Доступность ссылок

Срочные новости

Пол Стронски: пожар в Астане – «олицетворение социальных проблем»


Последствия пожара во времянке в микрорайоне Коктал-1, в результате которого погибли пятеро детей. Астана, 4 февраля 2019 года.

В западной прессе на этой неделе комментируют пожар в Астане, в результате которого погибли пятеро детей, текущее «неопределенное положение» Сайрагуль Сауытбай, проведение в Астане уникальной операции на сердце и образцы советского искусства в Алматы.

«НЕ ВРЕМЯ ИДТИ НА ВЫБОРЫ»

На англоязычном сайте Eurasianet.org корреспондент и эксперт Центра Карнеги Пол Стронски комментирует случившийся 4 февраля пожар в Астане, в результате которого погибли пять девочек-сестер.

«Правительство Казахстана, на протяжении долгого времени продвигающее политику, цель которой – поощрять женщин на многодетность, не обеспечило эту семью системой социальной защиты. Невыполнение властями своих обещаний по поддержке таких семей вызвало отклик у населения», – пишет Пол Стронски.

Эта трагедия стала «последней в серии событий, демонстрирующих растущее недовольство в Казахстане», – считает корреспондент и перечисляет другие случаи, которые также вызвали резонанс, в том числе убийство в результате массовой драки в канун Нового года в Караганде, убийство в июле 2018 года в Алматы фигуриста Дениса Тена и потоп в Астане летом того же года.

Пожар в столице Казахстана, считает Стронски, «олицетворяет многие социальные проблемы страны, а также расширяющийся разрыв между властями и теми, кем они управляют». Погибших девочек он называет представительницами «нового казахстанского городского низшего класса».

На месте пожара, при котором погибли пятеро детей. Астана, 4 февраля 2019 года.
На месте пожара, при котором погибли пятеро детей. Астана, 4 февраля 2019 года.

Казахстан во многом является историей успеха Центральной Азии, считает эксперт. «Благодаря запасам углеводородов и открытости для международных энергетических компаний Казахстан менее чем за 20 лет превратился из постсоветского экономического хаоса в страну с уровнем доходов выше среднего. Ему даже удается одновременно сохранять хорошие отношения с Китаем, Россией и США – немалый подвиг», – пишет Пол Стронски.

В то же время, считает он, «нефтяные богатства страны распределяются неравномерно, поэтому власти не слишком заинтересованы в диверсификации экономики или либерализации политики». «Резервы Казахстана идут на престижные проекты сомнительной важности: блестящую архитектуру, выставку EXPO или безуспешную заявку на проведение Олимпиады. Эти проекты призваны продемонстрировать восхождение Казахстана и его глобальное влияние. Но рядовые граждане редко ощущают преимущества растущего международного статуса страны», – отмечает корреспондент.

Два дня спустя после пожара президент Нурсултан Назарбаев «положил конец разговорам о досрочных президентских выборах», пишет Стронски.

С таким разгневанным населением сейчас, конечно, не время идти на избирательные участки.
Пол Стронски

«С таким разгневанным населением сейчас, конечно, не время идти на избирательные участки, даже [если этот поход будет] тщательно продуман – в стиле, котором известна страна. Гневные голоса казахстанцев из-за произошедшей трагедии раздаются с большей силой. Они хотят, чтобы правительство выполняло свои обязательства, но неясно, слышит ли их кто-нибудь», – пишет Пол Стронски.

«ДО СИХ ПОР НЕ СВОБОДНА»

В американском журнале Foreign Policy пишут о положении бежавшей в Казахстан из Китая этнической казашки Сайрагуль Сауытбай. Она одной из первых пролила свет на «лагеря политического перевоспитания» в Синьцзяне.

Как заявила в интервью Foreign Policy 42-летняя Сауытбай, она «опасается, что ее могут отправить обратно в Китай, а ее статус в стране, несмотря на вынесенное в августе судебное решение, остается в подвешенном состоянии».

«Столкнувшись с растущими препятствиями – попытками обеспечить ее молчание, отсутствием юридического представительства, неоднократными отказами правительства в предоставлении убежища, – Сайрагуль считает, что ее время в Казахстане, гражданами которого являются ее муж и двое детей, может приближаться к концу», – пишет FP.

Этническая казашка из Китая Сайрагуль Сауытбай с удостоверением просителя убежища. Алматы, 28 января 2019 года.
Этническая казашка из Китая Сайрагуль Сауытбай с удостоверением просителя убежища. Алматы, 28 января 2019 года.

Сауытбай, которую цитирует журнал, говорит, что не знает, как поступить дальше. Она по-прежнему хочет найти способ официально оформить свой статус в Казахстане, но также ощущает, что должна продолжать говорить о нарушениях прав людей в Синьцзяне, свидетельницей которых она стала. Сайрагуль вновь заявила, как уже делала это во время судебного заседания в августе, что «ей был предоставлен доступ к секретным документам, которые позволяют по-новому понять внутреннюю работу сети лагерей в Синьцзяне, но она отказалась раскрывать какие-либо подробности», пишет Foreign Policy.

«Пекин прилагал усилия, чтобы обеспечить молчание Сауытбай», – пишет Foreign Policy. Ранее в международной прессе писали, что во время судебного разбирательства в Казахстане Сайрагуль получила известие об аресте членов ее семьи, всё еще находящихся в Синьцзяне, и их возможном помещении в «лагеря перевоспитания». Позже она узнала, что родственников освободили.

Сауытбай также заявила, что после суда к ней домой пришла «небольшая группа мужчин, говоривших на казахском языке». Они, по словам женщины, сказали ей молчать и пригрозили, что она и ее семья «столкнутся с последствиями», если она «выступит снова».

«Ее дело поставило казахстанское правительство в трудное положение. Казахстан по-прежнему сильно зависит от китайских инвестиций и позиционирует себя как стартовую площадку для пекинской инициативы "Один пояс – один путь" с бюджетом в триллион долларов. Однако Сауытбай – одна из тысяч этнических казахов, имеющих семейные связи с Казахстаном, которые оказались вовлеченными в репрессии в Синьцзяне», – пишет Foreign Policy.

FP отмечает также, что, «несмотря на угрозы в адрес ее семьи в Китае, Сауытбай заявила, что подвергалась меньшему давлению со стороны казахстанских властей со времени ее летнего судебного разбирательства». По мнению журнала, она также «изо всех сил хвалила» президента Нурсултана Назарбаева за его «доброжелательность, позволившую ей остаться в стране».

Корреспонденты FP побеседовали и с мужем Сауытбай, Уали Исламом. По его словам, «казахстанские чиновники поощряют их оставаться вне поля зрения общественности», но угроз с их стороны не было.

Я не думаю, что молчание было для нас хорошей стратегией.
Уали Ислам, муж Сайрагуль Сауытбай

К настоящему моменту прошение Сауытбай об убежище казахстанские власти отвергли уже дважды. Как пишет FP, в этом свете «становятся более реальными, чем когда-либо ранее, перспективы, что Казахстан предпочтет отношения с Пекином своим международным обязательствам по вопросам беженцев».

«Относительно будущего Сайрагуль нет никаких гарантий. Я не думаю, что молчание было для нас хорошей стратегией», – цитирует слова Ислама Foreign Policy.

УНИКАЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ

На сайте американского новостного агентства Bloomberg написали об уникальной для страны хирургической операции: в декабре в Национальном исследовательском центре сердечной хирургии в Астане провели успешную имплантацию сердечного насоса, который заряжается через беспроводную сеть.

Пациента Исмаила Турсунова уже выписали, он вернулся к нормальной жизни и даже ходит в спортзал и бассейн, сообщает Bloomberg.

До этого, рассказывает агентство, при такого рода операциях пациентам внедряли аппараты, заряжающиеся через шнур, торчащий из груди пациента. В этих случаях необходимо всегда иметь при себе запасную батарею, поскольку на замену у пациентов есть максимум 15 минут.

Новое зарядное устройство, похожее на жилет, использует так называемую «копланарную передачу энергии» для беспроводной подпитки сердечного насоса. Имеется также резервная система для традиционной зарядки – «розетка» за ухом, которую можно использовать в случае сбоя беспроводной системы.

ПОТЕРЯННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

В британской газете Guardian пишут о произведениях советского искусства – сграффито, мозаиках и других – в Алматы и причинах, по которым они уцелели. Один из ярких примеров, которые приводит издание, – найденное на стене кинотеатра «Целинный» сграффито (вид отделки, выполненный путем нанесения на грунт нескольких слоев цвета и частичным процарапыванием контуров рисунка, – Ред.) советского художника Евгения Сидоркина, которое было забыто на десятилетия.

Сграффито художника Евгения Сидоркина, обнаруженное в ходе подготовительных работ по реконструкции в фойе кинотеатра «Целинный» в Алматы, 14 сентября 2018 года.
Сграффито художника Евгения Сидоркина, обнаруженное в ходе подготовительных работ по реконструкции в фойе кинотеатра «Целинный» в Алматы, 14 сентября 2018 года.

Упоминает Guardian и находку в академии наук в Алматы. Там основатель сайта Monumental Almaty Денис Кин обнаружил мозаику с изображением Владимира Ленина.

Причина того, что сграффито и другие образцы советского искусства в Алматы избежали разрушения, – в том, что город утратил статус столицы, пишет газета.

«[Президент Казахстана Нурсултан] Назарбаев хотел, чтобы у него было чистое полотно для выражения его идеологии и для архитектурных экспериментов, поэтому Алматы оставили в покое. И в каком-то смысле это было везением, потому что в другом случае ущерб мог быть нанесен больший, а многие произведения были бы потеряны», – цитирует издание Екатерину Головатюк, куратора выставки в Целинном, который в настоящее время перепрофилируется в центр современного искусства.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG