Доступность ссылок

Срочные новости

«Я тебя подожгу». Житель Западного Казахстана получил пожизненное за убийство жены и дочерей


Жадыра Жумалиева в марте 2020 года.

Суд в Западно-Казахстанской области приговорил Серика Кафизова к пожизненному сроку за поджог дома, в котором погибли его 30-летняя жена, восьмилетняя и шестилетняя дочки. Было также вынесено частное постановление в отношении сотрудников полиции — «за плохую профилактическую работу»: погибшая Жадыра Жумалиева обращалась к ним с заявлениями о побоях со стороны мужа. В результате он отсидел пять суток административного ареста за избиение. Уголовное дело тогда тоже завели — за «порчу чужого имущества» — после устроенного Кафизовым погрома. Следствие прекратили за примирением сторон.

30 июля судья специализированного межрайонного суда Западно-Казахстанской области Бакыт Ермаханов вынес приговор Серику Кафизову. Его приговорили к пожизненному сроку по обвинениям в убийстве с особой жестокостью жены и дочерей, шести и восьми лет, и умышленной порче чужого имущества. Кроме пожизненного заключения, Серик Кафизов обязан выплатить родителям погибшей Жадыры Жумалиевой 48 миллионов тенге — 45 миллионов морального вреда и три миллиона материального ущерба.

Сам Кафизов в суде говорил, что убивать «не хотел», а пожар в доме начался «нечаянно». Он якобы пытался запугать Жадыру — для этого и принес с собой бензин. Но «внезапно горящая спичка упала в бутыль» с зажигательной смесью.

Далее, заявлял обвиняемый, он успел покинуть горящий дом, получив небольшие ожоги, а спасти жену и девочек «не смог». Зато успел схватить со стола нож, которым, выбежав, якобы нанес себе ранения.

В эту версию семья погибшей не верит. Они считают, что Серик сначала убил жену и лишь потом поджег дом, чтобы «скрыть следы».

— Комната, в которой были тела Жадыры и Инабат, — они лежали рядом — та, в которой они спали. Там есть окно, хоть и небольшое. Если бы Жадыра в тот момент была жива, она, пусть не сама, но девочек спасти смогла бы, — уверена тетя погибшей Жания Сулейменова.

«РАДИ ДЕТЕЙ СКАЗАЛИ ЕЙ: "ПОЖИВИТЕ"»

Жадыра и Серик были родом из одного поселка — Актау в Таскалинском районе Западно-Казахстанской области.

— Они росли вместе, подросли и влюбились. Решили пожениться. Мы не стали противиться, сыграли свадьбу, — рассказывает Акболат Жумалиев, отец Жадыры.

Жадыра Жумалиева (справа) с сестрой Лунарой на новогоднем утреннике в школе в декабре 2019 года.
Жадыра Жумалиева (справа) с сестрой Лунарой на новогоднем утреннике в школе в декабре 2019 года.

Жадыра вышла замуж в 2010 году. Через два года родился первенец — дочь Инабат. На следующий год на свет появилась Айша.

— Первые пять лет всё было спокойно, никаких жалоб от Жадыры не было. Но четыре года назад она обратилась ко мне за помощью — пожаловалась на него и пришла жить ко мне. Прожила месяц или больше, но потом он пришел, попросил прощения, обещал, что больше такого не повториться. Она вернулась, — говорит тетя погибшей Жания Сулейменова.

Она признаётся, что в обществе, где сильны традиции, не приветствуют, когда женщина уходит от мужа к родным.

— У нас когда девушка возвращается домой — это некрасиво, нехорошо. У них было уже дети. Поэтому ради них мы сказали ей: «Поживите», — говорит Жания.

«ВЫТАЩИЛ ЕЕ ИЗ ДОМА ЗА ВОЛОСЫ И НАЧАЛ БИТЬ»

Жадыра вернулась. После этого жалоб на мужа от племянницы, которую она называет «очень сильной девочкой», тетя не слышала.

— 25 января мы были в гостях у ее родителей. Я увидела на виске у Жадыры синячок. Спросила, не Серик ли это снова стал распускать руки. Но она сказала, что это корова ее во время дойки рогом задела, — рассказывает Жания Сулейменова.

Тётя Жадыры Жания Сулейменова после оглашения приговора Серику Кафизову. Уральск, 30 июля 2020 года.
Тётя Жадыры Жания Сулейменова после оглашения приговора Серику Кафизову. Уральск, 30 июля 2020 года.

В феврале, после большого семейного мероприятия, Серик снова избил Жадыру — в доме ее родителей. На этот раз издевательства длились около двух часов. Отец был на работе, мать не смогла отбить дочь. Остановить его смогли только полицейские.

— Он ворвался в дом родителей Жадыры, где она пряталась от него — думала, там он ее не тронет. Но он был пьян, после мероприятия. Выбил две двери, вытащил ее за волосы из дома и начал бить. Потом посадил в свою машину, там продолжил издевательства, бил электрошокером. Часа два это продолжалось. Когда полиция приехала, она смогла убежать от него, — рассказывает Сулейменова.

После той ночи в полиции завели уголовное дело — по статье «Порча чужого имущества». Побои, которые Жадыра зафиксировала, стали поводом для административного производства. Серика арестовали на пять суток.

— Когда отец Жадыры вернулся с вахты, он простил зятя за сломанные в доме двери, и уголовное дело было закрыто за примирением сторон, — говорит Сулейменова.

После этого случая Жадыра подала на развод. Сама она с дочками начала жить отдельно от мужа. В начале апреля, говорит Жания Сулейменова, Кафизов пришел мириться и просить жену вернуться.

— Попросил прощения у ее родителей, у своих родителей, у Жадыры. Но она ему сказала, что жить с ним больше не будет. С дочками разрешила общаться, обещала поддерживать отношения с родственниками. Тогда Серик публично, при матери, сказал Жадыре: «Я тебя подожгу», — рассказывает Сулейменова.

Через несколько дней, в ночь с 8 на 9 апреля, Серик Кафизов пришел в дом, где жила с дочерьми Жадыра. Как сказано в материалах дела, он был пьян. С собой он принес пятилитровую бутылку бензина...

НАКАЗАНИЕ, ПРОПОРЦИОНАЛЬНОЕ ДЕЯНИЮ

«Устойчиво сохраняющейся» называет проблему домашнего насилия в Казахстане Виктория Ким, младший исследователь международной правозащитной организации Human Rights Watch по Центральной Азии. Она была одним из авторов доклада «Казахстан: недостаточная помощь для переживших домашнее насилие», который в октябре прошлого года опубликовала HRW.

«Власти Казахстана в недостаточной мере предупреждают домашнее насилие и не привлекают его причинителей к ответственности. В полиции, как правило, женщин не информируют об имеющихся специальных социальных услугах и механизмах защиты, в том числе о праве на получение места в убежище и на получение защитного предписания. HRW задокументировано, что полиция часто побуждает женщин отказываться от своих заявлений и идти на примирение с агрессором», — говорится в докладе.

Виктория Ким настаивает, что домашнее насилие — это тяжкое преступление и наказание за него должно быть уголовным и пропорциональным тяжести деяния.

«Жестокие мужья или партнеры усвоили, что чаще всего им грозит всего лишь административное наказание, и могут годами совершать акты домашнего насилия. Перспектива уголовного преследования, включая судимость, послужила бы для агрессоров сильным сдерживающим фактором», — считает Ким.

С тем, что наказывать домашних агрессоров, особенно совершивших эти деяния неоднократно, необходимо крайне жестко, согласна Дина Смаилова, основательница фонда «НеМолчиKZ», который занимается проблемами бытового и сексуального насилия в Казахстане. Только так, полагает она, можно пресечь это явление в обществе.

— Если это систематические побои, то человек должен нести наказание вдвое больше, чем тот, кто на улице избил один раз другого человека. [Cистематическое избиение] должно быть отягчающим обстоятельством. Это, естественно, должно быть не административным, а уголовным наказанием. Очень высокий процент женщин, которые погибают, умирают от рук агрессора, который бьет их не впервые. То есть это происходит в первую очередь из-за того, что агрессор был не наказан совершенно либо был наказан недостаточно, — уверена Дина Смаилова.

ОСТАЛАСЬ ТОЛЬКО АУДИОЗАПИСЬ

Специалисты не нашли психических отклонений у Кафизова. Суд вынес отдельное частное постановление в адрес полицейских, к которым неоднократно обращалась с жалобами на побои мужа Жадыра, — за «плохую профилактическую работу».

Судебно-медицинская экспертиза не смогла установить точную причину смерти Жадыры и ее дочек: тела сильно обгорели.

Родные Кафизова на судебных заседаниях не присутствовали и отказались оплачивать ему адвоката. Обвиняемого представлял государственный защитник Анара Таужанова. По ее словам, подача апелляции ее подопечным — «вопрос открытый».

Акболат Жумалиев, отец Жадыры.
Акболат Жумалиев, отец Жадыры.

Отец Жадыры Акболат Жумалиев показывает чат в мессенджере, где есть одно аудиосообщение — поздравление с днем рождения. Эту запись, на которой дочь сдержанно и почтительно желает отцу здоровья, Акболат переслушивает. Есть в его телефоне и несколько семейных фотографий, с которых смотрят смеющиеся Жадыра и ее дочки.

Акболат говорит, что согласен с приговором, — именно о таком наказании он просил судью. Тот также полностью удовлетворил возмещение морального и материального ущерба.

— Мы хоть и заявили возмещение ущерба, но для нас деньги совсем не важны. Никакие деньги не вернут девочек, — говорит Жания Сулейменова.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG