Доступность ссылок

Срочные новости

«Политическое мошенничество». Эксперты — о поисках «третьих сил» на фоне протестов


Выступление в Нур-Султане в поддержку жанаозенцев, требующих не допустить работы в Казахстане совместных с Китаем предприятий. 4 сентября 2019 года.

Официальный Нур-Султан считает, что за акциями протеста против «китайских проектов» стоят «недоброжелатели» и «провокаторы». О провокаторах казахстанские власти говорили во время Жанаозенских событий и в период земельных митингов в 2016 году. Действительно ли за протестами в Казахстане «стоят провокаторы», как говорят власти? Азаттык узнал мнения нескольких экспертов.

В начале прошлой недели в Жанаозене, городе в Мангистауской области, стартовали выступления с требованием не допустить запуска свыше 50 совместных с Китаем проектов. Президента Касым-Жомарта Токаева призвали раскрыть информацию о соглашениях с Поднебесной и отменить предстоящий визит в Пекин. В поддержку жанаозенцев выступили десятки жителей нескольких других городов.

6 сентября Касым-Жомарт Токаев в своей речи на заседании созданного по его инициативе так называемого совета общественного доверия прокомментировал антикитайские протесты. Он заявил, что за выступлениями стоят некие «недоброжелатели».

«Слухи исходят от недоброжелателей, которые умело манипулируют патриотическими настроениями людей, в том числе используют эпатажных эмоциональных людей, чтобы достичь определенных целей. Надо понимать, что такая манипуляция людьми является частью геополитики, цель которой — подорвать единство народа и дестабилизировать ситуацию в Казахстане», — сказал Токаев.

Днем ранее министр информации и общественного развития Даурен Абаев в интервью государственному телеканалу тоже высказался об антикитайских акциях. «Я думаю, что мы являемся свидетелями какой-то большой и намеренной провокации», — прокомментировал он.

Ни Токаев, ни Абаев не уточнили, о каких «манипуляциях» и «провокациях» идет речь.

В беседе с репортером Азаттыка один из экспертов говорит, что поиск «третьих сил», стоящих за протестными настроениями, — давняя стратегия, используемая с советских времен, другой считает, что в протестах виновны не «третьи силы», а сами власти, скрывающие информацию.

«ВЛАСТЬ НЕ ХОЧЕТ БРАТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ»

Сергей Дуванов, сотрудник Казахстанского международного бюро по правам человека, журналист:

Сергей Дуванов.
Сергей Дуванов.


Чтобы называть вещи своими именами, нужно признать, что эти антикитайские настроения созданы благодаря неумной политике: не объясняют, не информируют, не рассказывают — всё делают втайне, кулуарно.

Заключают непрозрачные договоры, люди не знают, сколько китайцев приезжает, сколько уезжает, сколько заводов будет строиться, какие заводы, кто на них будет работать. Эту информацию власти скрывают, в результате возникают те самые настроения, которые используют люди, оппонирующие власти. Кто здесь виноват? Никто, кроме властей. Если человек знает всю информацию, то он не будет слушать ни «третьи», ни «четвертые силы». Он будет располагать теми данными, которые у него есть. А если этих данных нет, то люди предпочитают пользоваться любыми слухами. На самом деле [китайской] «экспансии» как таковой сейчас нет, но другое дело, что при этой власти, я не исключаю, она может появиться. Они думают, что народ не поймет, а объяснять нет времени. А вторая причина, видимо, в том, что в договорах есть действительно какие-то пункты, которые власть не хотела бы обнародовать. Но, скрывая, они еще больше разжигают эти протестные настроения. Надо, не утаивая, но подавая грамотно даже непопулярные решения, объясняя их в настоящее время, объяснять, почему эти заводы нужны — нужны не власти, а народу. Но они же молчат.

Галым Агелеуов, президент общественного фонда «Либерти», правозащитник:

Галым Агелеуов.
Галым Агелеуов.


Потому что это удобный штамп. Власть наша всегда прибегала к манипуляции, к тезисам, что якобы есть какая-то «третья сила», которая в чем-то повинна. Это было и во время Жанаозенских событий 2011 года, и во время земельных митингов в 2016 году, и сейчас то же самое. На самом деле нет никакой «третьей силы». Власти сами инспирировали эту волну протестов. Во-первых, они должным образом не занимались информированием по этим бизнес-проектам. Они очень слабо продвигали идеи казахско-китайского культурного обмена, торгово-экономического сотрудничества. Это проговаривалось, да. Но население не проинформировано о преимуществах, о том, что дает нам это взаимодействие. Потому что всё получила только правящая элита. Она собирала деньги, она брала инвестиции, она использовала их по своему усмотрению, она передавала их в частный сектор, и власть, конечно, обогатилась. А население ничего не получило, наоборот, потеряло — есть чувство второсортности, есть понимание того, что будет неравенство в зарплатах. И поэтому очень правильно, что народ требует, чтобы всё было абсолютно прозрачным, чтобы была полная информация по этим проектам и чтобы власти наконец-то раскрыли, начиная с 90-х годов, когда пошли первые секретные проекты, бенефициаров, кто выиграл от этих проектов, кто брал эти кредиты, которые сейчас бременем лежат на народе Казахстана.

Толганай Умбеталиева, руководитель Центральноазиатского фонда развития демократии, политолог:

Толганай Умбеталиева.
Толганай Умбеталиева.


Это теория конспирологии. По крайней мере до сегодняшнего дня она приносила плоды. Мы все люди, воспитанные в идеологической культуре, в которой навязывается, что всё внешнее окружение — «враги» и они хотят нанести нам какой-то вред. Эта стратегия в советское время приняла устойчивую позицию и очень глубоко укоренилась. Элита очень хорошо этим пользуется, потому что идеология эффективна с точки зрения принятия людьми этой позиции. Есть такое понятие, как дискурс. И он очень сильно влияет на то, как люди себя ведут. Главное — создать этот дискурс и очень эффектно преподнести. Не все люди сейчас у нас политически грамотные. И манипулировать низким уровнем интереса к политике очень удобно. Наши госструктуры, которые хотят первыми создать такой дискурс, пользуются этим, потому что у нас люди склонны так думать, что всегда кто-то виноват. Я не думаю, что в последних протестах есть «третьи силы», это наши люди, которые имеют определенное недовольство. Если есть недовольные, значит, что-то власть делает неправильно, неэффективно. Надо это признать и работать. Власть не хочет брать ответственность на себя. Практически все радикальные, террористические, экстремистские, политические силы используют эти технологии. Им важно воздействовать на чувства людей, показать, что все вокруг плохие, а «мы предлагаем наилучший вариант».

Дастан Кадыржанов, политолог:

Обвинения властей о том, что все эти события инспирированы только извне, — это чистой воды политическое мошенничество. Это попытка убедить общество, что на самом деле высокого уровня протестности нет. Конечно же, это неправда. Все люди, которые выходят, — это нормальные граждане, не шпионы, не провокаторы, они действуют в силу своих убеждений. Такие заявления присущи любым авторитарным, диктаторским режимам. Они не любят мириться с тем, что в стране какая-то общественная мысль, какой-то протест назревает, и это совершенно естественная банальная реакция.

РИТОРИКА ВЛАСТЕЙ О «ПРОВОКАТОРАХ»

Высказывания о «провокаторах», стоящих за проявлениями недовольства, звучат в Казахстане не впервые.

После кровопролитного подавления забастовки нефтяников Жанаозена в 2011 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сказал, что во время «беспорядков» молодежи якобы выдавали по 20 тысяч тенге и водку и полицейские, чтобы усмирить неуправляемую толпу, делали выстрелы в воздух, затем в землю. По официальным данным, во время Жанаозенских событий погибли 17 человек, более ста получили ранения. От рук полиции погибли несколько местных жителей, которые не имели никакого отношения к забастовке нефтяников.

В 2016 году власти внесли изменения в законодательство, которые предусматривали возможность продажи земель сельскохозяйственного назначения и передачу их в долгосрочную аренду иностранцам. По стране прокатилась волна стихийных митингов против правительственной земельной реформы. Тогда Назарбаев тоже заявил о «провокаторах», стоящих за этими акциями протеста. Провластные СМИ писали, что «провокациями» занимаются «те, кто получает деньги с Запада». Позже на фоне массовых стихийных протестов Назарбаев объявил мораторий на вступление в силу поправок к земельному кодексу.

Земельный вопрос в 2016 году:

Земельный вопрос в 2016 году
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:04 0:00

Во время антиправительственных митингов в марте и мае этого года официальный Нур-Султан также заявлял о «провокаторах». В генеральной прокуратуре сказали, что «провокаторы намеревались организовать массовые беспорядки».

Прокуратура сообщила, что «отдельные лица предположительно пытались спровоцировать людей на неразрешенные митинги», преследуя цель «дестабилизации общественно-политической ситуации, разжигания межнациональной розни и захвата власти».

Казахстанские власти ни разу не уточняли, кого они имеют в виду под «провокаторами», которые якобы пытаются дестабилизировать ситуацию в стране.

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG