Доступность ссылок

Срочные новости

«Почему регион по добыче нефти не может стать центром?»


Забастовка рабочих «Озенмунайгаза» с требованием повысить оплату труда. Жанаозен, март 2010 года.

Итальянский ученый Маурицио Тотаро, который занимается исследованием Мангистауского региона, говорит, что Жанаозенские события остаются незаживающей раной в памяти людей. В беседе с Азаттыком Тотаро отмечает скромный быт жителей богатой нефтью области и накопившиеся здесь социальные проблемы.

ФИЛЬМ, ПРЕДШЕСТВОВАВШИЙ ИССЛЕДОВАНИЮ

33-летний итальянец Маурицио Тотаро, докторант Гентского университета в Бельгии, изучает историю Мангистауской области, начиная с 1960 года по настоящее время, жизнь людей и социальные изменения в регионе. Он получил грант Марии Склодовской-Кюри на исследование в рамках проекта «Каспиан». Во время учебы в магистратуре Школы восточных и африканских исследований (School of Oriental and African Studies, SOAS) в Лондоне по специальности «политика Центральной Азии» в 2014 году он случайно наткнулся на фильм о Жанаозенских событиях 2011 года, и у него проснулся интерес к этому региону.

– Я был потрясен фильмом. Поиски показали, что Мангистауская область – второй после Атырау нефтяной регион Казахстана. Несмотря на то, что о нефти Казахстана написано много, я не смог найти столько же информации о людях, которые добывают эту нефть, и об их жизни. Наверное, поэтому мое предложение об исследовании социальной жизни этих людей нашло поддержку, и я выиграл грант и сразу приехал в Актау, – рассказывает он.

Итальянский ученый Маурицио Тотаро, который занимается исследованием Мангистауского региона.
Итальянский ученый Маурицио Тотаро, который занимается исследованием Мангистауского региона.

Маурицио Тотаро говорит, что сложно согласиться с теми, кто считает Мангистауский регион периферией Казахстана.

– На мой взгляд, этот регион можно рассматривать как центр. Если нефть так важна для экономики Казахстана, почему регион по добыче нефти не может стать центром? – говорит он.

Исследователь, побывавший за последние два года во всех районах Мангистауской области, увидел, что казахские традиции сильны среди местного населения. Тотаро встречался и беседовал с местными жителями, в том числе с участниками забастовки нефтяников в Жанаозене в 2011 году, нефтяниками компании Oil Construction Сompany в Актау, которые остались безработными после участия в голодовке в знак протеста против ликвидации Конфедерации независимых профсоюзов Казахстана в 2017 году. Он говорит, что после этих встреч пришел к мнению, что, «несмотря на то что нефть является главным богатством региона и движущей силой экономики страны, положение людей, которые ее добывают, на самом деле оставляет желать лучшего».

ЖАНАОЗЕН: НЕЗАЖИВАЮЩАЯ РАНА

В Жанаозен Маурицио Тотаро приезжает нередко и живет здесь месяцами. Благодаря своей открытости Маурицио за короткое время нашел взаимопонимание с местным населением, обошел каждый уголок города, близко познакомился с традициями и обычаями местных жителей, узнал их характер. По приезде в регион он участвовал в разных традиционных мероприятиях, в том числе в поминках по жертвам Жанаозенских событий 2011 года.

Указатель у въезда в город Жанаозен Мангистауской области. 11 декабря 2012 года.
Указатель у въезда в город Жанаозен Мангистауской области. 11 декабря 2012 года.

В декабре 2016 года Маурицио Тотаро впервые приехал в Мангистаускую область и вместе с репортером Азаттыка побывал на поминках по жертвам Жанаозенских событий, оказался один среди местных мужчин в отдельной комнате. Сейчас он с улыбкой вспоминает удивление жителей, вызванное тем, что после прочтения поминальной молитвы он, как и местные, провел ладонями по лицу. Тогда местные жители поинтересовались, не мусульманин ли их итальянский гость.

– С моей стороны это была дань уважения жителям, традициям и обычаям местного населения, – говорит он.

Маурицио Тотаро говорит, что в Жанаозене в декабре традиционно поминают погибших во время стрельбы полиции по участникам мирной забастовки 2011 года.

– Мне кажется, что тема Жанозенских событий еще не закрыта. 16 декабря – это День независимости. Однако в Жанаозене, как мне показалось, он стал днем памяти жертв Жанаозенских событий. С одной стороны, праздник, с другой – поминки. Какая связь может быть между ними? – задается он вопросом.

СКРОМНАЯ ЖИЗНЬ В РЕГИОНЕ, БОГАТОМ НЕФТЬЮ

По словам Маурицио Тотаро, зависимость региона от нефти отчетливо прослеживается именно в Жанаозене. «Жанаозен и нефть – неразделимые понятия», – говорит он. «Похоже, что власти сами не знают, что будут делать спустя несколько лет, когда нефть закончится», – полагает Тотаро.

Исследователь говорит, что нефтяники рассказали ему, что большинство месторождений, которые начинали осваивать еще при их родителях, устарели. От местных Маурицио Тотаро узнал, что самой высокооплачиваемой работой в городе считается работа на месторождениях, однако он не может сказать, что у местных жителей хороший уровень жизни. Тотаро говорит, что понимает, почему местные жители высказывают критику и утверждают, что «за последние 25 лет ничего не изменилось».

– После забастовки нефтяников в 2011 году в Жанаозене была основана новая компания. Однако после кризиса, вызванного падением цен на нефть, был объявлен мораторий на прием новых сотрудников на единственное предприятие в Жанаозене – в компанию «Озенмунайгаз». Вот почему многие жители говорят, что не могут устроиться на работу в эту компанию. Они беспокоятся за будущее своих детей, – говорит Маурицио Тотаро.

В коридоре центра трудоустройства. Город Жанаозен Мангистауской области, 16 февраля 2012 года.
В коридоре центра трудоустройства. Город Жанаозен Мангистауской области, 16 февраля 2012 года.

Он также проанализировал влияние «программы 5/50» на работников нефтесервисных предприятий Мангистауской области, по условиям которой нефтяники, добровольно уволившиеся с места работы, получают в качестве компенсации 50 процентов заработной платы за пять лет. Тотаро считает, что распределение 50 процентов пятилетней зарплаты и агитация о преимуществе открытия бизнеса могут привести к сложной ситуации в будущем. Часть нефтяников, с которыми ему удалось пообщаться, уже успели потратить свою зарплату на погашение кредитов, семейные нужды и восстановление здоровья.

– Мне кажется, что есть некая идеология, которая вынуждает людей рисковать, будто говоря, что они «должны идти на риск ради саморазвития». Однако не все к этому готовы, и есть те, кто не хочет рисковать. Несмотря на то, что центры социальной адаптации находят таким людям работу по специальности, выплачиваемые им деньги составляют треть или половину их прежней зарплаты, с ними заключают краткосрочные трудовые договоры. К примеру, в сфере бизнеса нет постоянной зарплаты, как в компаниях. Что делать, если бизнес не пойдет? Поэтому можно понять стремление людей, которые ищут постоянную работу, – считает Маурицио Тотаро.

Он говорит, что арендует в административном центре Мангистауской области городе Актау двухкомнатную квартиру за 100 тысяч тенге. Тотаро полагает, что это очень дорого. По словам Маурицио Тотаро, в городе немало жителей, которые получают зарплату в 50 тысяч тенге, но не имеют жилья.

– Поэтому многие жители арендуют времянки в районе Промзоны в Актау и живут в одной комнате по три-четыре человека. К сожалению, такие люди остаются в стороне, в СМИ найти статьи о них невозможно. Считается, если они не зарабатывают хорошие деньги и не могут жить, как другие, то в этом виноваты сами, – говорит иностранный исследователь.

«ЦЕНЫ ВЫСОКИЕ, ТУРИСТОВ МАЛО»

Молодому ученому из Италии приходилось много раз слышать о планах властей по развитию туризма в Мангистауском регионе. Однако он скептически относится к реализации этих планов и считает, что в ближайшие десять лет это вряд ли осуществимо. Он говорит, что по приезде в Актау начал искать городок Актау-сити с высокими многоэтажными зданиями, макет которого перед поездкой видел в Интернете. Он говорит, что жители в ответ на его расспросы сказали, что «об этом можно и не мечтать».

Вы заметили, как изменилась набережная Каспийского моря?

– Конечно, видел, и это очень здорово для жителей города. Но это не туризм. Не думаю, что казахстанцы, желающие отдохнуть на побережье, хлынут в Актау. Если они захотят отдохнуть на море, то выберут Турцию или Дубай. Цены в местах отдыха в Актау очень дорогие. Нужно еще очень многое сделать, чтобы привлечь больше туристов. К примеру, в квартире, в которой я жил этим летом, в течение нескольких дней из крана текла черная вода. Я предположил, что это связано с водопроводной системой дома. Позже в местной газете прочитал, что многие жители жалуются на состояние воды, поступающей с Мангистауского атомного энергетического комбината. Знаете ли, это куда более серьезная проблема, чем крупномасштабные проекты, подобные спектаклям.

Маурицио Тотаро считает, что у Мангистауской области отличные перспективы развития экотуризма. Он также отмечает, что особенности природы, которой гордятся местные жители, – удивительное явление для иностранцев.

– Когда я был здесь, заметил, что местные жители очень много путешествуют по области. Вместе с ними в выходные дни я посетил такие замечательные достопримечательности, как Бозжыра, Айракты, Жыгылган, побывал и в других удивительных местах. Вместе с тем казахи совершают паломничество к некрополю Шопан-ата и мечети Бекет-ата в Мангистауской области. Это было очень интересно, – говорит он.

Маурицио Тотаро планирует завершить исследование жизни Мангистауской области и ее жителей к 2019 году. Он обещал проинформировать репортера Азаттыка о публикации своей исследовательской работы.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG