомню, что в 2017 году мы провели ЭКСПО, после этого мы начали интенсивно инвестировать в жилье для населения, то есть это всё не производственные активы. Мы не развивали собственную производственную базу, мы эти деньги тратили на то, чтобы строить объекты, которые не приносят дополнительного дохода. Сейчас для правительства важно пересмотреть свои приоритеты, в частности, очень большой бюджет идет на строительство жилья, но если у людей не будет работы от шести до 12 месяцев, то это жилье никто не будет покупать. Поэтому сейчас мы должны перераспределить эти бюджетные средства.

Азаттык: Какие вызовы и угрозы ждут Казахстан в связи со сложившейся ситуацией?

Касымхан Каппаров: На мой взгляд, в ближайший год перед Казахстаном, перед его населением и правительством будут стоять три основных вызова. Первое — это инфляция. То есть рост цен. Статистика говорит, что рост цен на верхнем уровне — в коридоре шести процентов. Это статистика за март, но мне кажется, что она не совсем показательная. Потому что у нас сейчас и девальвация произошла, и рынки закрылись, то есть в апреле инфляция станет еще выше. Следующий вызов — это безработица. Если режим чрезвычайного положения продлится, безработица в секторе услуг будет расти. Это, конечно же, будет вызовом для нашего статкомитета, потому что у нас последние 15 лет цифры по безработице не менялись, несмотря на падение или рост экономики. Но такой колоссальный экономический кризис, как сейчас, думаю, комитет по статистике не сможет проигнорировать, и мы в цифрах увидим, что у нас безработица составляет не пять процентов, а гораздо больше.

Пока у нас нет никаких внешних факторов, которые могут поддержать тенге.

И третий вызов — это, конечно, девальвация, нестабильность нацвалюты. Пока у нас нет никаких внешних факторов, которые могут поддержать тенге. Цена на нефть продолжает падать. И резервов в Нацбанке недостаточно для того, чтобы зафиксировать курс тенге. Поэтому мы будем всё чаще наблюдать, как Нацбанк объявляет свободно плавающий обменный курс. Если цена на нефть продержится на таком уровне еще два-три месяца, то курс доллара вполне может подняться до 500 тенге и нацвалюта продолжит свое падение.

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG