Доступность ссылок

Срочные новости

«Ситуация обострилась, обнажились копившиеся проблемы»


Депутат мажилиса Омархан Оксикбаев дает интервью Азаттыку. Нур-Султан, 8 октября 2019 года.

Эффективна ли проводимая в Казахстане социальная политика, почему значительная доля бюджетных расходов покрывается за счет средств Нацфонда, нужно ли государству спасать частные банки — эти и другие вопросы Азаттык задал члену комитета мажилиса парламента по финансам и бюджету Омархану Оксикбаеву.

Правительство Казахстана планирует внедрить в следующем году «обновленный» механизм адресной социальной помощи для нуждающихся семей. Министерство труда и социальной защиты населения сообщило в этом месяце, что многодетные семьи будут получать (если инициативы ведомства будут одобрены) дифференцированное пособие в размере от 42 тысяч до 73 тысяч тенге (109–187 долларов), в зависимости от количества детей. Власти собираются пересмотреть и назначение адресной социальной помощи, размер которой был увеличен весной этого года на фоне многочисленных протестов многодетных матерей, требовавших усиления социальной поддержки. Недавно министерство сообщило, что за девять месяцев этого года АСП получили 412 тысяч семей, или свыше двух миллионов 138 тысяч человек.

Почему в богатом природными ресурсами Казахстане растет число бедных? Насколько рационально используются средства Национального фонда? Возвращаются ли деньги, выделенные частным компаниям из казны? Правильно ли поступает государство, спасая частные банки? Эти и другие вопросы Азаттык задал депутату Омархану Оксикбаеву, бывшему главе Счетного комитета.

Азаттык: Господин Оксикбаев, по официальным данным, в Казахстане за последние девять месяцев адресную социальную помощь получили более двух миллионов человек, или 412 тысяч семей. Это существенная цифра. О чем это говорит?

Омархан Оксикбаев: Парламент сейчас рассматривает республиканский бюджет на 2020 год. Бюджет предусматривает выделение 3,5 триллиона тенге на социальные вопросы. Если проанализировать бюджет, мы будто бы становимся социальным государством. Но в экономически развитых странах высокие заработные платы, у граждан есть накопления на будущее, мало людей, нуждающихся в социальной помощи. Эти цифры означают, что мы пока не достигли такого уровня. Одна из причин, по которой полмиллиона [семей] нуждаются в социальной помощи, в том, что мы не можем создать такие условия в нашей стране. Во-вторых, у нас неравномерное развитие. Например, если в западные регионы привлекаются большие инвестиции, то в северные регионы такие деньги не идут, там слабые показатели развития. Такие противоречия тоже объясняют потребности людей в социальной помощи.

Азаттык: Более 30 лет Казахстан придерживался принципа «Сначала экономика, потом политика». В стране провели крупные форумы, на которые выделяли миллиарды долларов, провозгласили курс на вхождение в тридцатку самых развитых стран мира. В итоге два миллиона человек живут в бедности. Почему так происходит, по-вашему?

Омархан Оксикбаев: В 1990-х годах мы потеряли все ведущие предприятия советского периода, все совхозы в сельском хозяйстве, народ лишился своих доходов. Поэтому я считаю правильным тот момент, что приоритетной задачей обозначили восстановление экономики. И в этом направлении было сделано многое. Конечно, невозможно восстановить всё и сразу. Потерять всё и восстанавливать с нуля — один из сложнейших моментов в экономике. В то время мы выбрали принцип, решив двигать экономику и откладывать на потом политику. Но несмотря на это, как экономист я должен сказать, что мы не смогли сделать правильную диверсификацию и до сих пор зависим от цен на сырье и нефть. Мы сделали немало за счет нефтяных доходов, а когда цены на нефть упали, запустили руку в Национальный фонд.

Депутат мажилиса Омархан Оксикбаев дает интервью корреспонденту Азаттыка Касыму Аманжолу. Нур-Султан, 8 октября 2019 года.
Депутат мажилиса Омархан Оксикбаев дает интервью корреспонденту Азаттыка Касыму Аманжолу. Нур-Султан, 8 октября 2019 года.


Азаттык: Вы упомянули, что только на социальную помощь государство предусмотрело более трех триллионов тенге из бюджета. Спасет ли население от бедности ежемесячное распределение социальных выплат?

Омархан Оксикбаев: Нет, не спасет. Наоборот, это делает будущее государства неопределенным. Усиление зависимости населения от социальной помощи, невозможность трудоустройства экономически активных граждан не позволяют развивать экономику. Вот почему эти средства мы должны по возможности направлять на другие цели. Как говорится, «нужно давать не рыбу, а удочку». В первую очередь надо уделять внимание тому, чтобы нуждающиеся не сидели на шее государства, а были обеспечены работой. Человеку нужно отходить от привычки получать гарантированную фиксированную зарплату. Необходимо создавать условия, чтобы у него была возможность зарабатывать своим трудом и своими силами.

Азаттык: Недавно министерство труда и социальной защиты населения предложило новую модель социальной поддержки и пересмотр условий назначения адресной помощи. Что это значит? Не означает ли это, что власти во время электорального цикла и периода «транзита» успокоили людей, выделив немного денег нуждающимся, которые выходили на протесты, а теперь ищут «другие формы» социальной поддержки? Не поспешное ли это решение?

Омархан Оксикбаев: Я не хочу политизировать этот вопрос. Основным направлением является решение социальных проблем нуждающихся, предоставление им адресной социальной помощи. Наш терпеливый народ годами надеялся, что всё будет хорошо, и мирился со всем. Когда ситуация обострилась, обнажились копившиеся проблемы. И после того как они обнажились, их надо не прикрывать, а решать. Эти меры направлены на решение проблем. Конечно, это можно повернуть в сторону политики, связать с будущими выборами или сказать, что политики таким образом хотят решить какой-то вопрос. Я думаю, что эти меры направлены на решение проблем реально нуждающихся сегодня людей.

Азаттык: Весной тогдашний президент Нурсултан Назарбаев распорядился увеличить выплату на каждого ребенка из многодетной нуждающейся семьи до 21 тысячи тенге, в мае и июне эти деньги начали выдавать. Кому-то эти деньги не достались, были возмущения и протесты. Между тем с 2020 года на каждого ребенка из многодетной семьи предлагают выплачивать социальную помощь в размере 10 500 тенге, пособия для таких семей будут варьироваться от 42 до 73 тысяч тенге. Означает ли это, что семьи будут получать теперь в два раза меньше? Не вызовет ли это социальный протест?

Омархан Оксикбаев: Это пока предложение министра труда и социальной защиты, которое законодательно не закреплено. Парламент рассмотрит это подробно и обсудит. Министерство предлагает оказывать эту помощь многодетным семьям без учета других источников дохода в семье.

Азаттык: И насколько справедливо, если те, кто имеет достаточный доход, будут получать такую же помощь, что и нуждающиеся семьи?

Омархан Оксикбаев: Это — помощь детям. Если у родителей достаточно других доходов, они могут накапливать деньги на будущее, для ребенка.

Азаттык: А как насчет семей с тремя детьми? Они сейчас тоже высказывают недовольство.

Омархан Оксикбаев: Министерство предлагает предоставлять им минимальную помощь в размере 8,9 месячного расчетного показателя. Но это пока предложение, которое еще предстоит рассмотреть в парламенте.


Азаттык: Вы говорили ранее, что национальным компаниям выделяли триллионы тенге, а поступления от них были ниже в 10, даже в 20–30 раз.

Омархан Оксикбаев: Я говорил, что в некоторых случаях вообще ничего не поступает. Нужно прямо сказать, что при создании национальных компаний, холдингов ставилась цель, что, кроме средств бюджета, в них будут вкладываться и иностранные инвесторы, что позволит построить крупные предприятия, и это будет способствовать экономическому росту. Основная стратегия была такой. К сожалению, эти национальные компании, в уставной фонд которых были вложены средства государственного бюджета, так и не привлекли инвестиции и существуют на бюджетные средства.

Азаттык: На что они тратят бюджетные деньги?

Омархан Оксикбаев: Средства распределены по разным направлениям. Большая часть выделенных из бюджета денег выделена на жилищное строительство, а также на такие сложные мероприятия, как ЭКСПО-2017. В 2018 году находящийся в государственной собственности фонд благосостояния «Самрук-Казына» получил более 800 миллиардов тенге прибыли. Фонд должен выплачивать дивиденды государству от этой прибыли.

Азаттык: Фонд выплатил 19 миллиардов тенге?

Омархан Оксикбаев: 19 миллиардов тенге — это единственное, что поступило. Правительство дает мне пояснения: «Фонд построил такой-то социальный объект». Я сказал: «Пусть строят, только пусть это будет целевое использование бюджетных средств». Тогда мы узнаем, в нужном ли направлении тратит средства фонд. Потому что в парламенте депутатам приходится вступать в дискуссии из-за нерешенных социальных проблем в регионах. Где-то нужно построить больницу, в другом регионе — детский сад, а деньги найти не можем. Мы не видим, куда потрачены деньги. Если бы финансы выделялись в рамках бюджета, тогда было бы легче решать социальные проблемы, о которых известно депутатам.

Азаттык: Кто контролирует национальные компании?

Омархан Оксикбаев: Они находятся под контролем правительства. Их проверяет Счетный комитет и финансово-надзорный орган правительства. Наблюдателей хватает.

Азаттык: Довольны ли вы системой аудита и надзора?

Омархан Оксикбаев: Если честно, нет. Когда речь идет о контроле, много общих слов, а реальных дел нет.

Азаттык: Недавно опубликовали обобщенную информацию о неэффективном использовании около семи миллиардов тенге в некоторых областях. Однако не уточнялось, кто именно потратил и какая структура несет за это ответственность.

Омархан Оксикбаев: Я не знаю, где эта информация появилась, не читал. Я просматриваю материалы надзорных органов. У нас выявляются факты, оценивается общая неэффективность, всё описывается. Но, к сожалению, не уточняются причины, не говорится о том, принимаются ли превентивные меры. И самое главное — нет ответственности. Кто допустил оплошность и неэффективность? Чем это было вызвано? Не принимаются меры по выявлению, предотвращению случаев и привлечению к ответственности виновных. На сегодняшний день юридически не предусмотрена никакая ответственность за неэффективность. Мы не можем ввести ответственность за нерешение социальных проблем или невозврат средств, выделенных на строительство инфраструктуры. Потому что сейчас и правительство не может обозначить все механизмы по оценке эффективности, и в парламенте мы не пришли к единому мнению. При включении этого вопроса в Бюджетный кодекс было много дискуссий, но проблема так и не решена.

Азаттык: В начале октября бюджет 2020 года был утвержден на уровне около 12 триллионов тенге. 7 триллионов из них — поступления в течение года, около 5 триллионов — это внешние трансферты, которые в основном будут взяты из Национального фонда (3,5 триллиона). Ежегодно из Национального фонда изымаются триллионы. Не приведет ли это к негативному эффекту?

Омархан Оксикбаев: Национальный фонд мы создали для будущих поколений. Средства, поступающие от нефти...

Азаттык: Например, Норвегия ежегодно увеличивает свои доходы от нефти.

Омархан Оксикбаев: У нас тоже есть рост, но не в таких объемах. При создании Национального фонда были разработаны два портфеля — сберегательный и для стабилизации экономики. Мы берем деньги из стабилизационного портфеля в виде трансфертов. Из-за разрыва между доходами и расходами бюджета мы вынуждены брать оттуда деньги.

Азаттык: Увеличиваются ли трансферты с каждым годом?

Омархан Оксикбаев: Нет, в последние три-четыре года объем остается неизменным. Дефицит бюджета составляет около 2 процентов. Трансферты используются для предотвращения роста дефицита бюджета. На сегодняшний день Казахстан считается одной из стран с низким уровнем поступления средств от налогов, наш бизнес находится не на том уровне, чтобы платить высокие налоги. Поэтому используется щадящий налоговый режим, чтобы позволить бизнесу встать на ноги. Более того, мы должны откровенно сказать, что у нас нет таких крупных, гигантских предприятий, которые могли бы стать локомотивом финансовой сферы.

Азаттык: Государство на протяжении нескольких лет выделяло миллиардные суммы на «спасение» банков второго уровня. Возвращаются ли выделенные средства? Есть ли система, которая контролирует это?

Наша финансовая система работает неправильно. В свое время мы разработали мягкий закон, сделали финансовую систему обособленной, и не было надлежащей системы контроля и регулирования ее деятельности.


Омархан Оксикбаев: Эти деньги пока не вернулись. Это говорит о том, что работа наших финансовых институтов всё еще идет в неправильном направлении.

Азаттык: Насколько верен курс, когда государство выделяет деньги банкам второго уровня?

Омархан Оксикбаев: Я неоднократно говорил, что наша финансовая система работает неправильно. В свое время мы разработали мягкий закон, сделали финансовую систему обособленной, и не было надлежащей системы контроля и регулирования ее деятельности. Банки шли по легкому пути, зарабатывали деньги, используя колебания обменного курса, дешевые деньги от государства, Национального банка и национальных компаний. Мы своевременно не контролировали, куда уходят эти доходы. Финансовая система — эта та сфера, которая погрязла в коррупции и причиняет вред экономике. Мы не могли должным образом контролировать ее. В свое время агентство финансового надзора начало работать, но его сократили ввиду того, что «оно препятствует работе банков», и присоединили к Нацбанку. Теперь, когда убедились в его необходимости, снова планируют создать отдельную структуру.

Азаттык: Недавно появилась информация о том, что 162 гражданина Казахстана владеют 55 процентами богатств страны. Как вы думаете, насколько велик разрыв между богатыми и бедными? Вызывает ли это обеспокоенность?

Омархан Оксикбаев: Разумеется, такой разрыв есть, но никто не говорит, какими должны быть нормативы. Разница как между небом и землей.

Азаттык: Правительство, парламент сейчас работают над тем, чтобы хоть немного сократить разрыв?

Омархан Оксикбаев: Невозможно сократить разрыв законодательными способами.

Азаттык: В развитых странах богатые люди платят большие налоги...

Омархан Оксикбаев: У нас нет ограничений на получение дохода. Налогообложение источников дохода — это отдельный вопрос. Парламент однажды уже рассматривал этот вопрос. В настоящее время задействованы два или три механизма, в частности, в отношении автомобилей и недвижимости, которые считаются предметами роскоши. Но здесь речь идет о прозрачности. Например, нам необходимо обеспечить полную прозрачность доходов, чтобы ввести прогрессивную налоговую шкалу. Если внедрить эту налоговую шкалу, богатые будут скрывать доходы в тени.


Азаттык: Мы затронули многие проблемы. Способен ли нынешний парламент Казахстана поднять вопросы, о которых вы говорили, и провести расследование? Достаточно ли у него полномочий?

Омархан Оксикбаев: Полномочия есть, и парламент проводит такую работу. Мы всё это делаем непублично, без шума, и каждый депутат обращается в государственные органы с запросами по сферам, которые им знакомы, выдвигает требования, работает. Мы смотрим за рабочей группой в режиме онлайн. Есть механизмы, всё есть. Нам нужно повышать ответственность.

Азаттык: Спасибо за интервью.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG