Доступность ссылок

Срочные новости

Онлайн-митинги в условиях карантина. Активисты — о буднях при режиме ЧП


Женщина в защитной маске у ограждения вокруг здания, где введен внутренний карантин из-за выявления очага коронавирусной инфекции COVID-19. Алматы, 24 марта 2020 года.

После введения режима чрезвычайного положения в Казахстане в связи с распространением коронавируса некоторые активисты, выходившие ранее на мирные антиправительственные митинги и одиночные пикеты, перешли на новую форму протестов — онлайн-митинги. Другие говорят, что карантин «связал их по рукам».

ИЗ ОФЛАЙНА — В ОНЛАЙН

Активисты незарегистрированного движения «Көше партиясы» («Уличная партия»), проводившие одиночные пикеты с требованием смены власти и изменения Конституции, говорят, что после введения чрезвычайного положения они «перешли из режима офлайн в онлайн». Асхат Жексебаев, который выходил на одиночные пикеты в общей сложности 36 дней и за это шесть раз подвергался арестам, говорит, что активисты будут продолжать выдвигать требования властям, используя другие способы.

Асхат Жексебаев проводит одиночный пикет у здания акимата Алматы. 14 февраля 2020 года.
Асхат Жексебаев проводит одиночный пикет у здания акимата Алматы. 14 февраля 2020 года.


— Мы работаем так же, но дистанционно. Снимаем видео, флешмобы, челленджи. Требования наши не изменились. Единственное, что не можем выходить на одиночные пикеты. Если прежде нас привлекали к ответственности в соответствии со статьей 488 кодекса об административных правонарушениях («Нарушение законодательства Республики Казахстан о порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий пикетов и демонстраций». — ​Ред.), то теперь активных участников движения «Көше партиясы» обвиняют в участии в деятельности незарегистрированной организации в соответствии с пунктом 10 статьи 489 кодекса. Мы ничего противозаконного не совершаем, не призываем к насильственной смене власти. Мы конкретно говорим, что нас не устраивает политика Назарбаева, нас не устраивает политика Токаева. Мы рады тому, что после наших требований освободили Мухтара Джакишева (бывшего главу «Казатомпрома», приговоренного к 14 годам лишения свободы по делу о коррупции, вышедшего 19 марта условно-досрочно. — Ред.). Основное наше требование — освобождение всех других политзаключенных, и мы будем продолжать это требовать, — говорит Асхат Жексебаев.

«Партия Көше». Что это за организация?

«Партия Көше». Что это за организация?
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:51 0:00

Активистка из Семея Алия Исенова, подхватившая челлендж «Көше партиясы», сообщает, что ее назвали виновной в участии в деятельности незарегистрированной организации и выписали штраф.

— Мне сказали, что челлендж в социальных сетях с размещением видео с требованием смены власти является незаконным. Меня оштрафовали на 50 месячных расчетных показателей (132 тысячи тенге, или около 300 долларов. — Ред.). До этого меня обвинили по той же статье, 489 [кодекса об административных правонарушениях], за выход на одиночный пикет в поддержку «Көше партиясы», я тогда заплатила штраф в размере 50 МРП, а этот штраф платить не буду, — говорит активистка.

По словам Исеновой, штрафы в размере 50 МРП по тому же обвинению в участии в деятельности незарегистрированных общественных объединений выписаны и другим активистам из Семея — Райгуль Садырбаевой, Анар Калиевой, Куату Уаливу и Канату Никамбаеву.

Активист из Алматы Альнур Ильяшев, который выходил на протесты, выдвигая политические требования к властям, отмечает усиление онлайн-активности с переходом страны в режим ЧП.

— Карантин сильно не повлиял на нашу активность. Конечно, митингов не будет, но активисты проводят онлайн-митинги, подписывают петиции. Упор будем делать на соцсети. Видеообращения делаем. Думаю, у людей, которые сидят дома, произойдет переосмысление. Эта временная пауза заставит задуматься многих людей. Тем более те заявления, неуклюжие шаги со стороны власти, обращение [экс-президента] Назарбаева о создании фонда для спасения Казахстана, кажется, не сохранят оптимизм у тех, кто выдавал желаемое за действительное, превозносил роль елбасы («Лидера нации» — титула, закрепленного за бывшим президентом Нурсултаном Назарбаевым. — Ред.). Все события, происходящие в стране с прошлого года, показывают, что у нас неэффективный госаппарат, он погряз в коррупции, — считает он.

Активист Альнур Ильяшев (на переднем плане) готовится к митингу за свободу мирных собраний. Алматы, 30 июня 2019 года.
Активист Альнур Ильяшев (на переднем плане) готовится к митингу за свободу мирных собраний. Алматы, 30 июня 2019 года.

«КАРАНТИН СВЯЗАЛ ПО РУКАМ»

Активистка из Алматы Ирина Исабекова, поднимающая проблемы многодетных матерей, говорит, что режим чрезвычайного положения нарушил все их планы.

— Мы готовили материал по расходованию денежных средств в размере 10 миллиардов тенге, выделенных департаменту благосостояния [города Алматы], в том числе пяти миллиардов тенге на программу «Бақытты отбасы». В связи с этим была создана большая рабочая группа, акимат обещал нам дать мониторинговую группу и отчет по «Бақытты отбасы». Мы также собирались идти в прокуратуру и суд по программе «уплотняющей застройки», но карантин связал нас по рукам и ногам. Теперь акиматы к себе не запускают, все работают в онлайн-режиме. Просят, чтобы мы отправляли им свои предложения для рассмотрения. Но понятно, что, пока к ним не пойдешь, они не будут работать и принимать наши предложения. Помимо этого, есть нашумевший закон о митингах и кодекс о здоровье. Поэтому я требую, чтобы все важные для общества документы, планы, законы не принимались до окончания режима ЧП, чтобы общественность тоже имела возможность среагировать и выразить свое мнение, — говорит Ирина Исабекова.

Лидер инициативной группы по созданию Демократической партии Казахстана активист Жанболат Мамай утверждает, что «они со своими сторонниками взяли небольшой перерыв».

— В условиях карантина мы приостанавливаем частные встречи, мы не хотим ставить под угрозу жизни людей. Наша последняя встреча была 15 марта. Но мы постоянно поддерживаем связь через социальные сети и по телефону. Еще до карантина мы узнали, что наши сторонники в Жанаозене были вызваны в КНБ, их обвиняют в «разжигании розни». Власти освободили Мухтара Джакишева и тем самым хотели подавить протестные настроения активистов в стране. Однако система не изменилась, власти не прекращают преследование активистов за политические взгляды. Очевидно, что протесты продолжатся, — полагает Жанболат Мамай.

Активист Жанболат Мамай (в центре), один из инициаторов создания Демократической партии.
Активист Жанболат Мамай (в центре), один из инициаторов создания Демократической партии.


Руководитель общественной организации Liberty Галым Агелеуов говорит, что в условиях чрезвычайного положения «самое лучшее, что могут сделать власти, — это обратиться к помощи активистов».

— Будет хорошо, если власти, исполнительная власть в первую очередь, и медицинские службы обратятся к гражданским активистам за поддержкой. Можно делегировать гражданскому обществу какие-то вопросы, связанные с распределением, чтобы оно поддержало и помогло. Это активисты ездили на блокпосты и обнаружили, что вместо тепловизоров проверяющие держали в руках обычные градусники. Почему бы не разобраться по существу? Здесь вопрос в том, как распределяются деньги. Это как раз таки проблема, которую власть должна решать вместе с гражданскими активистами. Появилась информация о том, что на блокпостах используют градусники вместо тепловизоров. Вместо того чтобы разобраться и наказать тех, кто за это ответственен, у нас наказывают тех, кто сообщил об этом, — говорит Агелеуов.

Галым Агелеуов называет «монополией на информацию» тот факт, что теперь официальную информацию о распространении коронавируса в стране предоставляет только министр информации и социального развития Даурен Абаев. По словам правозащитника, это ограничение прав людей на свободу слова.

Галым Агелеуов, руководитель общественной организации Liberty.
Галым Агелеуов, руководитель общественной организации Liberty.


По словам блогера Геннадия Крестьянского, который выявил многочисленные нарушения на блокпостах под Алматы, снял это на видео и разместил в социальных сетях, 21–22 марта возле его дома за ним следили неизвестные. Он считает эти действия «запугиванием». Крестьянский говорит, что готов еще раз проехать с рейдом по блокпостам после праздников (в Казахстане официальные выходные в связи с празднованием Наурыза продлятся до 25 марта включительно).

ОБВИНЕНИЯ В «НАРУШЕНИИ РЕЖИМА ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ»

На прошлой неделе активистов в нескольких регионах Казахстана обвинили в «нарушении режима чрезвычайного положения». Трех актюбинских активистов — Алибека Молдина, Асылхана Жаубатырова и Айтжана Темиргазиева, — участвовавших в антиправительственной акции протеста 18 марта, привлекли к административной ответственности. Специализированный административный суд города Актобе вынес постановления об аресте каждого на 10 суток по обвинению в «нарушении режима ЧП». Карагоз Башигулову и Аклиму Туксикову суд обязал выплатить штраф в размере 26 510 тенге. Постановление суда вынесено 21 марта.

«Этим гражданам предъявлено обвинение по пункту 3 статьи 476 кодекса об административных правонарушениях («Нарушение чрезвычайного положения»). Они провели митинг 18 марта возле здания специализированного административного суда Актобе. Таким образом, они нарушили инструкцию по выполнению указа президент Казахстана [Касым-Жомарта Токаева] от 15 марта об объявлении чрезвычайного положения», — говорится в сообщении Актюбинского областного суда.

Актюбинский активист Алибек Молдин.
Актюбинский активист Алибек Молдин.


Жадыра Нугманова, жена одного из задержанных Алибека Молдина, говорит, что «ее муж Алибек Молдин и его сторонники не признали выдвинутых против них обвинений».

— Мой муж Алибек Молдин и другие активисты 18 марта пришли в суд, чтобы поддержать активиста Асылхана Жаубатырова (обвиняемого в «неподчинении требованиям полиции». Слушание было отложено. — Ред.). Из-за режима чрезвычайного положения их не пропустили в здание суда. Они стояли группой на улице и власти задержали активистов, обвинив их в «нарушении режима чрезвычайного положения», — говорит она.

Адвокат Галым Нурпеисов, известный защитой прав гражданских активистов, сообщил, что после объявления чрезвычайного положения несколько активистов в Семее и Шымкенте столкнулись с обвинениями в «нарушении режима чрезвычайного положения» (пункт 3 статьи 476 кодекса об административных правонарушениях) и в «неповиновении представителю власти» (статья 667).

Режим чрезвычайного положения из-за распространения коронавируса действует в Казахстане с 16 марта согласно указу президента Касым-Жомарта Токаева. Отменены все публичные мероприятия, в двух крупнейших городах, Алматы и Нур-Султане, введен карантин.

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG