Доступность ссылок

Срочные новости

«Жанаозен нуждается в психологической реабилитации»


Роза Тулетаева, один из осуждённых по "Жанаозенскому делу", активист забастовки нефтяников 2011 года.

Шесть лет назад в Жанаозене полиция открыла огонь, подавив продолжавшуюся семь месяцев забастовку нефтяников. Осуждённая активистка Роза Тулетаева говорит, что участники забастовки и жители города нуждаются в психологической реабилитации.

Иногда она просыпается ночью в состоянии страха, ей слышится стрельба и голоса раненых. Во сне видит кошмарные сцены пережитых ею пыток в тюрьме. Порой пропадает сон, и тогда в окне квартиры в многоэтажном сером панельном доме можно увидеть одинокий силуэт женщины. Смуглая женщина среднего роста долго смотрит на улицу. Шесть лет назад эта женщина с горящими глазами была одним из активистов, которая вдохновляла сотни изнуренных нефтяников на борьбу за свои права. Роза Тулетаева, которой 10 декабря исполнилось 53 года, говорит, что проведенные в тюрьме три года губительно сказались на ее здоровье.

Дело Розы Тулетаевой

Дело Розы Тулетаевой

Нефтяник, родившаяся в поселке Бекдаш Балканского района Туркменистана, переехала с семьей в Казахстан в 1994 году. С 2001 года живет в городе Жанаозене. Работает оператором в компании «Озенмунайгаз». Имя Розы Тулетаевой стало известно в связи с затянувшейся на семь месяцев забастовкой жанаозенских нефтяников в 2011 году, когда рабочие выступили с требованием улучшения условий труда и повышения заработной платы. После того как 16 декабря 2011 года полиция открыла огонь по бастовавшим нефтяникам и разогнала мирный митинг, Роза Тулетаева 27 декабря была арестована в числе 37 человек, обвиненных «в организации массовых беспорядков». В июне 2012 года Розу Тулетаеву признали виновной «в организации массовых беспорядков» и приговорили к семи годам тюрьмы. В августе 2013 года апелляционный суд сократил ей срок заключения с семи до пяти лет, и в ноябре 2014 года она вышла на свободу условно-досрочно. Срок отбывания наказания Тулетаевой истек 2 января 2017 года.

Роза Тулетаева была одной из тех, кто на судебном процесс открыто заявил, что во время следствия помещенных под стражу подвергали пыткам.

«Я требую возбудить уголовное дело по пыткам, меня пытали во время следствия. О многом открыто говорить не могу. Здесь сидят мои родственники, близкие, мне стыдно говорить о том, как надо мной глумились. Пережила такое, о чем и сказать не можешь», – заявила она в суде. Однако судья проигнорировал эту жалобу.

Во время поминального аса по жертвам кровопролитных Жанаозенских событий, который прошел накануне ее дня рождения, Роза Тулетаева, в последнее время избегающая журналистов, в личной беседе с репортером Азаттыка высказалась о наболевшем. Женщина-нефтяник говорит, что во время судебного процесса рассказала о пытках, но о многом была вынуждена промолчать.

– К чему мне сейчас ворошить всё это. Конечно, в суде было сказано многое. Когда выступал прокурор, можно было привести доказательства против сказанного им. Однако я промолчала. В результате этого 25 человек вышли из тюрьмы. Иногда полезно промолчать. Честно говоря, я принесла себя в жертву, – говорит Роза Тулетаева.

Активист, требовавшая в суде проверки заявления о пытках в тюрьме, думает, что имена и фамилии сотрудников полиции и следователей КНБ, которые «избивали подозреваемых» после Жанаозенских событий, должны быть выяснены и они должны понести наказание.

– Они должны внять своей совести и извиниться перед народом. Наступит день, когда они ответят, я верю в это, – говорит она.

По словам воспитывающей троих детей матери-одиночки Розы Тулетаевой, которую осудили в 2012 году на семь лет, несмотря на заступничество многих международных организаций, она больше думает не о себе, а о положении пострадавших коллег.

– Большую озабоченность вызывает положение Максата Досмагамбетова (забастовщик, был травмирован в тюрьме, перенес операцию в связи с онкологическим заболеванием. – Ред.). Я забываю о себе, когда думаю о них. Конечно, моя семья тогда тоже сильно пострадала. Ее разрушили полностью. Младшего сына хотели отдать в детский дом. Когда я была в тюрьме, старшая дочь была безработной. Посчитали, что она не может стать опекуном. Позднее ее устроили на работу в детский сад с заработной платой 12 500 тенге. Сейчас все эти трудности остались позади. Вторая дочь – студентка, младший сын учится в школе, – говорит Тулетаева.

После публикации первых видео о забастовке нефтяников в Жанаозене весной 2011 года Роза Тулетаева сразу оказалась в центре внимания. Образ единственной женщины среди мужчин-нефтяников, которая, несмотря на летнюю жару, сидела в белом платке и говорила о требованиях нефтяников, вдохновил известного китайского художника Ай Вэйвэя на создание ее портрета. Тулетаева вспоминает, что следователь упрекнул ее в том, что «она много говорила во время забастовки».

Роза Тулетаева (вторая справа) вместе с дочерью (слева) и родственниками дома после освобождения из тюрьмы. Жанаозен, 20 ноября 2014 года.
Роза Тулетаева (вторая справа) вместе с дочерью (слева) и родственниками дома после освобождения из тюрьмы. Жанаозен, 20 ноября 2014 года.

– Не видела, чтобы забастовки проходили безмолвно. Конечно, мы говорили. Потому что думали, что через СМИ нас услышит если не наш работодатель, то президент Нурсултан Назарбаев. Мы верили в это. Мы же простые люди, – говорит она.

Смотрите: Роза Тулетаева. Эксклюзивное интервью Азаттыку

Роза Тулетаева говорит, что недавно истек срок ее наказания, однако она всё еще находится под наблюдением. По ее словам, после забастовки работники нефтяной отрасли добились многого в деле защиты своих прав.

– Изменилось отношение начальства к работникам. Прежде нефтяники были рабами начальства, выполняли даже работу по дому. Сейчас таких начальников нет. Медицинское обслуживание стало лучше. Конечно, некоторые такие проблемы, как «блат-сват», еще остались, – говорит она.

Скриншот фотографии портрета активистки нефтяников Розы Тулетаевой на странице китайского художника Ай Вэйвэя.
Скриншот фотографии портрета активистки нефтяников Розы Тулетаевой на странице китайского художника Ай Вэйвэя.

Тулетаева, которую снова приняли оператором в компанию «Озенмунайгаз», говорит, что более сложными являются другие проблемы. По ее словам, после событий, произошедших в Жанаозене в 2011 году, психологическая реабилитация требовалась не только нефтяникам-забастовщикам, но и всем жителям города. Однако такая работа до сих пор не проведена, говорит Тулетаева. По ее мнению, из-за полученного психологического стресса и депрессий среди нефтяников выросла смертность.

– В управлении буровых работ трудятся одни бастовавшие. Среди них высокая смертность. Мне кажется, что это следствие событий 2011 года. Депрессия и стресс – это первопричина всех болезней. Нефтяники – это простые люди, они не понимают, что им нужна психологическая поддержка, лечение. В действительности, пережитые в 2011 году события стоят у всех перед глазами. Никто не думал, что будут стрелять, пытать, судить, – говорит Роза Тулетаева.

Со времени кровопролитных событий в Жанаозене и на станции Шетпе, когда погибли 17 человек, минуло шесть лет. Центральные и местные власти стараются не упоминать эти трагические события, которые в свое время были подняты на международном уровне, стараются, чтобы общественность забыла о них. В этом году на поминки пришло меньше людей. Тулетаева говорит, что тоже обратила на это внимание.

– Об этом я думала перед поминальным обедом по жертвам событий шестилетней давности. Для тех, кто не был на площади, кто не принимал участия в этих событиях от начала до конца, произошедшее кажется беззаконием. Очевидцы событий это никогда не забудут. Для меня поминовение будет вечным. Считаю, что помнить о жертвах Жанаозена, поминать их – наш долг, – говорит Тулетаева.

В память о жертвах Жанаозена. Поминальное мероприятие в селе Тенге:

Роза Тулетаева – единственная женщина среди 13 человек, приговорённых к тюремному заключению в связи с Жанаозенскими событиями. Вместе с ней в июне 2012 года были приговорены к тюремным срокам от трех до семи лет Нурлан Аскарулы, Марат Аминов, Кайрат Адилов, Жарас Бесмаганбетов, Бауыржан Непес, Мурат Косбармаков, Талгат Сактаганов, Танатар Калиев, Шабдал Откелов, Нарын Жарылгасынов, Максат Досмагамбетов и Канат Жусипбаев.

Срок отбывания наказания у всех, кроме Максата Досмагамбетова, Нарына Жарылкасынова и Каната Жусипбаева, к настоящему времени истек.

Все материалы по «Жанаозенскому делу» - в специальной рубрике Азаттыка

16 декабря 2011 года в городе Жанаозене Мангистауской области полиция открыла огонь по бастовавшим в течение нескольких месяцев нефтяникам. По официальным данным, 17 человек погибли, более ста человек были ранены. В связи с данными событиями по обвинению «в организации массовых беспорядков» к суду были привлечены 37 человек. В июне 2012 года 13 из них получили сроки лишения свободы от трех до семи лет. Трое из 37 нефтяников были полностью оправданы, 21 человек — осуждён условно.

В 2012 году по «Жанаозенскому делу» по обвинению в превышении должностных полномочий к ответственности были привлечены несколько полицейских. Местные и международные правозащитные организации и ряд стран Запада осудили действия правительства Казахстана и призвали провести тщательное и справедливое расследование кровопролития и привлечь виновных к ответственности.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG