Доступность ссылок

Срочные новости

«Панику снизит только открытость властей». Почему люди верят фейкам?


Иллюстративное фото.

Десятки фейковых сообщений получили распространение в мессенджерах в Казахстане как до, так и после обнаружения коронавируса в стране. Некоторые из них были официально опровергнуты властями. В беседе с репортером Азаттыка эксперт говорит, что «люди, которые перестали доверять властям и СМИ, склонны доверять фейкам».

«Жадыра, я побывала в ауле. С тех пор не нахожу покоя. Здешний врач ездила в Германию и привезла коронавирус. Из Алматы санавиацией прилетели врачи и забрали ее. Вернувшись из Германии, она успела принять многих людей. Говорят, что в селе Абай (административный центр Келесского района Туркестанской области. — Ред.) спокойно распространяется инфекция […] Поэтому мы боимся и никуда не выходим».

Полиция возбудила уголовное дело в отношении женщины, которая подозревается в распространении этой ложной информации через голосовые сообщения в мессенджере WhatsApp.

Правда в том, что упомянутый в аудиозаписи врач действительно находилась в Германии с 16 февраля по 10 марта. 18 марта в управлении общественного здоровья по Туркестанской области сообщили, что врач находится на 14-дневном карантине. В сообщении управления говорится, что взяты необходимые пробы, сделаны тесты. Состояние врача удовлетворительное, температуры нет. В Туркестанской области случаев заражения коронавирусом не зарегистрировано, пишется в сообщении.

18 марта в департаменте полиции Туркестанской области сообщили, что была установлена личность подозреваемой в распространении этой информации. К тому же врач, приехавшая из Германии, обратилась в полицию с заявлением. В департаменте заявили, что «подозреваемая призналась в своих действиях и полностью раскаялась в содеянном». В настоящее время проводятся следственные действия. Подозреваемая отпущена под подписку о невыезде.

В полиции не ограничились официальным сообщением. На странице департамента в соцсети опубликовали видеоролик, в котором подозреваемая раскаивается в содеянном, приносит извинения и призывает пользователей не совершать ее ошибку. За день до этих событий, 17 марта, был опубликован видеоролик, в котором директор одной из средних школ города Текели Алматинской области также принесла извинения за распространение ложной информации об обнаружении коронавируса у трех человек. В акимате города сообщили о привлечении директора школы к дисциплинарной ответственности.

С момента распространения COVID-19 и объявления ситуации с коронавирусом пандемией появились сотни фейков о том, как передается вирус, как лечить болезнь, которую он вызывает, а также о количестве инфицированных. Дезинформация была распространена и среди казахстанцев.

Власти опровергли некоторые сообщения и возбудили дела в связи с распространением заведомо ложной информации. В соответствии со статьей 274 уголовного кодекса Казахстана, распространение заведомо ложной информации в условиях чрезвычайного положения наказывается ограничением свободы на срок от трех до семи лет либо лишением свободы на тот же срок. В прошлом году по этой статье было возбуждено 72 дела, девять из которых дошли до суда.

Азаттык провел интервью с главным редактором Factcheck.kz Павлом Банниковым о том, кто распространяет фейки и почему люди верят ложной информации. Фактчекинговый ресурс занимается проверкой информации на достоверность.

Главный редактор Factcheck.kz Павел Банников.
Главный редактор Factcheck.kz Павел Банников.

Азаттык: Павел, в последнее время увеличилось количество фейковых сообщений в мессенджерах. В чем причина?

Павел Банников: В кризисных ситуациях бывает много фейков. Очень много фейков было во время событий в селе Масанчи (во время конфликта между казахами и дунганами). Очень много ложной информации было в предвыборный период в прошлом году. И сейчас появилось много фейков, связанных с пандемией коронавируса. Последние десять лет распространение новой информации увеличилось в разы. С увеличением скорости распространения информации увеличивается и скорость распространения дезинформации. Причина какая? В 2010 году у какого процента людей были достаточно качественные смартфоны? Сколько людей были зарегистрированы в Facebook'е и Twitter'е? Даже тогда как информация, так и дезинформация распространялись с большой скоростью. Сейчас количество этих мессенджеров выросло в разы. В 2010 году еще не было WhatsApp. А сейчас WhatsApp — самый массовый распространенный в мире мессенджер, который позволяет анонимно всё рассылать. Люди проводят большое количество времени в семейных чатах, групповых чатах в мессенджерах. По разным оценкам, до 80 процентов всего трафика в мире — это трафик мессенджеров. Мы не видим трафик. Я боюсь, что мы даже не представляем себе масштаб паники, настоящий масштаб распространения фейков.

Азаттык: Похожи ли фейки о коронавирусе, распространяемые в странах Центральной Азии?

Павел Банников: Да, похожи. Очень похожи. Иногда фейки, распространявшиеся в Кыргызстане, спустя неделю приходят в Казахстан, в них лишь заменяют «Бишкек» на «Алматы». То же самое происходит и в обратном направлении. До недавнего времени Узбекистан был более или менее спокойной зоной. Из-за слабого Интернета, конечно. Но вот четыре дня назад, когда появились первые сообщения о распространении COVID-19, буквально за сутки информационное поле Узбекистана заполонили фейки. В основном те фейки, которые мы в Казахстане проверили. Просто они тогда не выходили за территорию Казахстана. Сейчас их запустили в Узбекистан, и люди массово друг другу рассылают фейковые новости.

«НЕТ ДОВЕРИЯ»

Азаттык: Почему люди верят в них?

Люди не умеют отличать достоверный источник от недостоверного.


Павел Банников: Казахстанские власти плохо сработали [с освещением темы коронавируса], но не так чтобы совсем плохо. Все-таки есть источники, из которых можно получать оперативную и достоверную информацию. Можно было бы сделать централизованный сайт, на котором собиралась бы информация со всех источников. Это и сейчас можно сделать. Потому что это хороший способ борьбы с паникой, показать конкретность. Только открытость властей способна снизить панику. Максимальная открытость. Мы должны знать все проблемы. Когда мы понимаем, что от нас ничего не утаивают, тогда уровень паники снизится. Сейчас, конечно, уровень паники вызывает тревогу. В том числе из-за того, что люди получают информацию из совершенно разных каналов. Вся информация раскидана по разным сайтам, человек, пока ищет эту информацию, успевает впасть в еще большую панику.

Отсутствие информационной грамотности тоже влияет. Никто же не ждал, что так быстро будет развиваться информационное поле. Соответственно, программ по подготовке людей к жизни вот в таком поле просто не было. Люди информационно неграмотны. Люди не умеют отличать достоверный источник от недостоверного.

Мессенджер Telegram. Иллюстративное фото.
Мессенджер Telegram. Иллюстративное фото.

Азаттык: Почему в мессенджерах фейковая информация распространяется быстрее официальной?

Павел Банников: Понятно, что политики врали всегда. Но с падением журналистских стандартов дезинформация стала просачиваться через СМИ, с уничтожением редакционных стандартов практически во всех редакциях. Очень мало редакций, которые следуют стандартам. Упало доверие к СМИ. То есть человек не верит ни СМИ, ни официальным источникам. При этом растет число неофициальных источников. То есть растет число блогов, различных платформ, где такой же человек, как все, публикует сообщения. В итоге люди начинают распространять не то, что они проверили, то есть что основано на фактах, а то, что они ожидают заранее. Они не ищут новой информации, а ту, которая только подтверждает ранее сложившиеся у них мнения. «Государство скрывает» — распространенная во всем мире теория заговора. Они будут верить всему, если услышат фразу «Государство от нас скрывает». Просто потому, что категорически не верят государству. «СМИ нам врут» добавьте в фейк-сообщение, и в него поверят намного больше людей.

Азаттык: Кто создает эти фейки?

Павел Банников: Разные люди. На мой взгляд, 90 процентов фейков создаются обычными пользователями соцсетей. Человеку скучно, человек хочет получить свою минуту славы. Если фейк станет популярным, он получит трафик. Многие делают это специально, чтобы получить трафик. Так работают псевдоновостные сайты, просто чтобы получить трафик. Распространяют в условиях тотального недоверия к государству и к СМИ. Это распространяется очень быстро. Это могут делать и мошенники.

Люди с благими намерениями тоже распространяют фейки. Очень интересное явление идет, которое я раньше не наблюдал. Позитивные фейки. То есть я только что редактировал развенчание фейка о том, что плавание лечит коронавирус. Это подпитывает надежду, но вводит в заблуждение. Любое введение человека в заблуждение — это зло. Кстати, этот фейк придумал тренер по плаванию.

Очень много фейковой информации распространяют наши мажилисмены, сенаторы и министры тоже.


Больше всего встречаются фейки, распространяемые китайской и российской пропагандой. Сейчас их пропаганда взялась за распространение фейка о том, что якобы вирус завезен в Китай американскими военными. Абсолютная ложь. Но эта версия активно продвигается пропагандистскими сайтами России и Китая.

Очень много фейковой информации распространяют наши мажилисмены, сенаторы и министры тоже. Они регулярно манипулируют данными или откровенно лгут.

КАК МОЖНО СОКРАТИТЬ КОЛИЧЕСТВО РАСПРОСТРАНЯЕМЫХ ФЕЙКОВ?

Азаттык: Как казахстанские власти борются с фейками?

Павел Банников: Борются в меру своих сил. Мониторят, естественно. И Минздрав, и МВД, и КНБ мониторят сети и по мере нахождения фейков, связанных конкретно с Казахстаном, стараются на них отвечать через официальные СМИ. Но очень мало на самом деле. Скажу честно, мы за эти два месяца гораздо больше развенчали фейков, чем государственные службы.

Азаттык: Что можно сделать, чтобы фейки не распространялись в таком большом количестве?

Павел Банников: Фейковые атаки всё равно будут. Но их можно минимизировать через открытость. Только максимальная открытость данных, только максимальная открытость властей даст действительно настоящий эффект и позволит не скатиться в панику. Минздраву, наверное, сложно всем давать комментарии, но это их работа. В министерстве внутренних дел также должны давать четкие комментарии, четкие указания о том, что такое ЧП и чем оно отличается от комендантского часа, какие ограничения вводятся. Если бы открыто давали комментарии во всех государственных службах… Пока видим, что хорошо работают только в Минздраве, хотя и там есть недостатки. К примеру, в плане освещения того, что они делают. Остальные ведомства пока не очень. Посмотрите, к примеру, на объявление карантина в Алматы и в Нур-Султане. Всё сделали неправильно и совершенно непонятно. Людям не разъяснили, как это повлияет на их повседневную жизнь. А это необходимо делать.

Иллюстративное фото.
Иллюстративное фото.

«ПОКА ЖУРНАЛИСТ ПОЛУЧАЕТ ОФИЦИАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ, ФЕЙК ПОРАЖАЕТ ОБЩЕСТВО»

Азаттык: Вы говорите, что нужно больше открытости. Как вы думаете, у нас есть проблемы с открытостью?

Павел Банников: Конечно. Смотрите, журналисты ни в одной пресс-службе государственного ведомства не могут получить полноценные и оперативные комментарии. Даже найти контакты, чтобы дозвониться, иногда становится проблемой. Если удается дозвониться, то тебя почти всегда начинают «передавать» от человека к человеку, и журналисты теряют время. За то время, пока журналист успевает получить официальный комментарий, фейк уже успевает поразить общество. И работа журналиста, освещение, была выполнена, но, если бы она была выполнена раньше, можно было бы достичь гораздо лучшего эффекта. И виноваты в этом именно пресс-службы наших государственных ведомств. Потому что они, на мой взгляд, за редкими исключениями, очень слабо работают с журналистами. Я уже не говорю о наших министрах.

Азаттык: Как фактчекер, кого бы вы назвали худшим министром?

Министр информации и общественного развития Даурен Абаев.
Министр информации и общественного развития Даурен Абаев.

Павел Банников: Господин Абаев [министр информации и общественного развития Даурен Абаев], конечно. Абаев, помимо того, что его очень сложно вытащить на комментарии, он еще и сам распространяет дезинформацию. И мы его на этом как минимум дважды ловили. Он сказал, что в Германии были приняты поправки, по которым за распространение ложной информации издание могут наказать на 50 миллионов евро. Это ложь. Во-первых, штрафы такого размера по закону в Германии касаются не изданий, а соцсетей. Во-вторых, сайты СМИ вообще не попадают под определение предмета данного закона. В-третьих, допущена манипуляция, речь в упомянутом Абаевым законе идет, в первую очередь, о противодействии призывам к ненависти, антиконституционным организациям и оскорблениям частных лиц. Но, к сожалению, эту ложь распространили все СМИ. Журналисты сейчас работают как попугаи: что сказал спикер, то и пускают в эфир.

Азаттык: Вы отметили, что рядовые жители распространяют фейки ради популярности. Что побуждает политиков распространять ложную информацию?

Павел Банников: По-моему, это страх. Эти люди просто боятся своих сограждан. Боятся быть с нами открытыми. Возможно, боятся, что мы узнаем про то, что они нечисты на руку. И страх порождает ложь.

В подготовке материала участвовала репортер Азаттыка в Шымкенте Дилара Иса.

  • 16x9 Image

    Аян КАЛМУРАТ

    Аян Калмурат – с 2017 года корреспондент Алматинского бюро Азаттыка.

    Окончил университет «Туран» по специальности журналистика. Ранее работал в информационном агентстве 7kun.kz и в республиканской политической газете «Жас Алаш».

    Связаться с автором можно на его странице в Facebook'e.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG