Доступность ссылок

Срочные новости

Вспоминая Досмагамбетова, призывают прекратить пытки


Максат Досмагамбетов после операции в Алматы. 2 апреля 2015 года.

Правозащитники считают, что после смерти Максата Досмагамбетова власти должны извлечь урок и положить конец пыткам в местах заключения.

В пятницу, 5 октября, в Жанаозене родные нефтяника Максата Досмагамбетова провели семидневные поминки. Поминки по активисту, который умер из-за тяжелой болезни 29 сентября, прошли в юрте, установленной во дворе многоэтажного дома, где жил Максат Досмагамбетов. Он был одним из организаторов затянувшейся на семь месяцев забастовки в 2011 году в Жанаозене, которую подавили силой 16 декабря, открыв огонь по безоружным людям.

В доме Максата Досмагамбетова в Жанаозене в течение всей недели не убирали дастархан. Всё это время сюда приходили выразить соболезнования жители города, родственники, бывшие коллеги из компании «Озенмунайгаз». Собравшиеся на поминках в пятницу сказали, что никто из руководства компании и городских властей так и не пришел. Не были замечены и представители оппозиции.

Юрта во дворе дома, где жил Максат Досмагамбетов. Жанаозен, 29 сентября 2018 года.
Юрта во дворе дома, где жил Максат Досмагамбетов. Жанаозен, 29 сентября 2018 года.

Жанаозенские нефтяники говорят, что за смертью одного из лидеров забастовки 2011 года Максата Досмагамбетова стоят власти, и негодуют из-за того, что виновные в его избиении люди, которые заставили его страдать от тяжелой болезни, остались безнаказанными. Правозащитники считают, что смерть активиста-нефтяника должна стать уроком и служить прекращению пыток в Казахстане.

1 ноября Максату Досмагамбетову исполнилось бы 36 лет. Он был шестым из 12 детей в семье. У него самого осталось четверо детей. Младшей дочери не исполнилось и года. Активист-нефтяник скончался от рака лицевой кости, с которым боролся продолжительное время. В последний раз Максата Досмагамбетова репортер Азаттыка видела в отделении онкологии Мангистауской областной больницы, где он проходил лечение. У него не прекращалось кровотечение, он был ослаблен и не мог говорить, однако, превозмогая боль, все же написал репортеру Азаттыка записку о том, что боль усиливается, и он устал. Врачи были поражены его силой воли.

СТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИСТА

Максат Досмагамбетов окончил факультет нефти и газа университета имени Шахмардана Есенова в Актау в 2005 году. На путь борьбы за права нефтяников он встал в 2010 году. В интервью Азаттыку в прошлом году он рассказывал, что в те годы работал оператором буровых скважин в компании «Озенмунайгаз» и выражал несогласие с тем, что работодатель привлекал нефтяников в в свободное время к работе по хозяйству, заставлял пасти скот, убирать дома.

Макат Досмагамбетов (справа) на поминках по жертвам Жанаозенских событий. Село Тенге Мангистауской области, 9 декабря 2017 года.
Макат Досмагамбетов (справа) на поминках по жертвам Жанаозенских событий. Село Тенге Мангистауской области, 9 декабря 2017 года.

«Мы требовали улучшения условий труда, зимой нефтяники сидели в железных будках, их одежда превращалась в лед. Перед забастовкой в 2011 году мы стояли 15 дней – ничего не изменилось», - говорил он Азаттыку.

В 2011 году нефтяники месторождения Каражамбас вышли с требованиями повышения заработной платы и улучшения условий труда, к ним присоединились рабочие «Озенмунайгаза». Максат выступил тогда одним из лидеров забастовки, длившейся семь месяцев.

Работник компании «Каражанбасмунай» Дуйсенбай Жапанов говорит, что с Максатом Досмагамбетовым познакомился перед забастовкой. По его словам, Максат Досмагамбетов был одним из тех, кто от имени нефтяников «Озенмунайгаза» ходил на встречи с представителями министерства, местных властей.

- Вряд ли он стал инвалидом в результате падения или случайно полученного удара. Это было сделано властями. Грех лежит на тех, кто это сделал. У него остались дети, семья. Этот парень был таким энергичным, - говорит Дуйсенбай Жапанов.

Максат Досмагамбетов 26 мая 2011 года вместе с десятками нефтяников принял участие в акции голодовки, участники которой требовали повышения заработной платы, улучшения условий труда. По словам одного из активистов нефтяников Естая Карашаева, который работал с Досмагамбетовым, Максат начинал рядовым оператором и вырос до мастера. В тот год он вместе с Маратом Жусипбаевым, председателем профсоюзной организации управления по буровым работам, принял участие в профсоюзном собрании в Москве.

Марат Жусипбаев, председатель профсоюзной организации управления буровых работ, в больнице Актау в ожидании новостей о состоянии Максата Досмагамбетова. 28 сентября 2018 года.
Марат Жусипбаев, председатель профсоюзной организации управления буровых работ, в больнице Актау в ожидании новостей о состоянии Максата Досмагамбетова. 28 сентября 2018 года.

- Максат в суде сказал правду о пытках, однако никто не внял его словам. Сотрудники правоохранительных органов, имена которых он назвал, остались безнаказанными. Их никто не привлек к наказанию, это печально, - говорит Естай Карашаев.

Нурлыбек Нургалиев, получивший ранение в горло во время забастовки нефтяников в 2011 году, одной из причин, почему Максат Досмагамбетов подвергся пыткам, считает его участие в этих международных профсоюзных собраниях.

- Он был очень грамотным парнем. Он наизусть знал профсоюзные правила, статьи трудового кодекса, права человека, статьи Конституции. Его образованность и стала причиной его смерти, - сказал он.

Максата Досмагамбетова проводили в последний путь. 1 октября 2018 года:

Максата Досмагамбетова проводили в последний путь
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:09 0:00

ПЫТКИ В ТЮРЬМЕ И БОЛЕЗНЬ

Максата Досмагамбетова сотрудники КНБ забрали из дома 20 декабря 2011 года. О дальнейшем он рассказывал в интервью Азаттыку так:

«В управлении внутренних дел допрос проводил оперативный сотрудник по имени Нурлан. Это нельзя назвать расследованием, всё проходило формально. В отдельной комнате мне заталкивали иглы под ногти и в колено, били пистолетом и дубинкой, прокалывали уши степлером. Потом вызвали А.О. (имя и фамилия сотрудника во время интервью с Максатом Досмагамбетовым были названы полностью. – Азаттык), ему сказали: «Твой груз у нас». Он пришел с еще одним сотрудником, и они избивали меня в кабинете в течение часа. Поставили у стены и избивали как боксерскую грушу автоматом и дубинкой. Каждый раз, когда мне наносили удары, А.О. кричал: «Я же сказал вам, зачем выходите на забастовку, сказал же, чтобы ушли!» Я ему ответил: «Можешь бить, однако я не преступник. Бунт начали не мы, а ваши сотрудники». Потом я потерял сознание. В те дни во всех кабинетах на первом этаже в здании УВД Жанаозена избивали людей. Не знаешь, кто кого избивал. Раздавались крики и плач. Те, кто смог бежать, сбежали. Руководство в это время находилось на третьем этаже. Позднее, 26 декабря, нас привезли в СИЗО в Актау. В каждой комнате мы сидели по пять-шесть человек. До того как завести в изолятор, нас продержали в холодном гараже. Избиения продолжались и там, но там на нас еще натравили собак», - вспоминал он пережитое.

В ходе судебного заседания 2 мая 2012 года, когда были опрошены свидетели, Досмагамбетов заявил о пытках и перечислил имена тех, кто его пытал, и потребовал расследования. Несмотря на то, что с таким же заявлением выступили еще несколько нефтяников, 3 мая 2012 года прокуроры заявили, что «жалобы на применение пыток сотрудниками правоохранительных органов не нашли подтверждения», и требование о возбуждении уголовного дела было возвращено.

Максат Досмагамбетов был осуждён в 2012 году как один из организаторов забастовки нефтяников в Жанаозене и приговорен к шести годам тюрьмы. 5 февраля 2015 года он был освобожден условно-досрочно. Срок отбытия наказания нефтяника завершился 19 декабря 2017 года.

После выхода из тюрьмы активист Максат Досмагамбетов продолжал открыто высказывать свое мнение. В одном из интервью Азаттыку он сказал, что «в Жанаозене остались нерешенными основные вопросы, и до сих пор ничего не изменилось: ни качество питьевой воды, ни экологическая ситуация, ни качество медицинских услуг». Он считал, что «Жанаозенские события должны быть пересмотрены, стрелявшие - наказаны, и правительство должно дать особый статус пострадавшим».

Я никогда в жизни не болел, не лежал в больнице. Не было такого, чтобы без причины не выходил на работу. Считаю, что болезнь вызвана этими избиениями.

Ранее в интервью Азаттыку Максат Досмагамбетов говорил, что опухоль на лице дала о себе знать в 2012 году, через шесть месяцев после того, как он был доставлен в колонию в Уральске. Он говорил, что первого комплексного обследования добился лишь в 2014 году, после перевода в колонию-поселение. В апреле того же года в Алматы ему поставили диагноз «злокачественная опухоль». Позднее в период с 2014 по 2016 годы он перенес несколько операций в Казахстане и Южной Корее. За год до кончины в 2017 году он должен был отправиться на очередное обследование, однако из-за отсутствия средств поехать не смог.

«Я никогда в жизни не болел, не лежал в больнице. Не было такого, чтобы без причины не выходил на работу. Считаю, что болезнь вызвана этими избиениями. Мой адвокат Гульнар Жуаспаева подала жалобу о пытках. Однако суд за отсутствием доказательств прекратил это дело», - говорил он ранее Азаттыку.

Младший брат Максата Кайрат Досмагамбетов, которому сейчас 33 года, 16 декабря 2011 года проходил рядом с центральной площадью в городе Жанаозене и получил ранение в область таза, стал инвалидом.

«​СМЕРТЬ ДОСМАГАМБЕТОВА ДОЛЖНА СТАТЬ УРОКОМ»

Руководитель Атырауского областного филиала Казахстанского бюро по правам человека Асель Нургазиева, занимающаяся защитой прав жертв Жанаозенских событий, надеется, что истина о тюремных пытках, жертвой которых стал Максат Досмагамбетов, будет раскрыта.

Асель Нургазиева, руководитель Атырауского областного филиала Казахстанского бюро по правам человека.
Асель Нургазиева, руководитель Атырауского областного филиала Казахстанского бюро по правам человека.

- По официальным данным, [во время Жанаозенских событий] погибло 17 человек. Однако в это число не входят те, кто умер в последующие годы дома, в больнице. Максат был видным, известным, харизматичным лидером. Поэтому он в памяти народа. А сколько еще людей, о которых мало знают? - вопрошает она.

Правозащитник Тогжан Кизатова говорит, что Казахстана сообщения о пытках поступают со всех регионов. Настало время положить им конец, считает Кизатова.

- Если услышал о пытках, необходимо сразу же обращаться в ООН, минуя другие инстанции. Безусловно, пытки, о которых говорил Максат, и его смерть взаимосвязаны. К раку могли привести не только физические пытки, но и сама психологическая обстановка того времени. Смерть Досмагамбетова должна стать уроком, - говорит Кизатова.

Правозащитник Тогжан Кизатова.
Правозащитник Тогжан Кизатова.

16 декабря 2011 года в городе Жанаозене Мангистауской области полиция открыла огонь по бастовавшим на центральной площади в течение нескольких месяцев нефтяникам, выступавшим в защиту своих трудовых прав. Жители станции Шетпе оказали поддержку жанаозенцам и перекрыли железную дорогу с требованием прекратить огонь по бастующим.

По официальным данным, во время событий погибли 17 человек, более ста были ранены, в том числе люди, которые не имели никакого отношения к забастовке нефтяников.

За неправомерное применение оружия против забастовщиков во время демонстрации пять офицеров полиции были осуждены на срок от пяти до семи лет лишения свободы.

В связи с Жанаозенскими событиями по обвинению в «организации массовых беспорядков» к суду было привлечено 37 человек, 13 из них были приговорены к тюремному заключению от трех до семи лет. 21 человек был осужден условно, троих оправдали.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG