Доступность ссылок

Срочные новости

Казахская школа, ставшая «лагерем», и страхи диаспор Синьцзяна


Баймурат Жумгайулы, этнический казах из Китая, который говорит, что работал охранником в «лагере политического перевоспитания» в Синьцзяне.

39-летний Баймурат Жумгайулы, полтора года проработавший в службе охраны в «лагере политического перевоспитания» в поселке Шонжы Чанцзи-Хуэйского автономного округа в Китае, рассказывает об увиденном там.

Баймурат Жумгайулы переехал со своей семьей в Казахстан в 2009 году. В 2010-м получил гражданство. Говорит, что в 2013 году повез ребенка на лечение в Китай и остался там. Тремя годами позже устроился на работу в службу охраны районной полиции Чанцзи. По словам Баймурата, в его обязанности входила поимка «подозрительных лиц» и их доставка в «лагеря политического перевоспитания».

– Лечение ребенка требовало двух лет. Я обратился в уездную миграционную полицию Чанцзи и сообщил, что являюсь гражданином другой страны и мне нужно остаться в Китае на длительный срок. Мне сказали, что я еще не вышел из китайского гражданства и могу остаться, если сдам документ, подтверждающий, что я являюсь гражданином Казахстана. Тогда мне и стало известно о моем двойном гражданстве, – говорит он.

Новобранцы сдают экзамен на предмет владения политической теорией, Кашгар, Китай.
Новобранцы сдают экзамен на предмет владения политической теорией, Кашгар, Китай.

Баймурат Жумгайулы говорит, что высшее образование получил в Урумчи. По его словам, вернувшись в Китай с больным ребенком, он поначалу работал на стройке. В январе 2016 года узнал, что власти в массовом порядке принимают рядовых граждан в службу охраны, и написал заявление.

– Меня взяли, и я стал работать в отделе контроля в отряде по поимке людей. В окружных центрах, в селах построили пункты охраны через каждые 300 метров. В каждом пункте установлены аппараты. За всеми прохожими наблюдают через камеру этого аппарата. У каждого охранника есть такой. Если провести через такой аппарат телефон подозреваемого, то можно увидеть все фото и записи, хранящиеся в нем, – утверждает он.

«КАЗАХСКУЮ ШКОЛУ ПРЕВРАТИЛИ В "ЛАГЕРЬ"»

По словам Баймурата Жумгайулы, «местная администрация и представители полиции составляют список лиц, которых направляют в "лагеря политического перевоспитания", а их документы – в городские и областные органы власти». К документам прилагают распечатку разговоров, фотографии, найденные в телефонах.

– Если список, направленный из Урумчи, одобряли, то мы сразу приступали к поимке. Задержанным конкретно не говорят, за что их увозят. Они ничего не понимают и боятся что-либо сказать. В «центрах политического перевоспитания» содержатся не только уйгуры, казахи, дунгане, но и лица китайской национальности, которые осмелились выступить против идеологии партии (Коммунистической партии Китая – Ред.), – говорит он.

По словам Баймурата Жумгайулы, в Чанцзи-Хуэйском автономном округе находится четыре «лагеря».

– Власти Синьцзяна превратили казахскую среднюю школу в «центр политического перевоспитания». Самый большой центр расположен в ней. Есть еще центр для мулл. Третий называют «большой тюрьмой». Четвертый предназначен для умственно отсталых жителей. В «​центрах политического перевоспитания»​ содержатся люди в возрасте от 13 до 80 лет. Их обучают с утра до вечера, – говорит он.

Советник посольства Казахстана в Китае Манарбек Кабазиев, посетивший эти «центры» в Синьцзяне в конце декабря, заявлял, что там созданы хорошие, по его мнению, условия. Государственный китайский телеканал CCTV показал, как воспитанники центра «осваивают новые профессии и занимаются спортом».

Смотрите также: «Здесь комфортно и хорошо. Вояж 12 дипломатов в Синьцзян»

«Здесь комфортно и хорошо». Вояж 12 дипломатов в Синьцзян
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:40 0:00

Баймурат Жумгайулы говорит, что в период его работы в службе охраны «лагеря» никакие спортивные соревнования не проводились, а находившихся там людей на прогулки не выводили.

– В «центрах» немного легче тем, кто владеет китайским. Очень сложно тем, кто вообще не изучал его. Если они не успевают выучить в срок полученные задания, их наказывают. Заставляют сидеть неподвижно по восемь-десять часов, – говорит он.

Баймурат Жумгайулы рассказывает, что «перевоспитание» осуществляют не только в лагерях, но и в селах. По вечерам проводят уроки для всех жителей от 13 до 60 лет. Раз в неделю поднимают флаг, и жители поют хвалебные песни в адрес китайского народа и правящей партии.

«НЕ ДАЮТ ОБЩАТЬСЯ С ПРИЕХАВШИМИ ИЗ КАЗАХСТАНА»

По словам Жумгайулы, большинство мужчин в некоторых селах забрали в «центры политического перевоспитания». Он говорит, что казахи Синьцзяна стараются сейчас избегать тех, кто побывал в Казахстане.

– Местные казахи не общаются с приезжими из-за границы, особенно с теми, кто побывал в Казахстане, очень боятся. Ничего лишнего не говорят. Люди, которые хотят жить на свободе, говорят, что [проводится] правильная политика, потому что их запугивают «центрами», – говорит он.

По его словам, в мае 2018 года он уволился и решил выбраться в Казахстан, пока с ним ничего не случилось. Он говорит, что содействие ему оказали в паспортно-визовой службе в Урумчи. Сейчас он, его жена и двое детей – граждане Казахстана, живут в городе Аксу Павлодарской области.

Министерство иностранных дел Казахстана подтвердило информацию о том, что Баймурат Жумгайулы и его жена обращались за помощью в паспортно-визовую службу МИД Казахстана в Урумчи.

«После того, как было подтверждено наличие у них казахстанского гражданства, Казахстан по согласованию с китайской стороной оформил им документы на выезд, и 4 августа 2018 года они вернулись в страну через пограничный пункт Хоргос», – сообщили в министерстве.

Первые сообщения о «лагерях» в Китае начали появляться в апреле 2017 года. Этнические казахи и уйгуры заявляли, что их близкие были задержаны или пропали без вести. Затем о притеснениях в Синьцзяне заговорили международные организации и западные страны.

По данным ООН, в «лагерях политического перевоспитания» может удерживаться более миллиона человек. Международные организации и западные страны добиваются у Пекина доступа в Синьцзян. 7 января МИД Китая заявил, что представители ООН смогут въехать в Китай, если будут следовать «подобающим процедурам».

Поначалу правительство Китая отрицало наличие «лагерей». Затем объявило, что использует так называемые «образовательные центры» для «борьбы с экстремизмом», а их обитатели «осваивают новые профессии и навыки» для «лучшей» интеграции в общество.

В конце 2018 года китайские власти организовали тур в Синьцзян для дипломатов 12 незападных стран, положительно оценивших ситуацию в «центрах».

5 и 6 января 2019 года Пекин пригласил в регион журналистов. Во время посещения «центров» находящиеся там люди рассказывали сотрудникам СМИ, что прибыли туда добровольно. На каждом интервью присутствовали представители властей.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG