Доступность ссылок

Срочные новости

«Знали о болезни, но не освободили». В колонии скончался онкобольной


Тюрьма в Казахстане. Иллюстративное фото.

На прошлой неделе в тюрьме Семея скончался больной раком заключенный Виктор Лузянин. Ранее суд не удовлетворил ходатайство о его досрочном освобождении.

«ЗОЛОТОЙ, ЗОЛОТЕНЬКИЙ, Я К ТЕБЕ НЕ ВЕРНУСЬ НИКОГДА»

17 декабря жительница Усть-Каменогорска Тамара Гугина проводила в последний путь своего мужа Виктора. «Похоронила на кладбище на городской окраине рядом с родителями», — говорит Тамара, не в силах сдержать слезы.

Виктор Лузянин.
Виктор Лузянин.

— Скончался вечером 14 декабря. Столько было звонков. Позвонили замначальника, главврач. 16 декабря привезли его с сыном, 17 декабря похоронили. Судья разве не видела, что он уже никакой? Он же держался, думал, что выйдет. Когда не освободили, всё, он сразу сознание потерял и не приходил в себя. Он только сказал (он меня так всегда зовет): «Золотой, золотенький, я к тебе не вернусь никогда» — и всё. После этого я его голос не слышала, — рассказывает Тамара Гугина.

63-летний Виктор Лузянин в апреле 2017 года был приговорен к 11 годам тюремного заключения по обвинению в хранении наркотиков. Вдова заключенного не верит в его виновность. В 2015 году у Лузянина диагностировали злокачественную опухоль и сделали операцию. По словам жены, несмотря на операцию, мужу становилось всё хуже.

— Он отбывал наказание в учреждении ОВ-156/2 в Усть-Каменогорске. Четыре месяца назад его состояние ухудшилось, и мы добились его перевода в колонию ОВ-156/15 (учреждение еще называют санитарным городком. — Ред.) в Семее. У него была инвалидность второй группы, четвертая клиническая степень онкологии. Последняя стадия. Судья прекрасно видела, что он не ходит уже давно, не может произнести больше двух слов, тяжело ему было. Но всё равно она его не отпустила, — говорит Тамара Гугина.

У Виктора остались жена, четверо детей и внук. Тамара говорит, что у нее нет ни здоровья, ни денег, чтобы судиться с теми, кто не освободил ее мужа, зная о его состоянии. «Бог им судья», — говорит женщина.

«ОН БЫЛ БОЛЕН ПРИ ПОСТУПЛЕНИИ В ТЮРЬМУ»

Согласно статье 75 уголовного кодекса, лицо, страдающее болезнью, может быть освобождено судом от отбывания наказания В уголовно-процессуальном кодексе говорится, что осуждённый, его представитель или тюремная администрация должны сообщить суду о болезни заключенного и подать заявление о его освобождении.

Правозащитник Елена Семенова, занимающаяся защитой прав заключенных, считает, что «администрация колонии, у которой есть соответствующие права и полномочия, затянула время».

Правозащитник Елена Семенова.
Правозащитник Елена Семенова.

— Он был болен уже при поступлении в учреждение ОВ-156/2. Было известно, что в 2015 году ему сделали операцию, что у него была злокачественная опухоль. То есть он должен был находиться под наблюдением, получать периодическое обследование. Понятно, что всего этого не было. Ему уже было плохо в 2017-м, в 2018 годах. Возникает вопрос, почему колония не направила его в сангородок?

Почему медики не направили его на активировку уже тогда? Он тогда уже был невозвратный. Получается, они его продержали до последнего момента, они рассчитывали, что он успеет суд пройти. Ведь если бы они подали заявление хотя бы два месяца назад, он бы дома умер, по-человечески, — говорит правозащитник.

Репортер Азаттыка обратилась за комментариями к руководству санитарного учреждения и главному врачу тюремной больницы. В санитарном учреждении на наши звонки не ответили. Главный врач больницы Ерлан Ибраев сообщил, что «находится в командировке». На наш вопрос, почему они поздно обратились с заявлением в суд, он ответил кратко: «Так получилось, пока Виктор Лузянин проходил медицинское обследование».

Сотрудник департамента уголовно-исполнительной системы по Восточно-Казахстанской области на условиях анонимности сообщил Азаттыку, что Виктор Лузянин находился под постоянным медицинским наблюдением.

— В 2017 году он был в республиканской соматической больнице в Семее. Врачи наблюдали за ним. Позднее он вернулся в учреждение ОВ-156/2 и принимал гормонотерапию в онкодиспансере в Усть-Каменогорске. Позднее его состояние ухудшилось, он сдал кровь на анализы. Результаты анализов были плохими, мы вызвали конвой и направили его в соматическую больницу в Семее. В последний раз в колонию ОВ-156/15 в Семее, то есть в санитарный городок, он был доставлен 13 ноября. Мы провели полное медицинское обследование и 28 ноября подали заявление в суд. Суд рассмотрел заявление 11 декабря, но не удовлетворил его, — говорит сотрудник.

Родственники Виктора Лузянина не знают, почему суд вынес такое решение. Они еще не ознакомились с постановлением суда. Секретарь судьи Торгын Кудайбергеновой сообщила, что копии постановления выдаются только участникам заседания, в том числе администрации колонии. В администрации колонии жене Лузянина «ничего не сообщили о постановлении».

Ранее в колонии ОВ-156/15 в Семее скончался еще один заключенный — Руслан Шахгиреев. Как и Виктор Лузянин, он болел долгое время, и суд вынес постановление о его освобождении. Однако Руслан Шахгиреев скончался в тюрьме, не дождавшись вступления в силу постановления суда. Жена заключенного на протяжении семи месяцев пытается привлечь к ответственности виновных в смерти ее мужа.

— За это время двух сотрудников к дисциплинарной ответственности привлекла. Привлекла за то, что они несвоевременно известили меня о болезни и потом о смерти супруга. Сейчас я хочу по уголовному делу привлечь тех, кто доводил его до суицида, и по его смерти. Они сейчас на стадии следствия. Не знаю пока, чем дело закончится, но я буду бороться. Он совершил преступление, он был наказан. Супруг в свое время требовал соблюдения своих прав и, когда заболел, требовал, чтобы его лечили. Его не лечили, он пытался покончить жизнь самоубийством, — говорит жена Руслана Шахгиреева Милана Шахгиреева (по паспорту Наталья Шахгиреева).

По мнению бывшего руководителя закрытой решением суда оппозиционной партии «Алға» Владимира Козлова (в свое время он был приговорен судом к семи с половиной годам тюрьмы по обвинению в «разжигании розни» после Жанаозенских событий и отбыл наказание), в уголовно-исполнительном кодексе, который является основным документом, регламентирующим условия содержания осуждённых, есть не одна, а несколько глав, предписывающих администрации обеспечивать необходимое медико-санитарное обслуживание осуждённых, но это не исполняется.

Гражданский активист Владимир Козлов в ожидании оглашения приговора в отношении бизнесмена Искандера Еримбетова. Алматы, 22 октября 2018 года.
Гражданский активист Владимир Козлов в ожидании оглашения приговора в отношении бизнесмена Искандера Еримбетова. Алматы, 22 октября 2018 года.

— Если говорить об этой конкретной ситуации с Виктором Лузяниным, то здесь налицо злоумышленное бездушие со стороны администрации учреждения, медиков учреждения и судьи. К сожалению, подобное развитие ситуации очень характерно для нашего КУИС. Это мир бесправия осуждённых, мир вседозволенности и безнаказанности людей в погонах. Чтобы получить качественную медицинскую помощь, не будучи бывшим чиновником либо человеком с неограниченными средствами, нужно пройти круги ада — и всё равно не получить ее.

Более того, твоя настойчивость в требованиях признания и исполнения твоих прав на здоровье станет причиной ярости администрации, и ты очень скоро получишь взыскание, потом еще одно, потом еще. Станешь злостным нарушителем, тебя полностью изолируют и лишат возможности защищать это свое право — в назидание другим. Самый публичный пример — как убивают, вот уже в течение десяти лет, Мухтара Джакишева (бывший глава компании «Казатомпром», в 2009 году был приговорен к 14 годам тюрьмы по обвинению в «коррупции». — Ред.).

Ему невозможно помочь в условиях лагерной системы, но при этом суды судорожно ищут причины, чтобы отказать ему в условно-досрочном освобождении, — говорит он.

7 ноября в Женеве в правозащитном органе ООН заслушали отчет официальных представителей Казахстана о том, как соблюдались права человека в стране. Страны Запада призвали Нур-Султан соблюдать права заключенных.

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG