Доступность ссылок

Срочные новости

Действия активистов в регионах и разная реакция властей


Участники акции протеста в Алматы в День единства народа Казахстана. 1 мая 2019 года. Иллюстративное фото.

Две области — Северо-Казахстанская и Восточно-Казахстанская — два опыта. Если в Петропавловске пытаются получить разрешение на митинг, то в Усть-Каменогорске проблемы пытаются решать сбором подписей. Азаттык поговорил с активистами из пяти городов Казахстана, чтобы понять, как право на мирные собрания реализуется в регионах.

ГОРОД БЕЗ МИТИНГОВ

Казахстанское бюро по правам человека и соблюдению законности в мониторинге реализации права на мирные собрания указало, что в 2018 году 49,9 процента всех мирных собраний прошло в двух городах Казахстана — Алматы и Нур-Султане. Регионы от столичных городов в реализации права на свободу мирных собраний заметно отстают. Так, по данным бюро, в 2018 году только в Алматы на мирных собраниях побывало больше человек, чем во всех регионах, вместе взятых (включая Шымкент).

Сотрудники бюро делают в своем отчете вывод, что «традиция» мирных собраний неизменно сохраняется в одних и тех же городах, например, в Алматы, Нур-Султане, Уральске, Актобе, при этом в других городах (Петропавловск, Кызылорда, Костанай) мирных митингов не происходит вовсе. «Еще в нескольких городах редкие протестные акции случаются от случая к случаю, в зависимости от актуальности проблемы», — говорится в отчете.

Вместе с тем это не значит, что в регионах ничего не происходит. Так, в Усть-Каменогорске общественное мнение пытаются выражать с помощью сбора подписей. Местный активист Роман Честных начал заниматься этим три года назад.

Роман Честных, активист из Усть-Каменогорска.
Роман Честных, активист из Усть-Каменогорска.

— К открытым проявлениям можно отнести сбор подписей. В конце 2016 года у нас возник транспортный коллапс, аварии были повсюду, человека намотало между трамваем и столбом, он чуть не погиб. Но этом фоне мы и выходили. По факту получилось похоже на митинг, потому что собирались одновременно десятки людей, чтобы подписать петицию. Для акимата и полиции это было сродни митингу, и они кружили вокруг нас. Такое бывает, а вот именно митингов — нет, — говорит Роман Честных. — Люди опасаются, да и всюду пропаганда того, что митинги – это плохо.

Однако, по словам активиста, даже со сбором подписей в последнее время ситуация несколько ухудшилась.

— Последний сбор подписей я организовывал в январе по поводу ситуации с неудобным надземным переходом — люди жаловались. Подписи собирал по стандартной схеме: говорил, что можно самим ее распечатать и собирать, организовал сбор подписей на месте. Добровольцы собирали подписи на своем рабочем месте — в салоне красоты, в магазине, зоомагазине. Так мы делали много лет, но в этот раз в этот раз сразу пришли сотрудники различных органов. Там, где возможно, полицейские приходили с СЭС и говорили о том, что надо бы проверку провести. И спрашивали между делом про подписи. Вроде бы нет прямого давления, но в итоге люди начали опасаться — по разным причинам, — и мы договорились, что будем собирать просто на улице, хоть и был мороз. Позже депутат областного маслихата Чернышов подтвердил, что такой прецедент был, — рассказывает активист.

В Усть-Каменогорске петиции довольно популярны. В 2018 году, например, городские активисты в петиции требовали расследования ДТП с участием замакима Риддера, а в 2016-м — перевода времени на час вперед.

— Других механизмов у нас нет, общественные советы не работают. В основном люди выражают мнение в социальных сетях, — отмечает Роман Честных.

«ВСЁ ЗАВИСИТ ОТ ПОЗИЦИИ АКИМАТА И ПРИКАЗА СВЕРХУ»

В соседнем Семее митинги более популярны. Возможно, именно поэтому здесь, а не в более спокойном Усть-Каменогорске 11 октября прошла региональная консультация Офиса ООН по правам человека.

Судья административного суда города Семей Гибрат Валиев (слева), прокурор Семея Саид Аймухан (в центре) и активист Фарит Ишмухаметов на региональной консультации Офиса ООН по правам человека. Семей, 11 октября 2019 года.
Судья административного суда города Семей Гибрат Валиев (слева), прокурор Семея Саид Аймухан (в центре) и активист Фарит Ишмухаметов на региональной консультации Офиса ООН по правам человека. Семей, 11 октября 2019 года.

На ней прокурор города Семея Саид Аймухан уверил представителей гражданского сообщества в готовности власти поддержать их.

— Наши двери всегда открыты для общества, мы готовы оказывать всяческую помощь и поддержку, — сказал Саид Аймухан. — На сегодняшний день Казахстан признаёт, что свобода выражения мнения — это демократический институт политической активности граждан, подлежащий постоянному развитию. Законодательство Казахстана гарантирует реализацию этого естественного, неотчуждаемого права человека.

С ним не согласился семейский активист Фарит Ишмухаметов, которого арестовывали за участие в земельных митингах 2016 года, а также в мае 2018-го, когда он участвовал в акции, требуя освободить политзаключенных.

Даже за малейшее проявление инакомыслия у нас привлекают к административной, уголовной ответственности.


— То, что у нас говорят представители власти о том, что в нашем городе соблюдается право на свободу выражения своего мнения, — это просто слова, — считает Ишмухаметов. — На самом деле даже за малейшее проявление инакомыслия у нас привлекают к административной, уголовной ответственности. Это я на своей шкуре испытал, и мне рассказывать сказки не надо. Какая была опасность от земельного митинга? Угрожало ли это государству? Угрожало ли это жизни наших граждан? Мы встали на защиту населения, а власть, наоборот, увидела в этом угрозу существованию нашего государства.

Стоит отметить, что в 2016 году в Казахстане задержали рекордное за предыдущие несколько лет число людей. Один из первых митингов прошел в Семее: 27 апреля 2016 года десятки людей собрались в местном парке, чтобы участвовать в митинге по земельному вопросу.

Земельный вопрос в 2016 году:

Земельный вопрос в 2016 году
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:04 0:00

По словам Роллана Машпиева, активиста и члена Общенациональной социал-демократической партии Казахстана (ОСДП), позиционирующей себя оппозиционной силой, акимат Семея хоть и уступая, но всё же идет на хитрости.

Роллан Машпиев (в центре), получивший арест на 15 суток «в связи с земельными митингами».
Роллан Машпиев (в центре), получивший арест на 15 суток «в связи с земельными митингами».

— В 2017 году мы, ссылаясь на закон о мирных собраниях, подавали заявки от ОСДП по всему Казахстану на митинг против повышения цен. Тогда мы в Семее подавали заявление, чтобы провести митинг на центральной площади, — говорит Роллан Машпиев. — Нам предложили альтернативное место — остров Полковничий. Мы согласились. Но хоть разрешение нам дали, в тот же момент мост [на остров], который много лет не ремонтировали, начали ремонтировать. Краном перекрыли всю дорогу, поставили полицейских на перекрестке, чтобы никто не заезжал. Люди, которые не могут пешком ходить, не смогли туда попасть. Также по всему городу проводились ярмарки. Мне кажется, что так много ярмарок у нас никогда не было. Мы предположили, что завлекают людей, чтобы на митинг не пошли. В итоге нас собралось около десяти человек. Митинг мы провели. Мирно. А вот 21 сентября этого года пошли задержания, хотя до этого были прецеденты, когда народ мирно приходил, мирно расходился. Люди просто сидели на площади, общались, а их начали уводить в полицию.

ОТКАЗЫ В МИТИНГАХ И РЕАКЦИЯ ПОЛИЦИИ

Если акимат Семея не отказал активистам ОСДП, а предложил другое место для проведения митинга, то в Талдыкоргане и Петропавловске на аналогичные заявления акиматы ответили отказом. Руководитель филиала ОСДП Алматинской области Куат Кунболатов рассказал Азаттыку, как активисты пытались провести санкционированный митинг в Талдыкоргане.

— Мы подали заявку на проведение митинга, при этом выбрали местом проведения довольно людный Арбат. Мы знали, что есть определенные места для проведения митингов, утвержденные маслихатом, их у нас в городе три, и все находятся в захолустьях. Там люди вообще не появляются, — говорит Куат Кунболатов. — Талдыкорган — маленький город, и основная масса населения ходит в основном в квадрате четырех кварталов. Но из-за места нам благополучно отказали, не предложив альтернативного.

Рустам Жантасов, член коалиции «Новое поколение правозащитников».
Рустам Жантасов, член коалиции «Новое поколение правозащитников».

В Петропавловске, административном центре Северо-Казахстанской области, в рамках подготовки доклада по мирным собраниям правозащитник Рустам Жантасов подал 27 разных заявлений на проведение митингов.

— Они все были разные — политические и социальные — против переноса китайских заводов в Казахстан, против сноса торговых точек по городу, за права студентов. Много было заявок, но ни один митинг не разрешили. Одной из причин было то, что я не указал ответственных лиц, которые будут отвечать за безопасность, хотя по международным стандартам за безопасность отвечает полиция, а не участники. И указывал не предусмотренные для митингов места. Места, которые назначены для собраний в Петропавловске, — это не те места, возле которых есть госорганы. Одно —рядом с ЦОНом, но ты что, к ЦОНу будешь обращаться?

По-разному реагируют на одни и те же события не только акиматы городов, но и полиция. По словам сотрудника полицейской службы Семея Бауржана Садакбаева, до полицейских всех подразделений регулярно «доводятся алгоритмы действий, как нужно беседовать с людьми при задержании»,

— Права и обязанности сотрудник обязан довести до гражданина, которого он задерживает, представиться и разъяснить суть правонарушения, которое совершил человек, — говорит Бауржан Садакбаев в присутствии представителей Офиса ООН по правам человека.

Аслан Сагутдинов, гражданский активист и видеоблогер, во время акции с белым плакатом. Уральск, 6 мая 2019 года.
Аслан Сагутдинов, гражданский активист и видеоблогер, во время акции с белым плакатом. Уральск, 6 мая 2019 года.

А вот по словам активиста из Уральска Аслана Сагутдинова, на его действия местные полицейские отреагировали иначе. В мае этого года Аслан вышел на центральную площадь своего города с пустым плакатом и был за это задержан полицией. По словам Сагутдинова, ему не были зачитаны его права ни при задержании, ни после. Активист вспоминает, что полицейские не знали, что с ним делать.

— Они (полицейские. —​ Ред.) спорили у меня на глазах, и это было смешно. Свелось всё к тому, что меня отпустили. Но я это понял только тогда, когда мы вышли на улицу. Честно, я думал, что меня в суд сразу повезут, штраф, 15 суток или хуже. Я был готов. Но меня выводят и отпускают. Я радостный уезжаю, — говорит активист. — Еще был момент, когда полицейский сказал, чтобы я написал на плакате что-нибудь.

МИТИНГИ КАК УГРОЗА ДЛЯ ГОСУДАРСТВА?

Политолог Димаш Альжанов, с которым побеседовал Азаттык, считает, что на уровень протестного настроения в том или ином регионе влияет множество факторов. Среди них — экономический.

— Дело в социальной структуре. Во-первых, на западе [Казахстана] много рабочих, занятых в нефтяном секторе. Вы знаете проблему неравной оплаты труда, вы также знаете, насколько регионы различаются по депрессивности. Этому способствует плохая инфраструктура. Хотя на Западе, если сравнивать с другими регионами, средняя зарплата выше, в целом распределение финансовых ресурсов среди населения неравномерное. Поэтому если есть компании и часть общества, которые зарабатывают хорошо, то остальная часть населения не получает достаточных ресурсов за выполняемую работу. Отсюда и протестные настроения на западе [Казахстана], — говорит политолог.

Политолог Димаш Альжанов. Алматы, 4 октября 2019 года.
Политолог Димаш Альжанов. Алматы, 4 октября 2019 года.

Что касается политической активности в Алматы, то, по мнению Альжанова, население в этом городе более мобильно и политизированно, особенно молодежь, которая является частью информационного пространства. «Общество стремится участвовать в процессе, а разные политические игроки и акторы могут его мобилизовать. И отсюда такой результат», — говорит он.

Политолог считает, что мирных собраний в регионах станет больше, когда государство пересмотрит свою политическую направленность.

— Когда риск высок при выходе на митинге и другие мирные собрания, тогда общество менее склонно организовываться в группы и вести диалог через протест. Ведь есть риск сразу быть арестованным как минимум на 15 суток, — продолжает Димаш Альжанов. — Поэтому изменения государственной политики являются ключевым фактором, чтобы люди наконец-то могли открыто доносить свое мнение через мирные митинги. Проблема в том, что государство рассматривает это как угрозу своей власти, хотя во всем нормальном мире это постоянный перманентный диалог общества и правительства. И, естественно, правительство, которое может прийти через выборы, может и уйти через выборы. И если государство предоставляет через институты достаточно понятные правила игры для всех, тогда такого страха у государства нет, и оно не применяет репрессивный аппарат для того, чтобы подавлять волю и мнение людей.

В последнее время в Казахстане проводятся пикеты и митинги — люди требуют свободу мирных собраний и освобождения политзаключенных, выступают против строительства в стране совместных с Китаем предприятий.

Самыми массовыми были акции протеста в июне 2019 года, во время и после президентских выборов. Тогда Казахстане, по данным министерства внутренних дел, было задержано около четырех тысяч человек. Офис ООН по правам человека выразил обеспокоенность «беспрецедентным масштабом задержаний и осуждений за мирное и законное выражение политических мнений и несогласия» и призвал власти Казахстана соблюдать «свободу мирных собраний, выражения мнения и права на участие в управлении государством».

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, вступивший в должность 20 марта, неоднократно говорил о необходимости пересмотреть закон о мирных митингах. Во время своего первого с момента вступления в должность​ «послания» Токаев заявил, что местным органам власти следует разрешать мирные акции. Он неоднократно говорил, что законодательство о митингах нуждается в пересмотре, однако к настоящему времени какой-либо проект поправок, смягчающих действующий закон, который обязывает граждан обращаться в местные исполнительные органы за разрешением на мирные собрания, в парламент не поступил.

  • 16x9 Image

    Хадиша АКАЕВА

    Хадиша Акаева - репортер Азаттыка по Восточно-Казахстанской области. Выпускница университета имени Шакарима, специальность - журналистика. Периодически публикуется в казахстанских и центральноазиатских СМИ. Практиковалась в изданиях Армении и Грузии, специализирующихся на журналистских расследованиях.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG