Доступность ссылок

Жанаозен, сохранившийся в моей памяти


Баннер с изображением президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, пострадавший во время событий в Жанаозене. 19 декабря 2011 года.

Воспоминания журналиста, ставшего пять лет назад очевидцем трагических событий в Жанаозене.

Утром 16 декабря 2011 года, когда в результате стрельбы, открытой полицией по бастовавшим в течение нескольких месяцев нефтяникам погибло много людей, я и телеоператор Виктор Гудзь прилетели из Алматы в Актау. Свои вещи мы оставили в съемной квартире и около 11 часов утра выехали в Жанаозен. В это время там работали журналисты Шернияз Шагатай и телеоператор Бауыржан Идырисов, коллеги из нашего издания (в то время я работал в другом СМИ).

НЕФТЯНИКИ СКАЗАЛИ, ЧТО ПО НИМ СТРЕЛЯЮТ

Когда мы подъезжали к аулу Жетыбай, расположенному между Актау и Жанаозеном, нам позвонили нефтяники, бастовавшие в течение нескольких месяцев на площади в Жанаозене. Они сообщили, что по ним стреляют полицейские. Мы стали звонить нашим коллегам, находившимся в Жанаозене, но нам никто не ответил.

(Позднее мы просмотрели видеозапись, сделанную коллегами в это время. На съемке видно, как развивались события 16 декабря 2011 года на центральной площади. Шернияз Шагатай и Бауыржан Идырисов стали первыми из журналистов, кто снял на камеру трагедию в Жанаозене.)

Мы попросили нанятого нами таксиста быстрее довезти нас до Жанаозена. Чуть позже позвонил Шернияз и подтвердил информацию о том, что полиция действительно открыла огонь по людям на площади.

Когда приблизились к Жанаозену, заметили густой дым, поднимавшийся сразу в нескольких местах. Позднее узнали, что это горели здания городского акимата и гостиница «Аруана».

Со своими коллегами встретились при въезде в город. Когда вышли из машины, услышали звуки, напоминавшие стрельбу из автомата. Затем эти звуки затихли. Весь город был окутан дымом.

Мы договорились с коллегами, что разделимся и поедем на двух автомобилях к центральной площади Жанаозена. Нашу группу журналистов сопровождал вооруженный телохранитель (он был нанят нашей компанией после того, как 26 октября 2011 года в Актау неизвестные лица совершили нападение на меня и телеоператора Асана Амилова, стреляли в нас из травматического пистолета и избили бейсбольными битами).

Площадь Тауелсиздик в центре Жанаозена была местом сбора бастовавших на протяжении семи месяцев нефтяников компании «Озенмунайгаз», которые требовали от компании улучшение условий труда и зарплаты. Когда мы подъехали к площади, полиции не было видно. По словам людей, находившихся там, они отступили. Тысячи жителей Жанаозена (население города составляет 120 тысяч человек) собрались возле площади, наблюдая за происходящим.

Шернияз и Бауыржан приступили к съемкам. Мы с Виктором поднялись на крышу пятиэтажного дома, расположенного рядом с площадью. На крыше тоже было много людей. Когда оператор приступил к работе, пришлось наблюдать за тем, чтобы никто не приближался к нему. Потому что мы слышали от Шернияза и Бауыржана о том, как во время их работы на площади Тауелсиздик на них напали неизвестные лица, вооруженные железными и деревянными предметами. Журналисты успели забраться в автомобиль, а погнавшиеся за ними люди разбили заднее стекло машины. Поэтому во время работы нам приходится соблюдать меры предосторожности во избежание провокаций.

В ГОРОД ПРИЕХАЛИ ВОЕННЫЕ

Вечером мы были вынуждены вернуться в Актау, чтобы отправить в редакцию материал, отснятый днем 16 декабря, потому что во второй половине дня в Жанаозене отключили сотовую связь и Интернет. По дороге мы встретили около 20 автобусов с военнослужащими и полицией, военные машины и несколько бэтээров, направлявшихся в сторону Жанаозена. В воздухе заметили два вертолета.

После того как добрались в Актау и отправили в редакцию отснятый материал, мы с Виктором ночью вернулись в Жанаозен на такси. К нашему приезду в городе отключили электричество. Погода была не такой, как днем, резко похолодало. В день событий во второй половине дня поднялась песчаная буря. Отовсюду виднелись костры. Улицы были окутаны густым дымом, который напоминал туман. Водитель такси предупредил, что нигде останавливаться не будет. Из-за отсутствия сотовой связи мы не смогли созвониться с нефтяниками.

События на площади Жанаозена, снятые очевидцами.
События на площади Жанаозена, снятые очевидцами.

Более часа кружили по улицам города в надежде встретить знакомых нефтяников и получить у них информацию. В один момент водитель такси, у которого были проблемы со слухом, съехал с большой дороги и повернул в сторону нефтеперерабатывающего завода при въезде в Жанаозен. Мы не успели сказать, чтобы он повернул назад, когда нашу машину окружили четыре военнослужащих с автоматами наперевес и стали нас расспрашивать, кто мы и что здесь делаем.

Мой коллега Виктор, сидевший на переднем сиденье машины, сказал, что мы журналисты, и хотел вытащить из нагрудного кармана удостоверение сотрудника СМИ и показать им. Однако военнослужащий в маске сказал, что не нужно этого делать, и отошел от машины. Позднее мы узнали, что, когда произошла чрезвычайная ситуация, военнослужащие прибыли на охрану завода — стратегического объекта. После того как нам удалось объяснить, что мы заблудились, вооруженные люди нас отпустили, и мы снова выехали на основную дорогу.

В это время со стороны Жанаозена выехали пять машин скорой помощи со включенными сиренами и на большой скорости направились в сторону Актау. Мы поехали вслед за ними.

В БОЛЬНИЦЕ ИСКАЛИ РОДНЫХ

До Актауской областной больницы мы добрались раньше машин скорой помощи. В больнице было много родственников раненых и людей, которые искали пропавших родственников. К моменту нашего прибытия в больницу подъехало пять машин скорой помощи.

Молодой парень, которого вынесли из машины на носилках, кричал: «Моя нога!» Другому раненому было плохо, он лишь стонал. Остальные лежали молча. Здесь вы встретили нефтяницу Шолпан Отекееву. Она рассказала, что ее муж, находившийся днем на площади в Жанаозене, был тяжело ранен.

Раненый участник Жанаозенских событий в реанимационном отделении больницы. Жанаозен, 18 декабря 2011 года.
Раненый участник Жанаозенских событий в реанимационном отделении больницы. Жанаозен, 18 декабря 2011 года.

До 2 часов 30 минут ночи по местному времени мы находились в больнице и затем вернулись в свою съемную квартиру в Актау, чтобы подготовить собранную возле больницы информацию и направить ее в редакцию. Оказалось, что двое наших коллег, с которыми мы разделились во время съемок, уже вернулись в квартиру. Мы обрадовались нашей встрече, как дети. Из-за отсутствия телефонной связи в Жанаозене они не могли связаться с нами и очень за нас переживали.

Утром нам стало известно, что двое из пятерых раненых, доставленных из Жанаозена ночью 16 декабря, скончались в больнице. В тот день на автостанции в Актау стали собираться нефтяники, приехавшие с месторождений Каражанбасмунай, Каламкас, чтобы выразить протест против стрельбы, открытой полицией в Жанаозене. Они намеревались пойти на площадь Ынтымак. В это время площадь была окружена полицией.

ТРУП НА УЛИЦЕ

Утром 17 декабря мы с Виктором вернулись в Жанаозен, встретились с нефтяниками, взяли у них интервью. Стали ходить по городу и снимать происходящее на видео. На обочине одной из улиц, ведущих к площади Тауелсиздик, мы увидели лежащего человека. Когда мы вышли из машины и подошли к молодому мужчине, поняли, что он мертв. На лице виднелся след пули, попавшей в правую часть лица. Глаза, оставшиеся открытыми, были залиты кровью и слезами. Недалеко от тела лежал головной убор. Рядом с ним стояла группа молодых людей, которые сказали, что вызвали по домашнему телефону скорую помощь.

В тот день площадь Тауелсиздик, в двух-трех метрах от этого места, была огорожена железными решетками. Прокурор города Марат Тойганбаев, стоявший по ту сторону перегородки, предупредил нефтяников, что они собираются незаконно, и попросил разойтись. Его сопровождали два вооруженных человека в черной одежде с масками на лицах.

Нефтяники показывали им гильзы от патронов и спрашивали: «Почему вы стреляли боевыми патронами?»

Нефтяники показывали им гильзы от патронов и спрашивали: «Почему вы стреляли боевыми патронами?» Однако никто из представителей власти на их вопрос не ответил. На другой стороне площади выстроился отряд полиции из нескольких сотен человек, которые прибыли в Жанаозен 16 декабря.

Согласно указу президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, с 18 часов 17 декабря 2011 года в Жанаозене ввели режим чрезвычайной ситуации и объявили комендантский час. С того дня город перешел под контроль полиции города. Комендантом города был назначен руководитель Мангистауского областного департамента внутренних дел Аманжол Кабылов.

Указом президента постановили «ограничить или запретить использование копировальной и множительной техники, радио- и телепередающей аппаратуры, аудио- и видеозаписывающей техники» в Жанаозене.

В это время мы находились в Жанаозене и не знали об официальном введении комендантского часа. Мы успели выехать из города до его начала.

ЖУРНАЛИСТАМ МЕШАЛИ РАБОТАТЬ

Телеоператор Виктор Гудзь, который работал с нами в Жанаозене, сейчас занимается съемкой документальных фильмов и фотосъемкой. Он вспоминает, что во время Жанаозенских событий, когда забастовка нефтяников вылилась в кровопролитие, было сложно получить информацию о случившейся трагедии.

— Во время Жанаозенских событий президент сказал, чтобы вся информация о произошедшем была открытой. Однако его указание не выполнялось, журналистам было сложно получить информацию, — рассказывает телеоператор.

Журналист Канат Тлеухан отправился в Мангистаускую область после того, как в Жанаозене ввели режим чрезвычайной ситуации и объявили комендантский час. Он подтверждает существование сложностей с получением и распространением информации.

— Несмотря на то что о событиях в Жанаозене уже знал весь мир, я столкнулся с препонами, когда приехал туда и обратился за информацией. Пресс-служба акима Мангистауской области тянула с включением меня в списки журналистов. Было сложно попасть в Жанаозен, Жетыбай и поселок Шетпе, — вспоминает Канат Тлеухан.

Инга Иманбай — один из журналистов, кто рассказал о первой забастовке нефтяников компании «Ерсай Каспиан контрактор», которая произошла в селе Курык Мангистауской области в 2011 году. Она говорит, что ездила в Жанаозен в 2011 году, однако местные власти, показав некоторые документы, не впустили ее в город.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG